Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Шамиль

Мариам Ибрагимова: Имам Шамиль и лирическая поэзия

В Москве вышло 15-томное собрание сочинений Мариам Ибрагимовой (1918—1993), приуроченное к столетию дагестанского врача и писателя

В московском издательстве «Белый город» вышло в свет 15-томное собрание сочинений Мариам Ибрагимовой (1918—1993), приуроченное к столетию дагестанского врача и писателя, более всего известного трилогией «Имам Шамиль». К сожалению, за пределами родного Дагестана и Ставрополья, где прошла почти вся ее жизнь и где ее имя пользуется огромным уважением, наследие этого писателя пока что мало известно. Мы попросили рассказать, кто такая Мариам Ибрагимова и чем интересны 15 томов ее сочинений, поэта, профессора Дагестанского университета, бывшего замминистра образования Республики Дагестан Миясат Муслимову.

Текст: Миясат Муслимова
Фото: rus-news.ru

Мариам Ибрагимова о ШамилеМариам Ибрагимова — явление не только в дагестанской, но и в общероссийской литературе. Она никогда не изменяла своему призванию — медицине, но, официально не входя ни в какую литературную обойму, с самых первых своих произведений заявила о себе как талантливый писатель, поэт, публицист, историк. Сумев сохранить свою независимость и самодостаточность.
Многие исследователи отмечали символичность самой ее биографии: дочь правнучки И. И. Пущина, лицейского друга А. С. Пушкина, и лакца из высокогорного дагестанского селения Хуты, она органично соединила историю и духовные традиции Кавказа и России. Родилась она в 1918 году в Ейске, на берегу Азовского моря. Ее отец жил на Кубани, где и женился на русской девушке Прасковье, принявшей ислам. Свой дух Мариам — прямая, смелая, независимая — унаследовала от просвещенного дворянства. И, как сама напишет, «у тех богобоязненных горцев, ценивших свободу, совесть и честь дороже жизни, я научилась веротерпимости, почтительному отношению к сединам, милосердию к немощным, презрению к подлым».

Жизненный путь Мариам не был легким. Годы учебы в медицинском техникуме, институте, работа в далеких аулах Дагестана, в военных эвакопунктах Махачкалы, заведование Буйнакским домом инвалидов Отечественной войны. Совсем юная, она приняла на себя большой груз ответственности и на всю жизнь сохранила умение всем сердцем откликаться на чужую боль.
После войны


Мариам три десятилетия отработала врачом в кисловодском санатории. А в перерывах, по ночам — труд писателя,


тщательное изучение документов, первоисточников, музейных и архивных материалов. Свои произведения она писала на русском языке. Первые книги вышли в Махачкале. Документально-историческая повесть «Звенел булат», посвященная периоду революции и Гражданской войны в Дагестане, — в 1971 году, затем последовали романы «Туман спустился с гор», «Мал золотник» и другие. Тяга к истории отразилась во многих произведениях, посвященных самым ярким событиям XIX и XX веков. Хотя начало литературного творчества М. Ибрагимовой относится к тридцатым годам, известность к ней пришла в семидесятые годы, а слава — в девяностые, после выхода романа-трилогии «Шамиль».

Почему так поздно? Мириам Ибрагимову всегда отличали не только трудолюбие и целеустремленность, но и скромность, чувство собственного достоинства. Она не предпринимала никаких усилий, чтобы популяризировать свои книги; а дагестанские критики не придавали серьезного значения творчеству женщины-врача, живущей к тому же за пределами республики. Так и вышло, что она не была по заслугам оценена у себя на родине при жизни. Лишь после того, как исторический роман о Шамиле получил широкую прессу в городах России и за рубежом, после ухода самой Мариам из жизни, он стал объектом внимания читателей и научной общественности.


«Двадцать пять лет с оружием в руках боролся имам Шамиль за свободу и независимость горцев Кавказа,


двадцать пять лет с пером в руках я защищала имама Шамиля от очернительства и клеветы. Выход в свет моего романа через годы замалчивания и отказов считаю своей победой, ибо не сомневалась никогда, что мой герой вновь займет достойное место среди титанов его эпохи», — говорила писательница. Этот роман долгих тридцать лет ждал своего выхода к читателю из-за нежелания автора искажать факты в угоду идеологическим установкам. И увидел свет только в 1991 году. «То, что не сумел сделать я для великого Шамиля, — писал восхищенный Расул Гамзатов, — воздать ему должное в истории России, Кавказа, Дагестана, с блеском, исторически правдиво, с большой любовью, покоряя непреодолимые вершины и преграды, сделала наша Мариам. Ее роман «Имам Шамиль» по праву является самым лучшим описанием Шамиля и Кавказской войны. Мариам была настоящим шамилеведом, борцом за правду истории…»

Роман-трилогия «Имам Шамиль» стал фактом литературы и фактом исторической науки — редкий случай. Писательница впервые ввела в оборот объемный исторический материал, опровергла обвинения в адрес Шамиля в том, что он являлся ставленником Турции и Англии, потакал их желаниям перекроить карту Российской империи.


Она дает широкую панораму Кавказской войны, опровергая навязываемое в официальной историографии представление о Шамиле и его сторонниках как кучке религиозных фанатиков,


раскрывая образ Шамиля как народного героя, остававшегося до конца верным своим соотечественникам и мюридам. Свободная от идеологических установок, Мариам показала героев тогдашней Кавказской войны так, что у читателей не возникает чувства вражды к какой-либо из сторон противостояния. Как пишет в предисловии к первому тому изданного собрания сочинений профессор Анатолий Парпара, умно выстроенная национальная политика должна использовать «исторический опыт Кавказской войны, опыт единения и восхождения к миру горцев Кавказа и русских, исполнявших свой священный долг перед родиной, ценивших свободу, честь и достоинство дороже жизни».

Логика исторического развития вела народы к взаимопониманию, рождавшемуся уже там, как показывает писательница, на арене войны. Та логика, которая отразится и в завещании Шамиля своим сыновьям, своему народу, в словах великого имама, присягнувшего государю 26 августа 1866 года: «Я завещал им быть верноподданными царям России и полезными слугами новому нашему отечеству». Та логика, которая отзовется в стихах самой Мариам:

…К чему отголоски недоброй молвы?
Дела наших предков суровы и громки,
Но их без вражды вспоминают потомки,
И с русскими рядом в лихие годины
Сражались кумыки, аварцы, лезгины.

Известный писатель, доктор филологических наук, профессор МГУ Чингиз Гусейнов называл Мариам Ибрагимову гордостью Дагестана, высоко оценивая ее роман: «Это был поистине Божий промысел — показать нам в суете быстротекущих будней целостного человека — титана возрожденческого, ренессансного типа… Ее наследие — духовное богатство не только Дагестана, но и России». Исследовательница творчества писательницы З. Магомедова в своей книге «Историческая проза Мариам Ибрагимовой» отмечает, что имам Шамиль в изображении автора — «характер исторически обусловленный, драматичный, сотканный из противоречий, в которых отпечаталось время… М. Ибрагимовой удалось передать содержание множества исторических документов в художественно-эстетических параметрах, не переводя при этом романное повествование в сугубо беллетристический ряд».


Роман Мариам Ибрагимовой признан лучшей книгой о Шамиле и Кавказской войне.


Все последующие книги других авторов так или иначе основываются на этом произведении или учитывают его, но ни одному из них не удалось превзойти его по исторической точности, глубине поднятых и осмысленных проблем, по силе художественной выразительности.
Поразительны сила духа женщины и ее мужество: она противостояла всем попыткам оболгать или исказить образ имама Дагестана и Чечни, в то время когда азербайджанский ученый


Гейдар Гусейнов покончил с собой из-за давления на него после написания труда о Шамиле,


профессор-историк Расул Магомедов был лишен всех званий и регалий и отстранен от работы за верность научной истине в своих трудах о Кавказской войне. Сегодня ее работы издаются, изучаются, продолжают привлекать внимание исследователей, критиков, широкого круга читателей. Выпуск к юбилею пятнадцатитомного собрания сочинений — дань уважения ее труду и свидетельство востребованности произведений М. Ибрагимовой новыми и новыми поколениями читателей.

***

Издание полного собрания сочинений — это и открытие новых граней таланта Мариам, и богатейший материал для литературоведов. Если роман-трилогия «Имам Шамиль» хорошо известен, то о других гранях литературной деятельности Мариам Ибрагимовой знают немногие. Отсутствие книг, переизданий — основная причина.

Другая — видимо, в некоей теневой участи русскоязычной литературы, которой литературные столицы не интересуются. Традиционное деление на русскую и национальную литературу давно уже не отвечает реальности. Национальная литература, если понимать под ней литературу, созданную на родных языках, мелеет в силу ухода старшего поколения и угасания родных языков. Новые поколения национальных писателей в основном пишут на русском языке, ее и называют русскоязычной, по умолчанию рассматривая как нечто вторичное. Но между тем именно эта литература на Северном Кавказе сегодня представляет собой яркий, интересный встречный поток — самобытный, самостоятельный. Творчество Мариам Ибрагимовой в этом смысле еще предстоит открыть широкому читателю. Ее поэзия интересна не только разнообразием тематики и отточенностью художественной формы.

Самое интересное, на мой взгляд, в этих стихах — образ женщины, лирической героини или автора — грань здесь очень тонкая. Она не только в свободном поэтическом диалоге с Есениным, Лермонтовым, Омаром Хайямом, Кайсыном Кулиевым, Юсупом Хаппалаевым. Ее дух, конечно, предан прежде всего Кавказу, ее поэзия воспевает Кавказ, увиденный не с высоты привычных для поэтического штампа орлиных полетов, а изнутри, из самой невыразимой сути родного. Но при этом как органично сошлись голоса русской поэзии XIX века, как неразрывно дыхание различных поэтических традиций. Соединение кавказской и русской ментальности порождает удивительно богатый и своеобразный тип сознания, вбирающий в себя различные национальные космосы. Чтобы избежать драматичных сторон взаимодействия и явить гармоническую широту сознания, так много и тонко вбирающего в себя все, отобрать то, что выстраивает душу и делает ее ценностное ядро независимым от внешних условий, чтобы отразить это богатство в чистейших водах своего искусства и его глубинах, заставить замереть над ним других, надо обладать каким-то еще тайным даром.


Поэзия Мариам Ибрагимовой утверждает высокие ценности,


она о вечном, какой бы темы ни коснулись ее строки. Любовь к отчизне — самая кровная:

…Нет, друзья, это пьяная вьюга
Ворвалась, завывая тоской,
К проводам, словно к струнам упругим,
Прикасаясь дрожащей рукой…
Не вопи, мы спешим не на тризну…
Иль, безродной, тебе не понять,
Что Кавказ я люблю как Отчизну,
А Россию — как русскую мать.
«Россия. Сергею Есенину»

Верность памяти — взыскующая:

Пусть потомки Нуцала, гяуры, мюриды
Не тревожат напрасно извечный покой.
Мир останкам твоим! Позабудь все обиды,
Как забыли мы бремя вражды вековой.
«У могилы Хаджи-Мурата»

Сила любви — непреходящая:

Полынь-трава, серебряный ковыль —
Покров печальный чьей-то горькой доли…
Давно забвенью преданная быль,
Зачем пронзаешь острой болью?..

Читая стихи Мариам, понимаешь, что поэзия — это не только умение говорить словами, но и всей сутью духовного «я». Осознаешь, что ее творчество — это тот материк, который мы еще не открыли. Сожалеешь, что Дагестан, который раньше всех и убедительнее всех должен сказать о слове и мире Мариам Ибрагимовой, еще молчит о ней. Печалишься, что стремление делать вид, будто у Дагестана есть только один поэт, закрывает нам самим и другим глаза на наше духовное богатство. И радуешься — как много доброго сулит всем нам выход новых книг, книг талантливых авторов, объединяющих нас в причастности к подлинно прекрасному.

Аварцы и юкагиры

Письма русских путешественников


 

Просмотры: 1719
26.04.2018

Другие материалы проекта ‹Литература народов России›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ