Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Наш любимый Конек

6 марта исполняется 200 лет со дня рождения Петра Ершова

Текст: Дмитрий Шеваров
Изображение: портрет Петра Павловича Ершова работы Николая Маджи

«Конек-Горбунок» — в ряду самых ярких и всемирно известных символов нашей словесности. Но при этом Ершов — одна из самых таинственных фигур в русской литературе. Хотя жил он в эпоху не такую уж далекую, давно исследованную вдоль и поперек. Жизнь его великих современников — Жуковского, Пушкина, Гоголя — прослежена буквально день за днем.

Биография Ершова крайне скудна подробностями. Рукописей его главного произведения не сохранилось, сведения об истории появления «Конька-Горбунка» в печати — скудны и противоречивы.

Достоверных прижизненных портретов Петра Павловича у нас лишь два. Его религиозная лирика, поэмы, рассказы, педагогические труды, оперные либретто, статьи, которые поэт публиковал в «Тобольских губернских ведомостях» и сегодня известны лишь специалистам. Свои художественные произведения Ершов часто при публикации не подписывал, поэтому трудно сказать, когда мы получим полное представление о творческом наследии поэта.

Вот и о детстве Ершова известно немногое. Мама Ефимия Васильевна происходила из купеческого рода. Отец будущего поэта Павел Алексеевич был скромным чиновником (служил комиссаром, заседателем, исправником). Ему приходилось вести кочевую жизнь, поскольку на одном месте в ту пору чиновникам не давали засиживаться.

Пётр Ершов родился 6 марта (22 февраля по старому стилю) 1815 года в селении Безруково Ишимского уезда Тобольской губернии. Был в младенчестве очень слабым и болезненным. Наречен он был по святцам именем раннехристианского афонского подвижника Петра Столпника и Молчальника.

Когда Пете исполнилось девять лет, родители отправили его учиться в Тобольск. После окончания уездного училища и губернской гимназии, Ершов вместе с братом и мамой отправился в далекий Петербург. Пётр поступил на философско-юридический факультет.

И сегодня поражает ранний дебют Ершова: он написал «Конька-Горбунка» в восемнадцать лет! Впервые сказку читал на публике не автор, а друг Пушкина, профессор университета Пётр Александрович Плетнёв. Чтение это происходило в стенах Петербургского университета. Плетнёв был так восхищен произведением своего студента, что отменил собственную лекцию и вместо нее с восторгом продекламировал первую часть сказки. И только завершив чтение, профессор указал на смущенного автора. Всех поразили легкость слога, веселость и озорство сюжета.

Плетнёв рекомендовал сказку в журнал «Библиотека для чтения» (она появилась в третьем томе журнала в мае 1834 года). Некоторым читателям не верилось, что такое зрелое, мудрое и большое поэтическое произведение написал студент, мальчишка. Откуда такое знание жизни, характеров, такое виртуозное владение языком?

Впоследствии молва стала приписывать «Конька…» то Пушкину, то Жуковскому, то Плетнёву, а то и вовсе неизвестному самородку. Ершов всю жизнь страдал от этих слухов. «Толпы холодной // Давно знаком мне приговор; // Давно привык смотреть мой взор // На жало зависти бесплодной…»

А что известно достоверно, так это то, что Пушкин был в восхищении от «Конька-Горбунка» Еще до публикации Плетнёв принес ему рукопись «Конька…», после чего Александр Сергеевич сказал: «Теперь этот род сочинений можно мне и оставить».

Издание «Конька…», имевшееся в библиотеке Пушкина и хранившее следы его пометок, увы, исчезло после смерти Александра Сергеевича. Пропали и заметки Пушкина, связанные с подготовкой «Конька…» к печати (бумаги эти долго хранились у издателя Смирдина).

Ершов всю жизнь с благодарностью поминал своих первых литературных наставников. «Я все еще современник той прекрасной эпохи нашей литературы, — писал он Плетнёву, — когда даже едва заметный талант находил одобрение, когда люди, заслужившие уже известность (я вспоминаю А. С. Пушкина, В. А. Жуковского и Вас), не считали для себя унизительным подать руку начинающему то же поприще, которое они прошли с такою честию…».

Казалось бы: успех полный и автору остается только развивать его, пользуясь плодами своей заслуженной славы. Получив блестящее образование, войдя в круг столичных литераторов, автор «Конька…» нашел бы себе место и в Петербурге, но после окончания университета Ершов возвращается в Тобольск. Он служит учителем (преподает латынь, а затем русский язык и словесность). Его последняя должность — директор народных училищ — требовала бесконечных разъездов по всей Тобольской губернии, площадь которой равнялась двум Франциям.

В 1837 году у Ершова была возможность вернуться в столицу. Во время посещения Тобольска цесаревичем Александром сопровождавший его Василий Андреевич Жуковский, представляя Ершова, сказал: «Не понимаю, как этот человек попал в Сибирь». Петру Павловичу оставалось лишь изъявить наследнику престола свое желание служить в Петербурге, но ничего подобного Ершов не высказывает и остается на родине.

Его друг вспоминал: «Он был нежная, благородная натура, с самыми честными правилами, душа его полна лучших порывов и сил творческих…»

Ершов опекал ослепшего страдальца Кюхельбекера, был его ежедневным собеседником, читал ему вслух. Посетил осужденного на вечную каторгу Пущина. Именно через Ершова Пущин передал в печать стихотворение «Мой первый друг, мой друг бесценный…»

Он всегда оставался отзывчивым и благодушным человеком. В 1862 году Ершов написал под своим карандашным портретом:

Не дивитеся, друзья,
Что так толст и весел я;
Это плод моей борьбы
С лапой давящей судьбы;
На гнетущий жизни крест
Это — честный мой протест.

Когда крестьяне его родного села Безруково собрались возвести каменный храм — причем на месте того самого дома, где родился Ершов, — поэт с радостью взял на себя все хлопоты. В письме к жене Петр Павлович с волнением писал: «Место для церкви они сами выбрали то самое, где был комиссарский дом, т.е. именно там, где я родился. Признаюсь, я целую ночь не спал, раздумывая о том — неужели Господь будет так милостив, что исполнится давнишнее моё желание и освятится место рождения и восхвалится имя моего Святого…»

В 1866 году храм во имя святого Петра Столпника был возведен. (В 1919-м церковные службы запретили и разрушили колокольню. А спустя сто лет после смерти Ершова, летом 1969-го, церковь окончательно доломали. В 2007 году храм начали восстанавливать, но в 2009 году он сгорел. Сейчас вновь идет восстановление).

Петр Ершов умер в августе 1869 года. Утром он успел сказать жене: «Не отпускай детей: сегодня ветер».

Из стихотворений Петра Ершова:

Одиночество

Враги умолкли — слава Богу,
Друзья ушли — счастливый путь.
Осталась жизнь, но понемногу
И с ней управлюсь как-нибудь.

Затишье душу мне тревожит,
Пою, чтоб слышать звук живой,
А под него еще, быть может,
Проснется кто-нибудь другой.

1861 г.

* * *

Не забыта мать-Россия
У Небесного Царя.
Всюду реки медовые
И молочные моря.
И богатым и убогим
Пир готов на каждый день.
Дело только за немногим:
Ложку в руки взять нам лень.

1863 г.

Палестину нашу
Покидает он.
Заварил в ней кашу,
Да и драла вон.
Как же у порога
Нам не затянуть:
«Скатертью дорога,
Боераком путь».

1861 г.

Проект нового закона

Дабы прогресс с законом согласить
И женщин приравнять к мужчине,
Мы дозволяем им отныне
Усы и бороду носить.

1858 г.

Ссылки по теме:
Культурный центр П.Ершова в Ишиме
Петр Ершов в Российской литературной сети
П.П. Ершов «Конек-Горбунок», текст сказки на lib.ru

05.03.2015

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Конек-Горбунок›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ