Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Колокольцев

Я читаю. Колокольцев и Кочубей

«Гласность в России началась с первого министра внутренних дел»

На одной из недавних встреч с журналистами министра внутренних дел России Владимира Колокольцева спросили не о последних громких преступлениях, а о том, что он читает. В ответ он назвал не детектив, а серьезную научную книгу — монографию историка Петра Николаенко «Князь В.П. Кочубей — первый министр внутренних дел России» (СПб.: Изд-во «Европейский дом», 2009. — 779 с.)

Текст: Михаил Фалалеев/РГ
Фото: Сергей Михеев/РГ

Свой интерес к этой исторической монографии и к личности ее героя министр объяснил так:

— Потрясающе! Прошло не одно столетие, но сколько похожего в его работе и моей!

И тут же сам задал вопрос, поначалу многих удививший:

— Когда у нас заговорили о гласности?

— В перестройку, — почти хором, не задумываясь, ответили журналисты.

— А вот вы почитайте про Кочубея, — посоветовал Владимир Колокольцев. — В частности, про учрежденный им «Санкт-Петербургский журнал».

Мы попросили Владимира Александровича прислать эту книгу. И действительно: на странице 239 увидели подглаву: «В.П. Кочубей — инициатор гласности в деятельности МВД России».

Автор монографии пишет: «Александр I и его молодые советники в первые годы либеральных преобразований стремились придать правительственной политике публичность, то есть, говоря современным языком, прозрачность в работе административных органов управления… В 1803 г. стал издаваться журнал министерства народного просвещения. В январе 1804 г. вышел первый номер официального издания МВД «Санкт-Петербургский журнал».

Учрежденный по инициативе В.П. Кочубея, он стал «одним из первых опытов той публичности, о которой заботились новые администраторы». Вся тяжесть работы по изданию журнала легла на плечи первого помощника министра, директора департамента МВД М.М. Сперанского. На организацию подготовки выпуска журнала ушло больше года».

Автор уточняет, что помогал в работе над выпуском известный переводчик и книгоиздатель Э. Дюмон, и приводит любопытную запись из его дневника: «Я провел вечер со Сперанским… Главный предмет нашего разговора заключался в пользе гласности, как средстве для назидания одних и обуздания других».

Надо сказать, что МВД в то время выполняло не только полицейские функции, а занималось всем — от промышленности, торговли и земледелия до медицины и образования. Буквально — всеми «внутренними делами». По сути, Кочубей, формируя первое в стране МВД, создал образец для становления и развития всей министерской системы в России.

В «Санкт-Петербургском журнале» публиковались документы и отчеты ведомства, предназначенные для доклада императору. Поэтому каждый читатель чувствовал себя причастным к государственным проблемам и, кроме того, мог найти здесь что-то, его касающееся. Неудивительно, что издание сразу же стало популярным. И даже — коммерчески успешным:

«Журнал распространялся не только по министерствам и губернским ведомствам, но и среди индивидуальных подписчиков. Ежегодно в Санкт-Петербурге и Москве открывалась подписка на журнал в книжных лавках купцов Ивана и Матвея Глазуновых. Стоимость годовой подписки для столицы была 12 руб., с пересылкой в другие города — 15 руб.».

Это безумно дорого, стоимость коровы не превышала трех рублей. Но ведь купцы не стали бы торговать себе в убыток, значит, на журнал подписывались.

Самое главное в журнале — честность: «Граф Кочубей, — сообщал сардинский посланник граф Жозеф де Местр своему королю, — …только что обнародовал свой отчет… Этот документ единственный в своем роде. Все в нем раскрыто: и хорошее, и дурное, даже небольшие, частные возмущения, вызванные неудовольствием, все в нем выставлено начистоту».

Наверное, графа Кочубея можно назвать и основателем такого журналистского жанра, как криминальная хроника: «…впервые для всеобщего обозрения давался правдивый анализ внутреннего положения страны, в том числе, состояние преступности, количества пожаров. Из отчета мы узнаем, что в стране за 1803 г. зафиксировано 4549 случаев гибели людей, 582 самоубийства и 512 умышленных убийств. От пожаров в стране сгорел 15 561 дом».

А дальше — совсем уж невероятный факт. Автор монографии ясно показывает: полиция руководствовалась не только принципом «тащить и не пущать»:

«По полицейской части, освещая крестьянские выступления в ряде губерний, в отчете министра перечислялись меры, применявшиеся к зачинщикам и участникам волнений — «увещевание и образумление», усмирение с помощью воинских команд, высылка некоторых семей в Сибирь и др. Пытаясь раскрыть причины крестьянских неповиновений, министр в отчете с явной симпатией к крестьянам довольно жестко показывал их справедливые нарекания, а нередко и открытое недовольство установившейся системой выполнения ими различных повинностей. Крестьянам приходилось ремонтировать мосты и дороги, сопровождать колодников и партии рекрутов, нести почтовую повинность, участвовать в поиске беглых, выполнять и другие полицейские обязанности. Эти повинности, как правило, приходились на весенне-летний период, что вело к отрыву мужского населения от сельскохозяйственных работ на продолжительное время».

Вот тебе и «царский сатрап!» Причем свое мнение граф высказал не только открыто, но и публично. И при этом не был обвинен в антиправительственной пропаганде. Напротив, и царем, и общественностью было признано, что «первому министру В.П. Кочубею удалось обеспечить широкую гласность деятельности МВД, придать прозрачность работе многих его служб, в том числе и полиции по обеспечению тишины и спокойствия в империи».

Граф, впоследствии князь Кочубей, пробыл на посту министра внутренних дел четверть века. А после воцарения Николая I стал председателем Государственного совета (1827–1834) и Комитета министров (1827–1832). Но этот уже другая история.

Князь Кочубей на сайте МВД РФ

22.01.2015

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Я читаю›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ