Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Владимир Рыжков: «Незнайка на Луне» оказалась пророчеством!»

Владимир Рыжков, политик и писатель, недавно выпустивший новую книгу «Сияющий Алтай», рассказывает о своих любимых литературных произведениях

Текст: Дарья Крутоголова
Фото: сайт barnaul.fm

Что вам сейчас интереснее: худлит или нон-фикшн?
Владимир Рыжков: Мне интересен нон-фикшн, потому что я занимаюсь политикой. Для меня очень важно читать как можно больше литературы по политологии, социологии, истории — хотя бы просто для того, чтобы лучше понимать то, что происходит вокруг меня. Я бы очень хотел читать художественную, безумно люблю её, но когда есть выбор — стараюсь читать нон-фикшн.

Ваша любимая книга?
Владимир Рыжков: Без раздумий, это «Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны» Ярослава Гашека. Самая веселая, талантливая и увлекательная книга!

Книга, которая произвела самое сильное впечатление в детстве? Хорошее и плохое?
Владимир Рыжков: Это «Остров сокровищ» Стивенсона — увлекательнейшая приключенческая книга мировой литературы, начинаешь читать и не можешь оторваться. А из сказок почему-то «Незнайка на Луне» Носова.


Она оказалась даже в каком-то смысле пророческой, так как мы сейчас фактически живем на такой Луне, в диком коррумпированном капитализме, который описан в «Незнайке».


Нелюбимый, «вредный» писатель? И почему?
Владимир Рыжков: Я знаю, что многие в восторге от Набокова. Я же не очень люблю его читать. Не то что бы я его отвергаю, но он «не мой» — не очень нравится язык, не нравится то, о чем он пишет. Не очень привлекает меня и Бунин, например. У меня нет писателей, которых я вообще терпеть не могу — есть просто те, кто ближе мне, и наоборот.

Какую книгу прочитать надо, вот просто надо — всем?
Владимир Рыжков: Я думаю, что для нас, для россиян, очень важно разобраться в своей голове, разобраться в своем прошлом, разобраться в том, что с нами происходит. И так как мы сейчас пытаемся строить демократическое общество, я бы посоветовал прочитать великую книгу Алексиса Токвиля «Демократия в Америке», где, как мне кажется, представлено лучшее описание того, что такое демократия, какие у неё плюсы-минусы, и что она вообще должна из себя в идеале представлять.

Чего не хватает/что лишнее в школьной программе?
Владимир Рыжков: Я сейчас не очень уже представляю, как выглядит школьная программа. Однако когда я учился в советские времена, у нас всё было достаточно гармонично. У нас были астрономия, химия, физика и литература (причем и западная, и русская, что важно), много истории. То есть в образовании обязательно должен быть баланс — нельзя жертвовать гуманитарными науками ради точных, и наоборот. Нужен баланс, и к нему надо стремиться. А что сейчас в списках для чтения, я вообще не в курсе, но, думаю, не сильно отличаются они от советских.

Какую книгу бы хотелось сейчас перечитать, но не получается по разным причинам?
Владимир Рыжков: «Войну и мир» и «Тихий Дон». Это книги, в которых так много всего — так много смысла, так много истории, так много человеческого. В «Тихом Доне» к тому же переживания распада страны, распада общества, Гражданской войны. И оба текста абсолютно гениальны в литературном отношении. Но, к сожалению, времени нет.

Насколько вы «плохой» читатель и в чем это выражается?
Владимир Рыжков: Я педант. Даже если книжка идет тяжело, я себя мучаю и читаю по порядку. Нахожу мотивацию — и читаю. Даже не заглядываю в конец, хотя надо было бы иногда. На самом деле это не очень эффективно — иногда лучше читать частями или читать с конца. А так я удовольствия от прочитанного абсолютно не испытываю. Обычно хорошо, если я получаю хотя бы некоторые знания.

Интересуют ли вас писатели, получающие Нобелевскую премию по литературе?
Владимир Рыжков: Безусловно!

В этом году её получил Кадзуо Исигуро — читали что-нибудь?
Владимир Рыжков: Нет, но мотивация прочитать появилась. Абы кому Нобелевскую премию не дают, ведь так? Возьмите хотя бы того же Шолохова и Уинстона Черчилля (мною, к слову, очень почитаемого), у которого невероятные исторические тексты, блистательные мемуары и замечательная речь. О! Еще Боб Дилан, конечно же. Я вообще меломан и любитель рок-музыки, так что Боб для меня — настоящий авторитет.

Насколько вообще для вас важен шум вокруг писателя/книги?
Владимир Рыжков: Важен, потому что вокруг пустоты не шумят, только вокруг чего-то содержательного и значимого. И даже неважно, шум этот со знаком «плюс» или «минус». Хотя иногда бывают и просто действенные рекламные кампании вокруг пустоты, впрочем, я все-таки в состоянии отличить зерна от плевел. В принципе, как правило, если у писателя известное имя и интересная репутация, его все равно будут читать.

«Великая» книга, которая прошла мимо вас, — это…
Владимир Рыжков: Говорят, что Пруст — это великая литература. Я не читал ни строчки и не знаю даже, стоит ли мне браться. Почему-то сейчас, на самом деле, не хочу его читать. Всегда есть какие-то книги, которые тебя как будто сами находят, и ты абсолютно не против. А есть авторы, к которым ты испытываешь почитание, а читать… ну вот не хочешь!

25.10.2017

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Я читаю›:

Подписка на новости в Все города Подписаться
Нонфикшен2019

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ