Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Александр Пелевин о реконструкторах

Александр Пелевин: «Реконструкторы — не фрики!»

Петербургский писатель, лично занимавшийся историческими реконструкциями, объясняет, зачем на самом деле взрослые мужики наряжаются в старые мундиры

Текст: Александр Пелевин
Фото представлены автором

Чудовищная новость о доценте-убийце, помимо того, что ужасна сама по себе, бросила кровавую тень на все реконструкторское движение. Историк Олег Соколов — один из первых, кто стал заниматься военно-исторической реконструкцией еще в советские времена. Теперь он больше не «Сир», а просто маньяк-расчленитель и будет (разумеется, после суда) сидеть в тюрьме.

В реконструкторском сообществе новость вызвала шок. И хотя к Соколову последние лет десять относились с сильной настороженностью, как к человеку, сильно заигравшемуся и местами теряющему связь с реальностью (памятуя о его довольно жестких выходках «в мундире»), такого не мог представить никто.

Но проблема не лично в Соколове.

Повторяется ситуация с компьютерными играми. Убийца играл в Doom? Запретить Doom! Убийца был реконструктором? Объявить их всех фриками и психами!

Мы обратились к петербургскому писателю Александру Пелевину, автору романов, действие которых частично разворачивается во время Великой Отечественной войны и в тридцатые годы — в эпоху, которой  он сам увлекался как реконструктор, и попросили «из первых уст» объяснить, кто же такие реконструкторы? Зачем взрослые мужики, далеко не все из которых историки и писатели, обряжаются в рейтузы и галифе?

Как это происходит

По размокшей дороге идет взвод красноармейцев. На них одинаковые серые шинели и каски защитного цвета. Командир вдруг пригибается и кричит: «Рассредоточиться по цепи! Открыть огонь!» — и взвод залегает за укрытием. Начинается пальба. Между деревьев мелькают фигуры немцев в серо-зеленых мундирах.


В кустах разрывается граната, а из глубины леса вдруг доносится стрекот немецкого пулемета.


Начинается настоящее сражение.

А потом те, кто упал, встают, отряхивают землю с формы, улыбаются, шутят. Советские солдаты весело переговариваются с немцами, пьют из одной фляжки и обсуждают прошедший бой.

Это не война. Это игра в войну.

Здесь нет оружия. То, из чего стреляют бойцы — это макеты. «Трехи», «дудки», «железки», «палки». Патроны используются шумовые: боевыми из макетов стрелять невозможно. Раненые истекают бутафорской кровью, пиротехники устраивают красивые взрывы — совсем как в кино.

В реконструкции наполеоновской эпохи — то же самое, только вместо немецкой мотопехоты и красноармейцев — драгуны, уланы и кирасиры.

Но самая востребованная эпоха — Средневековье. Здесь, кстати, часто действительно происходит жесть. Не в том смысле, что латы. Реконструкторы часто устраивают так называемые «бугурты», когда бойцы сходятся «стенка на стенку» и яростно мутузят друг друга. На таких действах всегда дежурит «скорая»: часто не обходится без травм.

 Александр Пелевин о реконструкторах

Да, это на любителя. Но любителям нравится.

Реконструкция четко отделяется от ролевых игр или косплея. У каждого мероприятия есть продуманный четкий сценарий: одно подразделение идет до этой точки, атакует вот эту высоту, обходит противника с такого-то фланга. Как правило, речь идет именно о реконструкции конкретного боя — конечно же, с некоторыми допущениями и упрощениями ради зрелищности.

Зрителей, кстати, набирается много. Ежегодная реконструкция «Забытый подвиг», посвященная битвам на Волховском фронте в 1942 году, проходит в совершенно забытом месте — поселке Тесово-Нетыльский Новгородской области. Именно здесь немцы разместили плакат «Здесь начинается задница мира». Надо признать, что с тех пор здесь мало что изменилось.


А зрителей сюда приезжает каждый год по 10 тысяч.


Нет, я не опечатался: десять тысяч.

Зачем это нужно

Я занимался реконструкцией пять лет — с 2011 до 2016-го, когда на это попросту перестало хватать времени. В военную реконструкцию я попал из гражданской — да, бывает и такая. Это когда люди наряжаются в обычные гражданские костюмы, скроенные по лекалам некой эпохи (в данном случае — 30-е гг. ХХ века) и устраивают, к примеру, балы или показы мод.

Играть в войну, конечно, интереснее. Эстетизация насилия и милитаризация? Да, пусть так. Все равно это захватывающе и интересно.

Что я узнал, занимаясь реконструкцией и общаясь с товарищами по клубу? Для чего вообще они все это делают? Каковы мотивы человека, который наряжается в петровский кафтан или советскую гимнастерку?

На самом деле все просто. Это интересно.

Да, черт возьми, именно интересно. Ты узнаешь массу нового. Узнаешь вещи, о которых не писали в учебниках и которые даже не показывали в кино. Как правильно оправлять гимнастерку? Что носили красноармейцы в противогазных сумках вместо противогазов? Что такое миномет-лопата? А что такое ампуломет, он действительно метает ампулы? (Спойлер: да.)

Реконструкция — это постоянное познание.

И это нельзя назвать отдыхом: после мероприятия организаторы и участники натурально валятся с ног от усталости. И все равно приезжают на поле снова и снова, тратя огромные деньги на новую форму и снаряжение.

Иногда реконструкторы обижаются, когда это называют незатейливым словечком «хобби». А энтузиазм, с которым они порой подходят к организации мероприятия, и вовсе поражает. Построить деревянный блокгауз? Устроить немецкое кладбище из деревянных крестов? За ночь вырыть окопы? Отлично, поехали.

Кто такие реконструкторы?

Фрики, инфантилы, не наигравшиеся в войнушку дети? Да. Если можно считать инфантилами людей, позволяющих себе потратить 30 тысяч на макет винтовки и еще около 50 тысяч на полный комплект формы. Это по Красной Армии.


Немцы дороже. Первая мировая война — еще дороже. Наполеоника — еще дороже. Про Средневековье и Древний Рим вообще молчу.


Реконструкция — это не просто прийти в клуб, получить форму и побегать на поле с винтовкой. На первое время в клубе могут выдать начальный комплект, но не везде и не всегда. Ты собираешь все сам и за свои деньги, советуясь со старшими, штудируя исторические фотографии и военную литературу. А точно все правильно? А в 41-м году были шинели с прямыми обшлагами?

Ты тратишь на это собственное время и деньги. Это можно назвать по-настоящему хардкорным хобби. Охота, рыбалка? Ха!

Нет никакого «ухода из реальности». Все понимают, что это игра. Да, иногда бывают «заигравшиеся», бывают граждане, слишком сильно вошедшие в роль и устраивающие на мероприятиях всякую жесть. Олег Соколов был именно из таких. Это случай, конечно, вопиющий и выходящий из всех мыслимых рядов, но, надо признать, случались и происшествия помельче. На моей памяти был некий не очень умный «немец», который однажды выстрелил в человека деревянной пулькой. Был — опять-таки, «немец» — который ударил человека саперной лопаткой.

Как правило, таких граждан очень быстро побивают сами реконструкторы.


Идиотов никто не любит. Тем более идиотов, бросающих тень на движение. Заигрался? Потерял связь с реальностью? Иди подлечись к специалисту по мозгам, в реконструкции тебе делать нечего.


Сами реконструкторы всегда подчеркивают, что они не «повторяют» войну, а отдают дань своей истории.

Александр Пелевин о реконструкторах

И все-таки фрики?

Да, речь идет о здоровых взрослых мужиках, которые могут потратить все выходные, чтобы потащиться к черту на кулички с огромным рюкзаком барахла.

Да, им это интересно. Им это весело и красиво.

А еще это нужно для того, чтобы пробуждать у зрителя интерес к истории своей страны.

Да, хорошо, фрики. Фрики, которые тратят свое время и свои деньги, чтобы показать зрелище, собирающее десятки тысяч зрителей.

Вы когда-нибудь видели, какие эмоции иногда испытывают зрители на реконструкции? Я видел, как люди, натурально, плакали во время особенно трагических моментов. Или как дети с горящими глазами после мероприятия бегут по полю и собирают гильзы. «Извините, можно с вами сфотографироваться? А можно из винтовки пальнуть?» 


Реконструкция — зрелище, вызывающее интерес к истории через эмоции. Это и есть живая история, которая работает лучше любых учебников и лекций.


Ради этого можно и потерпеть обвинения со стороны тех, кому проще объявить людей фриками, нежели понять, чем они интересуются и что ими движет.

Александр Пелевин о реконструкторах

18.11.2019

Просмотры: 0

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ