Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Павел-Басинский-интервью-о-новой-книге-Дненик-Лизы-Дьяконовой

«Посмотрите на меня». Павел Басинский о своей героине

Павел Басинский объясняет, почему после нескольких книг о маститых старцах он написал документальный роман о юной девушке

Интервью: Елизавета Тимошенко

Павел Басинский получил «Большую книгу» за книгу о Льве Толстом «Бегство из рая». Потом написал замечательные книги об открытом противнике Толстого о. Иоанне Кронштадтском и о его скрытом противнике — сыне Льве Львовиче. А сейчас неожиданно выпускает документальный роман о юной девушке Елизавете Дьяконовой, погибшей в самом начале XX века при загадочных обстоятельствах в австрийских горах. И сам при этом признает: «Сумасшествие — мужчине писать документальную книгу о девушке, которая покончила с собой».
Елизавета Тимошенко допытывается у Павла Басинского о причинах этого сумасшествия.

ГодЛитературы.РФ публикует авторское вступление  и фрагмент  к новой книге

Что тебя привлекло в дневнике Лизы Дьяконовой? Ведь женских дневников было много в XIX веке. Почему именно Лиза?

Павел Басинский: Меня привлек не дневник. Какие дневники! Меня привлекла женская судьба, женщина в мужском мире. Когда я это понял, я понял, насколько это серьезно. И это перевернуло мое сознание.
Ведь в XIX веке не было ни одного учреждения высшего образования для женщин. Только в 70-е годы появились Высшие Бестужевские женские курсы, но скоро и их закрыли, потом снова открыли и постоянно третировали власти. Умной и талантливой женщине некуда было податься. Зато раскольниковы, которые убивали старушек, могли учиться в университете! При этом не столько учиться, сколько мучиться вопросом типа «тварь ли я дрожащая…». Для того чтобы решить эту проблему, он топором бил женщин по голове — одну пожилую (42 года по тем временам преклонный возраст) и другую, предположительно, беременную. И так до конца и не раскаялся. Скотина!
А женщина в то время могла учиться либо на акушерку, либо в институте благородных девиц. Других вариантов не было. В институте благородных девиц ее учили манерам, минимальным знаниям о предметах — а дальше она отправлялась служить гувернанткой, где попадала в безраздельную власть хозяина, а она не могла защититься! Ее могли домогаться («роман» гувернантки с «хозяином» был в обычае тех лет), а что она могла сделать? Уйти? Куда? Гувернанткой в новую семью, где, возможно, повторилось бы то же самое? И кто бы ей дал хорошую рекомендацию, если бы она проявила строптивый нрав в прежней семье?

Но ведь было что-то, что зацепило в этом дневнике? Какая-то деталь, интонация, качество характера?

Павел Басинский: В моей книге есть предисловие, звучащее как предисловие сумасшедшего… Я откровенно написал, что именно меня потрясло в истории Лизы: ее ужасная, невероятная гибель. Картинка: голая девушка, лежащая на краю водопада. Почему голая? И поначалу я задался целью просто объяснить это. Что с ней произошло, в горах Австрии. Своего рода расследование. Почему именно такая гибель? Ведь именно смерть, столь необычная, стала причиной ее известности, причиной интереса к ней и ее дневнику… На нее наконец-то посмотрели — о чем она умоляла каждой строчкой своего дневника, всю свою жизнь, все двадцать шесть лет.

Значит, тебя привлекла картинка, возникшая в голове? А не достоинства дневника как такового?

Павел Басинский: Да. Я не знаю, почему я решился написать эту книгу. Банально звучит, но «не мы выбираем — нас выбирают». Сознаюсь, я был влюблен в Дьяконову, когда писал эту книгу. Возможно, я такой же сумасшедший, как и она. И вообще любовь необъяснима.

Ты уже несколько раз сказал о сумасшествии. Что ты имеешь в виду?

Павел Басинский: Сумасшествие — мужчине писать книгу о девушке, которая к тому же покончила с собой. Мужчине вживаться в эту судьбу —невозможно. Многие вещи ты органически не в состоянии понять. Ты не способен это пережить.

А можешь рассказать, что ты понял во время написания этой книги? Какие вещи «о девушках» ты открыл для себя?

Павел Басинский: В моей книге есть эпилог из Пушкина:
Бьется лебедь средь зыбей,
Коршун носится над ней;
Та бедняжка так и плещет,
Воду вкруг мутит и хлещет…
Тот уж когти распустил,
Клев кровавый навострил…
Эти строчки очень ярко отражают то, как я вижу судьбу Лизы и судьбы сотен девушек, подобных ей. Я до этого считал, что феминистка — это девушка, которая не может выйти замуж. А нигилистка — ну это полная уродина. А тут я вчитался в этот дневник — и понял, какое море женских слез было пролито, чтобы женщины получили свое самостояние. И когда я это понял, то по-другому начал читать дневник Лизы Дьяконовой.

Можешь ли ты коротко сформулировать, о чем твоя книга «Тайная история Лизы Дьяконовой»?

Павел Басинский: Этой книгой я хотел передать свою любовь к русской девушке, миллионам русских девушек, которые гораздо лучше мужчин.

Смелое заявление для мужчины!

Павел Басинский: Дело в том, что многие мужчины почему-то возомнили себя существами иного сорта. А почему, собственно? Женщины красивы, умны, они доказали, что могут делать все, что раньше веками делали мужчины! Сфера культуры, искусства, образования почти целиком захвачена ими — это я вижу, когда прихожу на какое-то культурное мероприятие. Я вижу, сколько в публике женщин, а сколько мужчин. Соотношение 9 к 1. В лучшем случае. И я часто вижу, что молодые парни приходят туда просто потому, что их приводят туда их девушки. Или жены.

А с чем, по твоему мнению, была связана ситуация неравноправия полов, особенно русская ситуация? Только с патриархальностью общества — или были какие-то иные причины?

Павел Басинский: Патриархальность, конечно же. Но дело не только в этом… Мужчины считают себя высшими людьми, коими они не являются. И это вещь, которую надо однажды понять: мужчина не является лучшим и главным существом на земле. Возможно, именно женщина — лучшее существо. Скажу даже кощунственную вещь: я не уверен, что у Бога мужской род. Почему, собственно? Почему Бог-отец? Кто это сказал? Понятно, что когда-то это сказали мужчины. Но это такой страшный момент, потому что, если это подвергнуть сомнению, христианская цивилизация рухнет, а я этого не хочу. Так что я только наполовину «феминист» (смеется).

Просмотры: 1472
26.10.2017

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ