Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Истории с реактивным ранцем: Том Голд

Интервью с британским комиксистом, чьи работы узнаваемы буквально по одному штриху

Интервью: Михаил Визель
Расшифровка и подготовка: Настасья Брицына
Иллюстрации предоставлены издательством «Бумкнига»

Том Голд (Tom Gauld) — шотландский иллюстратор и карикатурист. Оставаясь верным традиции британской иронии, Голд в шутливом тоне говорит с читателем о многом. Но в основном о литературе. Его герои — и такие гиганты, как Шекспир, Диккенс, Мелвилл, Кафка, и безликие обыватели, и крошечные жуки-букашки — все они одинаково беззащитны перед саркастичным взглядом Голда. Сегодня художник рисует комиксы для таких знаменитых изданий, как Guardian, The New Yorker, New Scientist, The New York Times, среди его известных работ — графическая притча «Голиаф» и сборник стрипов, или коротких комиксов, «Вы просто завидуете моему реактивному ранцу» (так же он назвал свой «Тамблер», где публикует иллюстрации). Том Голд побывал в России, чтобы принять участие в организованной Британским Советом программе Великобритании на ярмарке Нон/Фикшн и представить русское издание этой книги. На вернисаже выставки-продажи своих работ, развернутой в магазине при издательстве «Самокат», Том пообщался с порталом ГодЛитературы.РФ.


В чем разница между карикатуристом, рисовальщиком и иллюстратором? Кем вы считаете себя?

Том Голд: Еще ребенком я любил рисовать и поступил в колледж, чтобы учиться иллюстрации, учиться изображать истории других людей. Достаточно поздно я понял, что люблю рассказывать не только чужие истории, но и свои. Вообще я отношу себя к рисовальщикам. Я медленно учусь писать и использовать слова… Это вещь для меня новая. Я люблю слова и наслаждаюсь ими, но чувствую себя комфортнее, когда рисую.

Создание картинки и создание истории для вас — это один механизм, одна машинерия, или разные?
Том Голд: Для меня комикс — это и слова и картинки, но когда это не два разных языка, а нечто единое. У меня появляются мысли, а потом я пытаюсь высказать их словами и картинками вместе. Поэтому создание комикса — это тяжелый процесс, настоящая кутерьма. Но если комикс удается, тогда он потрясает.

Том Голд. Вы просто завидуете моему реактивному ранцу

Том Голд. «Вы просто завидуете моему реактивному ранцу»

А когда вы делаете для «Нью-Йоркера» одну большую картинку, это что такое?
Том Голд: Я думаю, все мои иллюстрации — это истории. Я не создаю «декораций», я всегда думаю, даже если передо мной всего одна картинка, что случилось перед изображенным событием и после. То есть всегда речь идет о рассказе истории.

Как вы нашли свой стиль? Он у вас очень ярко выражен…
Том Голд: Перед тем как начать рассказывать истории, я пытался передать на бумаге красоту, копировать людей… Но важно помнить одну вещь: когда вы с помощью комиксов хотите рассказать историю, это так трудно, что вы создаете свой стиль уже просто в процессе ее написания. Я нахожу свой стиль, когда я перестаю его искать, когда пытаюсь лишь рассказать историю.

Кто ваши любимые художники прошлого и настоящего?

Том Голд: На мой визуальный язык сильно повлиял открытый мной мир американского художника Эдварда Гори. Мне нравятся и работы британского карикатуриста Уильяма Робинсона, который работал в 1900—1920 гг. Еще я люблю Роуза Честа, нью-йоркского карикатуриста.

У вас в Великобритании долгая и блистательная история карикатуры… Есть ли среди знаменитых британских карикатуристов XVIII и начала XIX века ваши любимые авторы? Хогарт, Крукшенк?

Том Голд: Это гении, конечно, мне они нравятся. Но я думаю, на мои работы больше повлияли современные американские карикатуристы, в частности, Крис Вэр, Дэн Клоуз. Но работы Хогарта и его способ рассказа историй тоже в какой-то степени сыграли для меня свою роль.

Том Голд. Вы просто завидуете моему реактивному ранцу

Том Голд. «Вы просто завидуете моему реактивному ранцу»


Здесь, на вашей выставке-продаже, висит длинный стрип, стилизованный под старину. Я так понимаю, это «Путь паломника» Джона Баньяна?

Том Голд: Нет, стрип основан на книге «Сентиментальное путешествие» Лоренса Стерна. Эту работу заказал музей в Йоркшире, где Стерн жил. На стрипе — разные эпизоды из произведений Стерна и пейзажи Йоркшира.

У нас в России культура комиксов пока что мало распространена. Как вам кажется, это вопрос времени, развития или же это вопрос ментальности, которой больше отвечают длинные романы?

Том Голд: В Британии традиция комиксов тоже не была особенно популярна, а за последние десять лет у нас произошел комиксный бум, появилось много достойных авторов. Может быть, вам тоже осталось всего несколько лет до этого. Во Франции, например, культура комиксов гораздо примечательнее британской, а мы, как мне кажется, просто бросились вдогонку за ними. Кроме того, британским комиксам присуща своя «британскость», вы же не хотите, чтобы все у всех было одинаково. Русские комиксы получаются русскими в своем роде… если вы понимаете, о чем я.

А не подумаете ли вы о том, чтобы превратить в графический роман какой-нибудь из больших русских романов? Например, «Войну и мир» — в вашем стиле.
Том Голд: Нет. Я не хочу адаптировать роман, потому что, я думаю, все, что вы делаете с ним, добавляете к нему, портит его. Я бы хотел адаптировать пьесу или киносценарий, где будет пространство для меня. Ведь роман — это законченная вещь, а текст пьесы нуждается в производстве, и художник таким образом может стать продюсером. Так что, возможно, однажды я попробую себя немного в другой роли.

И последний личный вопрос. Ваша фамилия Голд звучит как «золото» (gold), но пишется немного по-другому (Gauld). Каково ее происхождение?

Том Голд: Нет, с золотом она не связана. Точно я не знаю, мой прадед говорил мне, что фамилия происходит от названия местечка Гульт (Goult) во Франции. Что ж, может быть.

Том Голд. Вы просто завидуете моему реактивному ранцу

Том Голд. «Вы просто завидуете моему реактивному ранцу»

30.12.2016

Просмотры: 0

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

Нонфикшен2019

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ