Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Ким Филби и другие

Эта книга должна быть в вашей библиотеке — и школьной, и городской, и личной

Текст: Максим Макарычев/РГ
Фото: Олеся Курпяева/РГ

В «Российской газете» состоялась презентация книги «Легендарные разведчики», написанной заместителем главного редактора «Российской газеты», писателем Николаем Долгополовым. Она вышла в серии «Жизнь замечательных людей» издательства «Молодая Гвардия» и уже успела стать хитом продаж. Достаточно сказать, что за месяц с небольшим было продано почти 90 процентов из пятитысячного тиража, и популярное издательство готовит переиздание.

Книга Долгополова посвящена деятельности отечественной внешней разведки в годы Великой Отечественной войны и последующей за ней войны холодной. Среди героев и те, кто принадлежит к святому святых разведки, ее «голубой крови» — разведке нелегальной. Это люди, чьи настоящие имена в лучшем случае становятся известными через несколько десятилетий.

Книга писалась долго, нелегко, зато в ней много открытий. Представлены 23 героя, и о каждом рассказано подробнейше, приводятся абсолютно неизвестные детали об их жизни и работе. Казалось о героях, а имена большинства — на слуху, известно все, но с некоторых дел завеса секретности снята не до конца. И автор попытался уточнить, проверить факты. И главное, заполнить еще существующие пустоты. Во многом благодаря помощи пресс-бюро СВР России это удалось. В деталях, в подробностях — в этом и ценность «Легендарных разведчиков».

Некоторые из этих людей, как, например, легендарный разведчик Николай Кузнецов, предстают перед читателем в ином свете. Открываются совершенно потрясающие черты характера. Рассказывается о новых подвигах. И здесь очень помогли и ближайшие родственники героев, с которыми встречался автор. Кому как не им было раскрыть сугубо личное, никому раньше неизвестное. Своими воспоминаниями с автором поделились и преемники тех, кто защищал Родину. Ученики героев немало поведали о великих разведчиках-нелегалах, правда, не называя порой фамилий, ограничиваясь лишь именами, например, «полковник К».

Это одиннадцатая книга нашего коллеги о героях советской и российской разведки. Она стала своего рода эпитафией скромным и честным людям, которые уже ушли из жизни. «Легендарные разведчики» — о тех, кто трудился не ради славы. А во славу Державы. Ежедневно рискуя жизнью. Но, работая в тяжелейших условиях, они знали: Родина слышит и Родина ждет.

Николай Долгополов, дважды лауреат премии СВР России, трудясь над «Легендарными разведчиками», проделал действительно колоссальный объем работы. Заметим, посвящая этому почти все свое и так «урезанное» свободное время. Ведь в редакции он курирует два важных направления — международное и спортивное, а это в условиях современных «глобальных вызовов», скажем честно, оставляет совсем мало времени для писательской деятельности. Не забудем, что «Легендарные разведчики» — это не повествование об одном герое, а своего рода «спрессованный роман» о многих людях, каждый из которых заслуживает своей собственной книги. В этом «океане фактов» важно не упустить ни единой детали.

Долгополов вложил много личного в каждую строчку. И сам его труд начинается с трогательной надписи-посвящения: «Моему отцу, фронтовому корреспонденту Михаилу Долгополову, дошедшему до Берлина».

На презентации Долгополов вспомнил, что о разведке он начал писать, вернувшись из загранкомандировки в 1993 году и получив согласие тогдашнего директора СВР, академика Е. М. Примакова на подготовку публикации о легендарном разведчике Абеле. «В моем письме в СВР было семь пунктов. Евгений Максимович вычеркнул два: встреча с нелегалом и встреча с представителем американской разведки. Я за свой счет издал маленькую книжку «Правда полковника Абеля». И жена Лена с моим сыном Мишей ходили по всем магазинам : возьмите, купите… И знаете, все купили, все продали. Сейчас я с удовольствием смотрю, что эта книга — библиографическая редкость», — признался Долгополов. Он представил гостям, собравшимся в забитом под завязку зале конференций, родственников героев своих книг и ветеранов разведки. Для каждого нашел теплые, проникновенные слова.

В свою очередь генеральный директор «Молодой гвардии» Валентин Юркин заметил, что это издательство «более 30 лет действует во имя разведки, публикуя десятки книг о славных страницах ее истории». «У Николая Михайловича в нашем издательстве вышла пятая по счету книга о разведке. Я посчитал общее количество этих страниц, и выяснил, что издано тысяча пятьсот страниц. Я хочу заметить, что это больше, чем Библия, это больше, чем «Капитал» Маркса», — заметил Валентин Юркин.

А затем слово предоставили детям героев книги, которые более часа вспоминали о ратных подвигах своих легендарных отцов и матерей.

— Меня часто спрашивают о том, почему многие разведчики живут так долго. Однажды я задал этот вопрос Владимиру Борисовичу Барковскому, ветерану советской атомной разведки. И он ответил: «У людей, которые ведут напряженную умственную жизнь, у которых постоянно работает мозг, нет времени стареть. Запомните это и возьмите на вооружение». Причем сам Владимир Борисович всегда выглядел фантастически молодо, и люди не верили, что он мог получить звезду за деятельность времен Второй мировой войны.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Николай Долгополов о фильме Стивена Спилберга «Шпионский мост»:
— Я люблю Спилберга, и он снял хорошее кино, в котором Абель-Фишер показан хорошим человеком, что абсолютная правда. Но события, показанные в этом фильме, на мой взгляд, не имеют никакого отношения к тому, что происходило на самом деле.

Алексей Коротеев, сын разведчицы Надежды Троян:
— Я испытываю огромное уважение к представителям уникального сообщества внешней разведки. Это чувство привила мне мать, которая была белорусской партизанкой, и, благодаря ей, я был знаком со многими ее единомышленниками. И слышал от них огромное количество удивительных историй. Кстати, некоторые из них вошли в классику советского кинематографа. Например, эпизод о том, как радистка Кэт из фильма «Семнадцать мгновений весны» боялась закричать по-русски во время родов, имеет реальную подоплеку. Что касается книги «Легендарные разведчики», то она читается запоем и пробуждает чувство гордости за страну, учит сопоставлять и анализировать факты, которые могут быть интересны и молодому поколению.

Анатолий Серебрянский, сын разведчика Якова Серебрянского:
— Я с огромным удовольствием прочел прекрасную книгу Николая Долгополова. Она действительно сильна своими героями, но и о героях можно написать по-разному. У меня дома собрана большая библиотека, посвященная истории внешней разведки. Но ни один из трудов я бы не поставил в один ряд с «Легендарными разведчиками» — за исключением, наверное, воспоминаний Павла Судоплатова. Автор показывает своих героев через призму их взаимоотношений с родственниками, сослуживцами, так что возникает эффект присутствия и реальный образ.

Надежда Григулевич, дочь разведчика-нелегала Иосифа Григулевича:
— Я бы хотела сказать огромное спасибо Николаю Долгополову за серию книг о выдающихся разведчиках, в которых все время открываются новые факты. Через весь том «Легендарные разведчики» проходит тема Великой Отечественной войны, а также гражданской войны в Испании, которой в нашей литературе, на мой взгляд, уделяется недостаточное внимание.

Подготовила Екатерина Забродина

 
ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ НИКОЛАЯ ДОЛГОПОЛОВА «КИМ ФИЛБИ И ДРУГИЕ»
Сам Филби, которого иногда спрашивали, что же из сделанного в своей жизни советского разведчика он считает главным, отвечал одним словом «Прохоровка». И я обратился за объяснением к его жене — Руфине Пуховой-Филби.

— Руфина Ивановна, можно ли считать, что Ким особенно гордился информацией о планируемом немецком наступлении под Курском?

— Да и всегда, волнуясь, отвечал на этот вопрос по-русски: «Прохоровка, Прохоровка». Повторял: «Прохоровка — это же я». Никогда и нигде себя не выпячивал, но здесь свершенным гордился.

Без сомнения Филби имел в виду сведения, переданные им о подготовке немцев к Великой танковой битве на Курской дуге. Она была выиграна, переломив ход войны, и благодаря Филби. Советское командование поступило так, как советовала разведка.

Англичанин Гарольд Адриан Рассел Филби, известный всему, без преувеличения, миру под именем Ким был великим советским разведчиком. За 23 года, что пишу о разведке, мне не приходилось встречать примеров того, чтобы иностранец, да еще представитель высшего света, столько совершил для нашей страны. Возможно, были люди даже более самоотверженные, но их отдача и принесенный результат никак не соотнести с тем, чего добился Филби, лишь поворотом изменчивой судьбы не ставший руководителем Сикрет Интеллидженс Сервис — одной из самых сильных, квалифицированных и агрессивных спецслужб мира.

Ким передал множество бесценных материалов. А когда в начале 1950-х он трудился представителем СИС в Вашингтоне, то сами американцы и англичане потом признавались: «Лучше бы мы вообще ничего не делали. Советы знали о нас абсолютно все».

Во время войны Филби впервые получил доступ к дешифрованным англичанами телеграммам Абвера. Он же одним из первых сообщил о секретных переговорах его главы — немецкого адмирала Канариса с англичанами, о точных сроках приезда адмирала в Испанию. Ким, вроде бы с согласия начальства, выработал план уничтожения Канариса, который его лондонское руководство неожиданно отвергло. Ким заподозрил, что СИС играла с руководителем Абвера в свою игру.

В одном из редких телеинтервью Филби признавался: «Если бы мне пришлось повторить все сначала, я бы начал так, как начал, и даже лучше».

Расстрелянный Гитлером в 1944-м адмирал подкидывал британцам информацию, выгодную группе лиц, задумавших физически уничтожить фюрера, прекратить войну с США и Великобританией, сосредоточив все усилия на схватке с СССР. И Канарис с его разбросанной по свету немецкой агентурой оставался связующим звеном между недовольными Гитлером генералами и нашими тогдашними союзниками. Поимка или убийство адмирала были невыгодны британцам.

Филби удалось добыть и документы, в которых сообщалось о послевоенных планах англичан. А они были таковы: не мешкая, уже во время войны, исход которой был ясен, приступить к работе против СССР. Инициатором создателя в СИС специального отдела по борьбе с Советским Союзом был покровитель Филби Виктор Вивиан.

filbi

Первые же донесения Кима об этих планах были восприняты в Москве с тревогой. Филби даже не давали задания достать все эти документы, просили хотя бы известить об их содержании. И Ким в очередной раз сделал невозможное. Опытнейший разведчик Вивиан приводил примеры, какими методами бороться против советской разведки, как посеять вражду между СССР и коммунистическими партиями Запада, как путем дезинформации расколоть и настроить против Советского Союза международное коммунистическое движение. Все эти документы хранились в секретнейшей папке, которая так и называлась «Документы Вивиана».

Но Филби переиграл друга семьи — Вивиана, так трогательно опекавшего его и проложившего Киму путь на самые верхние ступени служебной лестницы. В Москве присланные Филби «Документы Вивиана» изучали с особой тщательностью. Как это помогло и в дальнейшем, и еще во время войны. Филби собирал данные об агентах, забрасываемых Англией в самые разные страны.

В американских источниках промелькнули сведения о связях Филби, постоянно работавшим представителем СИС в Вашингтоне, с другим легендарным советским разведчиком — нелегалом Вильямом Фишером — полковником Рудольфом Абелем. Но и с ним, видимо, знакомому Филби еще по работе в довоенной Англии, встречались вдали от американской столицы, предположительно на территории Канады. Надо признать, большой дружбы между двумя столпами не возникло. Фишер был аскетичен и строг. А Филби в этом плане виделся, в том числе и его визави, типичным антиподом. Но совместным усилиям двух оказавшихся в Штатах разведчиков это никак не мешало.

Кое-кто из друзей Кима, на СССР вместе с ним работавший, со временем сошли с дистанции. Филби же оставался с нами всегда. Больше 45 лет работы на Советский Союз — и далеко от СССР, а потом 25 лет в Москве, которая превратилась в родной дом. 1946-й показал, что никаких подозрений по поводу Филби у англичан не возникало. Он был награжден OBE — Орденом Британской империи. Несколько кощунственно сравнивать его с орденом Ленина, которым тоже наградили Филби, но суть понятна. Награда и последующие торжества в Букингемском дворце еще больше повысили акции Филби.

Руфина Ивановна в разговорах со мной вспоминала. Ким был очень обижен на сбежавшего в Москву Гая Берджесса. Маклин послушался Филби, спасал жизнь, ускользнул, спасся от неминуемого ареста. Зачем остался в Москве Берджесс? Ведь если бы не его исчезновение, Филби, он в это верил твердо, мог работать и работать. Подозрения, расследования, и Филби удалось остаться на свободе, даже получить работу журналиста в Бейруте. Но в 1963-м ему пришлось бежать оттуда на советском сухогрузе.

Киму Филби уже за 50, обстановка непривычна, и он попадает в Москву, в политический наш застой. Видит и понимает все. Когда наблюдал за затяжными лобзаниями генсека с соратниками, то, по словам Руфины Ивановны, чертыхался. Но не отрекся. Филби бездействует, его могучий потенциал не используется. Новое признание, его занятия с молодыми разведчиками, даже издание книг пришли позже.

Но правда всегда пробивается, пусть кто-то хочет, кто-то нет, но Ким Филби уже стал легендой, он — герой. И совсем не британский, а наш и только наш. Его ноша была тяжела, и Ким до конца пронес ее с достоинством.

Оригиналы статей:
«Родина ждет» — журнал «Родина», 20.01.2016
«Ким Филби и другие» — «Российская газета», 20.01.2016

21.01.2016

Просмотры: 0

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ