Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Анатолий Алексин

Разные судьбы Анатолия Алексина

1 мая не стало классика советской детской литературы Анатолия Алексина

Текст: Ксения Молдавская
Фото: Шлей Евгений/Фотохроника ТАСС

Ксения Молдавская«Главным героем моих повестей и рассказов, кои благостными, полагаю, не назовешь, неизменно была семья, поскольку человечество состоит из семей. А уж через семью пролегают все проблемы — нравственные, социальные, экономические. И политические», — говорил Анатолий Алексин в интервью, которое давал перед своим восьмидесятилетием «Книжному обозрению». Он напирал на то, что никогда не делал героем и вообще значимым фактором своих текстов коллектив, продолжал полемику с вечно противопоставляемым ему Крапивиным и рассказывал, что тоже бывал гоним за свою позицию.

Я записывала и думала, что полемику и гонения надо бы половчее обойти: имя Алексина всегда ассоциировалось с «президиумом», его — чиновника и гонителя — постоянно поминали в своих речах детские писатели-новаторы старшего поколения. Позволить себе в те времена дружить с Анатолием Алексиным, Сергеем Алексеевым и Сергеем Михалковым без ущерба для репутации могла разве что Лидия Михайловна Жаркова, создательница и бессменный до самой своей кончины в 2009 году директор Российской государственной детской библиотеки.

Разговоры с Анатолием Алексиным — а мы много общались по телефону в процессе подготовки интервью и после его выхода — вызывали чувство, будто он оправдывается за свою советскую писательскую успешность, за удачную литературную судьбу, за многомиллионные тиражи, за убеждения. Анатолий Георгиевич все время доказывал, что у него тоже не все гладко и гладко никогда не было: «возникли трудности со спектаклем ’’Мой брат играет на кларнете…’’. Повесть и пьеса резко протестовали против бесцеремонного, диктаторского вторжения в чужую жизнь, даже сестры в жизнь брата, а брата — в судьбу сестры. Но как раз в том, 1968 году, когда родился спектакль, советские танки вторглись в Чехословакию. Тогдашние советские газеты утверждали, что старший брат, то есть Советский Союз, имеет полное право вмешаться в жизнь младшей сестры, то есть Чехословакии. Премьера была отменена. Нелепость, конечно… Однако если бы не помощь виднейших деятелей культуры (Наталии Сац, например), цензура бы не сдалась».

В 2004 году, в год его восьмидесятилетия, Алексина издавали довольно бодро: привычка нескольких поколений к проблемной алексинской прозе обеспечивала устойчивый спрос. За четыре советских десятилетия присутствия Анатолия Алексина в литературе его тексты для подростков и юношества обрели многомиллионную армию поклонников: они вполне обеспечивали запрос на психологическое, проблемное и при этом вполне личное. Герои Алексина непременно пытались исправить ошибки, улучшить мир всеми доступными способами и в меру своего понимания: «утверждать добро и обличать зло» — так Анатолий Георгиевич сформулировал главную цель литературы для юных.

В советское время Алексин издавался миллионными тиражами, однако в девяностые, когда прорвало плотину, на рынок пришла подростковая литература с совершенно другой интонацией, с другим взглядом на ребенка, с метаниями и проблемами, которые, казалось, от алексинских отстоят на световые годы. И на их фоне вдруг выяснилось, что в языке советского классика нет легкости, что прямая поучительность некоторых текстов вызывает раздражение, что вообще Алексин как-то устарел. Да и устал. Даже самые преданные «алексинские девочки» (а мир в те времена еще делился на «алексинских девочек» и «крапивинских мальчиков») отказывались читать Алексина своим детям, несмотря на то, что повесть «В стране вечных каникул» (довольно кондовая, как мы увидели, когда выросли) вошла в школьную программу внеклассного чтения.

В девяностых Анатолий Алексин с детской литературы переключился на взрослую, начал писать семейные саги, которых и так на рынке было немало. «Сага о Певзнерах» прорывом не стала, как не стали и последующие произведения. Рынок уважал былые заслуги, но и потерю читательского интереса вынужден был учитывать. К тому же из-за географической удаленности (в 1993 семья Алексиных переехала в Израиль) и неважного состояния здоровья автора из выхода новых книг невозможно было делать события с ярмарочными встречами, интервью и прочими необходимыми для продвижения побрякушками.

Книги Анатолия Алексина продолжают выходить. На сайте «Лабиринта» по запросу «Алексин» вываливается 62 наименования, причем 22 из них в наличии. Годы издания тех, что в наличии, с 2009 по 2016. Издают в основном «В стране вечных каникул», на втором месте — «Мой брат играет на кларнете», как правило, в сборниках. Раз издают, значит, спрос до сих пор есть. Это спрос на собственное отрочество и на отрочество своих родителей. Мир по-прежнему полон алексинских девочек.

Ссылки по теме:
Скончался Анатолий Алексин — 02.05.2017
О православной литературе с большой буквы «Л» — 26.03.2017
«50 дней до моего самоубийства» за 3 дня до Нового года — 29.12.2016
Куда делись девочки со страниц детских книг? — 21.01.2016

Просмотры: 170
02.05.2017

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ