Наш сайт обновляется. Мы запустили полностью новый сайт и сейчас ведется его отладка. Приносим свои извинения за неудобства и уверяем, что все материалы будут сохранены.
САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Лина Богданова «Миллионерша и боевой генерал»

Выбор был сделан на третий день набережных бдений. Избранник оказался неплох. В нужных годах. И при нужной внешности. Кажется, и с харизмой все было в полном порядке. И с темпераментом.

Он назвался генералом.

«Врет!» – решила Юлия и решила подыграть.

- Уважаю. Сама-то по уши в чисто мирном бизнесе. Так, по мелочи – банки-склянки. За душой скромненьких три с половиной миллиона.

И ведь не соврала! Другое дело, в каких единицах они исчисляются эти миллионы. В наших родимых зайчиках либо… Он подумал как надо.

И началось. Море, солнце, белый песок – все, как в песне. Даже еще лучше. За что боролись… Вернее, боролась…

Так сложилось, что в этот отпуск она поехала в гордом одиночестве. Муж приглашение проигнорировал. Дети, кажется, вообще не услышали.

А поехать ох как надо было. Всего лишь год без моря, а суставы неустанно играли марши. Благо, что не похоронные.

Кое-как пережив зиму, Юлия принялась наводить мосты. И навела. Подруг уговорить на маленький подвиг не случилось – у кого отпуск не совпал с летом, у кого – здоровье не позволяло, у кого родственники – то больные, то нервные…

- Еще год без курорта, и я ноги протяну! – стонала Юлия, переживая очередной отказ. – Поимели бы совесть!

А потом, как отрезало – море снилось каждую ночь. Соблазнительно шелестело прибоем, покачивалось волнами, посверкивало лунными дорожками, пахло шашлыком вперемежку с креветками, ласкало тело упругой прохладой…

И Юля решила – была-не была! Чего терять? Даже если будет скучно – все равно для здоровья польза. А веселья и дома вполне хватает. За глаза.

Последнее время ситуация складывалась не в ее пользу. Дома – сплошные обязанности и никаких прав. На работе – в том же духе. Личной жизни, похоже, не было вообще. Рассосалась, рассыпалась по полочкам семейных неурядиц. Муж замечал лишь по праздникам. И то если они совпадали с настроением. Снисходил до выполнения супружеских обязанностей. И только.

А ей хотелось побыть еще немного женщиной. Со всеми вытекающими… Внимания хотелось, комплиментов, поглаживаний и пошлепываний, вороватых заглядываний в вырез маечки – что мы не люди? Даже разозлилась – ведь всего-то сорок пять – самый сок, а он… В упор не замечает! Будто и нет ее рядом!

Специально зеркало на балкон вынесла – чтобы произвести полную инвентаризацию при солнечном свете. И что?

Да, нормально все! Живи и радуйся!

«Поеду! - отчаялась она. – Оттянусь по полной! Буду есть, пить, спать, купаться до посинения, нежиться на солнышке и в теньке. А то… - от смелости неожиданно проклюнувшейся мысли Юлия оторопела.

Перевела дух, еще раз присмотрелась к собственному отражению. И пошла напролом:

- А то и роман заведу! Курортный!

Совесть забухтела недогруженной стиральной машинкой – как, мол, порядочной женщине такое вообще могло на ум прийти? Но Юлия закусила удила – дернула за несуществующий шнур и отключила питание – нечего тут вмешиваться!

Уязвленное длительным пренебрежением женское самолюбие восстало из пепла. А с какой стати ей вечно блюсти себя? Да у кого не спроси – все самые порядочные хоть разок налево сворачивали. А тут… потустороннего опыта – ноль целых, ноль десятых. И ведь не сошелся же клином свет на сексуальных способностях (ну-ну) единственного и неповторимого супруга!

- Пора, хоть на старости лет почувствовать запретный плод, - тронулась в почти что пуританском сознании вечная мерзлота. – Сравнить, извините за выражение, хрен с редькой. И определиться в приоритетах. Выбрать, наконец, небо в алмазах и ананасы в шампанском (плюс шашлык с креветками) или стирку-готовку-глажку-мусоровыноску вкупе с постоянным напоминанием о твоей неполноценности.

Юлия снова присмотрелась к отражению и с удовлетворением вынесла вердикт:

- Теперь или никогда. Еще год – и на меня никто даже не взглянет. Ну, пускай, и не год, и не два (ах, а ведь хороша еще… хороша)… Но можно себе позволить хотя бы иногда маленькие женские шалости. Муж, тот вряд ли заметит, а от меня и вообще не убудет.

Словом, решилась.

Поехала. Приехала. Разместилась. И принялась реализовывать поставленную задачу.

По вечерам наряжалась в любимое платье. Делала легкий, но очень даже соблазнительный макияж, завивала волосы плойкой (самую малость, чтобы ненавязчиво спадали по плечам легкими локонами)…

Выходила на набережную и медленно прогуливалась от края и до края. Потом усаживалась за крайний столик открытого кафе. Заказывала бокал шампанского, мороженое. И наслаждалась…

Морем, ветром, свободой. А еще зрелищем…

А посмотреть было на что. И нужно было посмотреть. Чтобы выбрать подходящий объект для курортного романа. И закрутить!

«Ну, не с этим же», - она провожала взглядом толстяка с нависшим над ремнем «спасательным кругом».

«И не с этим», - подвергался остракизму мужичок-с-ноготок.

«Господи! Какое убожество!» - нарывался на «комплимент» очередной отверженный.

«А это еще что за…» - пучилась волна сарказма при виде следующего представителя соответствующего пола. И не допучилась…

Выбор был сделан на третий день набережных бдений. Избранник оказался неплох. В нужных годах. И при нужной внешности. Кажется, и с харизмой все было в полном порядке. И с темпераментом. Или как это теперь называлось…

Кажется, он клюнул сразу. Или она – тут уж не до выводов.

Она подалась вперед, закусила соломинку, приподняла бровки. Он оценил маневр, присел за соседний столик. Что-то заказал. Кажется, сразу расплатился…

- Валентин…

Имя звучало как песня. Луна качалась в такт неслышной для прохожих мелодии. Аромат отцветающей лаванды кружил голову. Глаза напротив кружили ее еще больше…

«Началось!!!» - пульсировало в висках и еще где-то в недрах интимных зон.

Она улыбалась в сторону. Он (краем глаза можно, оказывается, многое заметить!) пожирал ее глазами. Говорил что-то приятное, сдувал несуществующие пылинки с порозовевшего плеча.

Она не слушала – какое тут слушать, когда сердце выпрыгивает из грудной клетки, а губы горят в предвкушении поцелуев! Но пылинки сдувать позволяла. И с нетерпением ждала продолжения…

Набережная давно осталась позади. Босоножки вместе с … надцати- (неудержалась – купила в самый последний перед отъездом день) сантиметровыми шпильками покачиваются в такт шагам. Сами шаги тонут в пене прибоя.

Он говорит. Она прислушивается – не к словам – к свирелям и арфам, наигрывающим нечто сентиментальное в глубине восторженной и на все готовой души.

Казалось, весь мир замер в ожидании…

Он назвался генералом.

«Врет!» – решила Юлия и решила подыграть.

- Уважаю. Сама-то по уши в чисто мирном бизнесе. Так, по мелочи – банки-склянки. За душой скромненьких три с половиной миллиона.

И ведь не соврала! Другое дело, в каких единицах они исчисляются эти миллионы. В наших родимых зайчиках либо… Он подумал как надо.

И началось. Море, солнце, белый песок – все, как в песне. Хотя, по большому счету, дело происходило все в той же плоскости. И покидать ее не намеревалось. По крайней мере, в ближайшее время.

Он отчаянно путался в военных терминах. Она трепетала, по ходу отмечая несуразности и ляпы чужого, не в меру разыгравшегося воображения. Жалела: «Бедненький! А ведь для меня старается!» Насмехалась. И задыхалась от нетерпения.

Минуло два дня. И две, наполненные невероятным томлением – когда же, когда – ночи.

Он появлялся часов в девять. Сдержанно кивал, уходил в море. Юлия не выдерживала – шла за ним. Снова не выдерживала – возвращалась на пляж.

После обеда – а Вениамин приглашал ее в самые лучшие на побережье кафе – начиналась очередная нескончаемая прогулка. Военные истории, печально-вопрошающие о чем-то взгляды исподтишка, цветы, мороженое, комплименты…

Как же красиво он ухаживал! Как трепетно. И как нежно. Невзначай касался своевольного локона. В танце поглаживал спину. Ласкал пальцы дрожащей рукой…

До адюльтера дело не дошло. Юлия не смогла простить избраннику «боевого генерала». Вениамин – то ли испытывал угрызения совести, то ли чувствовал Юлино недоверие, то ли и сам не поверил в ее «миллионершу». В общем, их роман ограничился дискотеками и прогулками.

Через две недели Вениамин уехал. На прощание подал руку, коснулся виска сухими губами.

- Мне было хорошо с тобой… - горячо шепнул на ухо, сунул в ладонь визитку. – Тут все мои координаты. Буду ждать…

-???? –повела плечом Юлия.

И даже позволила себе невинный поцелуй. Но в губы! Вот тебе!

Вениамин отшатнулся. Потом кинулся было назад. Увы… поезд тронулся и сердитая проводница постучала по плечу недисциплинированного пассажира туго скрученным флажком.

Юлия приподняла ладонь. И тут же опустила. Не махать же полной дурой перед проплывающим мимо носом невыспавшейся тетки!

До ее отъезда оставалось два дня. И она чувствовала себя настоящей Женщиной! Красивой, почти молодой и главное, желанной.

Похоже, отпуск удался. А что касается неудачного эксперимента…

- Следующим летом и продолжим. Нам, миллионершам, просто так ничего не дается. Даже боевые генералы!

Перрон опустел. Ветерок лениво вертел по асфальту обертки от конфет и мороженого. Среди пожухлой травы сновали вездесущие муравьи, с недовольством огибая брошенную Юлией визитку.

07.06.2013