Наш сайт обновляется. Мы запустили полностью новый сайт и сейчас ведется его отладка. Приносим свои извинения за неудобства и уверяем, что все материалы будут сохранены.
САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.
«Маленький театр» Дотремер и другие тренды
В Москву на встречу со своими русскими читателями и почитателями приехала французская художница, творец невероятных книг Ребекка Дотремер

Текст и фото: Татьяна Шипилова

Коллаж: ГодЛитературы.РФ

На встрече, организованной издательством "Манн, Иванов, Фербер", Ребекка Дотремер представила свою новую книгу «Маленький театр Ребекки», которая как бы сводит на одной книжной театральной сцене всех героев ее предыдущих книг. Книга издана «Манн, Иванов и Фербер» в 2017 году, и практически весь тираж разошёлся в считаные дни. Встреча с автором была завершающим событием маркетинговой кaмпании - coup de force, как могла бы сказать сама мадам Дотремер.

На презентации, помимо указанной новинки, издательство предложило также ознакомиться с рядом детских книг - и при желании купить их.

 встреча с известным французским художником-иллюстратором Ребеккой Дотремер

Анастасия Троян, руководитель детского направления в издательстве, рассказала о современных трендах в мире детской иллюстрации. И о том, что можно ожидать в будущем.


«Детская иллюстрация важна настолько же, насколько важен сам текст, поскольку текст читает взрослый, а ребенок читает картинку»,


— говорит Анастасия. Поэтому издатель обязан разбираться в детской иллюстрации, то есть следить за трендами, что помогает делать Болонская книжная ярмарка. Так, если, например, в 2013 году для детской иллюстрации были характерны дизайнерские находки с плоским одномерным рисунком, который явно спорил с реализмом, а также черно-белые картинки, то в 2017 году главным трендом стали авангард и примитивизм, активные паттерны, смешанная техника (карандаши), наложение ocновных цветов ("в стиле CMYK") и одномерное заполнение пространства.

«Сегодня детская книга — это источник вдохновения, — замечает Анастасия. - За информацией все дружным строем идут в интернет. Книга должна заинтересовать и привлечь ребенка, а не нести в себе исключительно информационную функцию".

Но подобный авангард вряд ли когда-нибудь придет в Россию в той форме, в которой он уже существует за границей, потому что это слишком необычно. Поэтому в условиях российского рынка приходится постоянно искать баланс, ведь книги покупают все-таки взрослые. Что же делать, если кому-то современные тренды не нравятся? Воспитывать вкус.

Под громкую реплику из зала


«Счастливые дети слова «тренд» не знают!»


гости начали задавать вопросы. Особенно любопытным был вопрос относительно вывода новой книги на российский рынок: «Если в основном берется зарубежный материал, то каким образом определить, что нашим детям это тоже понравится? Создаются ли какие-нибудь фокус-группы с российскими детьми, чтобы понять, будет продаваться книга или нет?»

На вопрос этот Анастасия ответила так: поскольку все дети, вне зависимости от того, в Италии они живут, в России или в Японии, в возрасте 5—7 лет мыслят практически одинаково, то издательство не видит необходимости создания фокус-групп.

Далее Анна Грузина рассказала о пяти новинках издательства «Манн, Иванов и Фербер»:

«Паша и папа» — история о мальчике Паше и его семье на выставочном столе разлетелась быстрее всех. Это сборник милых рассказов Сюзанны Вебер о жизни обычной семьи, в которых читатель запросто узнает себя самого.

«Переполох в Египте» — книжка-бродилка, или, как сейчас модно выражаться, книга-квест, которая поможет юному читателю не только спасти фараона Рамзеса II от коварных злодеев, готовящих страшный заговор, но и изучить историю Древнего Египта со всем разнообразием его культуры.

«Детектив Пьер. СтикерБук» наверняка привлечет внимание возможностью обклеить что-нибудь яркими интересными наклейками, да еще и почувствовать себя настоящим детективом!

Всех умилила новинка «Я не боюсь темноты!» с выдвижными элементами, ясно показывающими, что темнота скрывает не страшных чудовищ, а маму с папой, бабушку, котика, собачку или вообще всего лишь… мусор.

Книга «Анатомия», созданная совместно с врачами, значительно облегчит процесс объяснения, почему мальчики отличаются от девочек и откуда берутся дети, а ажурные страницы, выдвижные и складные элементы помогут ребенку легко и интересно познать свое тело.

Наконец появилась главная гостья вечера.


«Маленький театр Ребекки» — это эдакая бумажная скульптура в 3D.


Детские книги на выставочном столе

Для ее создания была использована плотность книги как таковой, которая предлагает массу интересных возможностей. Одни герои виднеются за другими, третьи прячутся за четвертыми или выглядывают из самых неожиданных мест.

Сложно предположить, на какой возраст и какую конкретную аудиторию рассчитана новая книга Ребекки. Для маленьких детей она слишком хрупкая, от тонких деталей уже через пару минут ничего не останется. Для молодого поколения книга слишком абсурдна, если не сказать примитивна, при условии, что «Маленький театр» вообще можно назвать книгой. Каждая страница посвящена отдельному персонажу, где засветилась даже наша родная Баба-яга, так, оказывается, любимая самой Ребеккой. Никакой смысловой нагрузки повествование не несет, а просто пытается познакомить российского читателя со всеми персонажами, когда-либо появившимися на страницах ее книг, которых во Франции, в отличие от России, было издано в десять раз больше — 30—40 книг с 1996 года против 4 российских изданий с 2010-го.


Зато чувство прекрасного новое творение мадам Дотремер развивает. Даже с лихвою. Детальность действительно потрясает, а скрупулезная работа вызывает восторг.


Собственно, о новинке в частности и о своем творчестве в целом Ребекка и рассказывала.

В России и, соответственно, в Москве она оказалась впервые, и в последующие четыре дня ее визита отданы мастер-классам и общению с русскими молодыми художниками-иллюстраторами.

встреча с известным французским художником-иллюстратором Ребеккой Дотремер

Работа художника-иллюстратора - непростая. Даже сложная. Особенно в начале пути, когда нужно быть терпеливым, много работать. «Я думаю, у меня это получилось, — делится Ребекка. — Книга «Принцессы забытые и неизвестные» для меня очень важна, потому что именно после ее успеха у меня появилась та свобода в отношениях с издателями, которая так необходима художнику, артисту, потому что нельзя отрицать факт того, что коммерческий успех сильно влияет на свободу. Именно этот успех позволил мне продолжать работу, дальше пробовать разные стили».


Помимо собственных книг, Ребекка занималась иллюстрированием классических художественных произведений и сказок,


стараясь интерпретировать их по-своему, придавать свое видение: «Получается, когда я работаю, я не пишу специально для маленьких или больших, я пишу для той публики, которая хочет получать то, что я пишу. И может быть, это эгоистично, но я работаю для своего собственного удовольствия».

«То есть вы не делаете разницы между детской и взрослой иллюстрацией?» — прозвучал вопрос из зала.

«Для меня ее нет. Это часто удивляет людей в моей работе. В моем стиле, в моих работах очень много деталей, я стараюсь добавлять и объем, и цвет, а это обычно не ассоциируется с детской иллюстрацией. Но я считаю, что у детей те же самые глаза, что у нас, и такая детальность картин должна даже больше пугать нас. Поэтому у меня нет причины рисовать только больших человечков с большой улыбкой, потому что они для детей», — был ответ.

Ребекка работала и с современными авторами, художниками, режиссерами, рекламой, но это не совсем то направление, в котором ей хочется работать дальше. Тесно сотрудничала с театром, стенографией, объемной инсталляцией. Также часто создает постеры для театральных спектаклей: «Мне как зрителю очень нравится живое искусство — танец, театр. И все это нас блестяще возвращает к теме «Маленького театра». Эта книга — графическое испытание, очень отличающееся от моих предыдущих работ. Я даже не думаю, что на нее нужно смотреть как на книгу с сюжетом, потому что его нет. Скорее скульптура некоего пространства — бумажная скульптура».


Идея создать такую объемную реальность в книге пришла Ребекке после знакомства с книгой-арт-объектом Олафура Элиассона My House стоимостью порядка 10 тысяч долларов, в которой дизайнер построил свой дом,


и с каждой следующей страницей можно было проходить за стенами дома, за окнами, подниматься на чердак по лестницам.

встреча с известным французским художником-иллюстратором Ребеккой Дотремер

«Когда я увидела эту книгу, подумала, что она очень красивая, и стала думать, как применить эту технику, чтобы создать книгу более популярную, которую можно будет продавать за десяток евро, и придумала «Театр». Основная сложность — это наличие только одной картины, то есть когда вы открываете книгу, вы уже видите последнюю страницу. Я как будто собрала всех своих персонажей на одной театральной сцене. У каждого своя страница, и каждый говорит свой текст, взятый из той книги, из которой он сам явился. Получается какой-то абсурдный диалог. Мне повезло, что издатель во Франции согласился на этот проект, потому что до последнего момента были большие риски, связанные с его воплощением», — поделилась Ребекка.

Хотя поначалу планировалось издать только несколько тысяч экземпляров, не надеясь их все распродать, сейчас книга выдержала уже 5 переизданий с повышением цены на родине до 7 евро. Книга переведена на испанский, итальянский и русский языки.

«Я думаю, что если бы я была маленьким ребенком, да и будучи взрослой, мне бы эта книга очень нравилась, — признается мадам Дотремер, — потому что она дает возможность убежать в какой-то другой, особый мир. В ней множество мелких деталей, и неважно, с какой стороны ты ее смотришь: с лицевой, где все цветное, или с обратной, где просто белые страницы, — детали увлекают».

Далее наступила очередь гостей задавать вопросы.


Какие книги вы любили в детстве?

Ребекка Дотремер: Не то чтобы я сильно стараюсь понравиться этой аудитории, но я обожала книгу о Бабе-яге. Я даже делала иллюстрации для книги об этом персонаже, но ее не издали в России, и я не понимаю, почему. Но, возможно, поскольку я очень сильно любила этого персонажа, вам, которым это все ближе к сердцу, французское прочтение может не понравиться, но я все-таки очень надеюсь, что когда-нибудь книга издастся в России. Когда я была маленькой, я обожала таких иллюстраторов, которые кардинально отличаются от того, что делаю я сейчас. Очень любила стиль 70-х.

У вас в иллюстрации очень много французской музыки… Скорее там Эдит Пиаф или Zaz?

Ребекка Дотремер: Вы имеете в виду визуальную вселенную?

Да, даже если посмотреть на эту (на мониторе была иллюстрация к книге «Принцессы неизвестные и забытые»), то здесь, как и во французской музыке, много плотности, но в то же время легкость конструкции.

встреча с известным французским художником-иллюстратором Ребеккой Дотремер

Ребекка Дотремер: Честно говоря, я не особо слушаю французскую музыку. Потому что там есть понятные слова, и они мне очень мешают. Но притом вы абсолютно правильно говорите, мне очень нравится совмещать плотность и тяжесть с легкостью. И в иллюстрации, в отличие от фотографии и синематографии, можно целого слона подвесить на маленькой веревке, и я от этого не отрекаюсь.

У вас краски и сами книжки очень девчачьи, женские, для маленьких и больших девочек. А что могло бы быть интересно для мальчиков и что бы вы хотели сделать для мальчиков?

Ребекка Дотремер: Так же, как меня не смущает вопрос о возрасте моих читателей, меня и не смущает вопрос их пола. Изначально у меня была женская вселенная, особенно это заметно по костюмам. Когда я была маленькая, я очень любила шить, рисовать более широкие платья, чем пиджак с юбкой. Но еще есть такой момент, что самая интересная часть моей работы — это моя женская часть, потому что именно эта часть заключает в себе самое большое количество успеха, ведь понятно, что моя аудитория женская. Но есть и другая часть моей работы, которая, может быть, сейчас менее известна, потому что первая достигла успеха, но бывает тоже, что я рисую мужчин в костюмах, которые курят сигары и разъезжают на мотоциклах. Если бы я слушала своих издателей, то я бы только и рисовала принцесс, потому что это «работает», но мне не только это интересно.

Вы знаете сказку «Три толстяка»? Могли бы нарисовать к ней иллюстрацию или сделать книжку по этой сказке?

Ребекка Дотремер: Нет, к сожалению, название мне ни о чем не говорит, мне нужно посмотреть на эту книгу, чтобы понять, как и что можно нарисовать.

А как у вас рождаются эти образы? Например, один художник-аниматор говорил, что эти существа толпятся в голове и он не может не рисовать, а как происходит у вас процесс создания?

Ребекка Дотремер: У меня нет какого-то внутреннего конфликта со своими персонажами. В иллюстрации самое сложное — это начать рисовать лицо. У каждого художника часто получается одно и то же лицо, с одним и тем же выражением. Приходится сильно вдохновляться от самого себя, даже подсознательно. Не то чтобы они у меня живут, как у вашего друга, но я заставляю себя мысленно полностью понимать своих персонажей, прежде чем их рисовать. Если постоянно рисовать, не додумывая героя до конца, то моя рука будет создавать одно и то же. Поэтому это вечная борьба.

Почему ваши персонажи именно темноволосые?

Ребекка Дотремер: Графически блондинистые волосы не дают такого контраста. Гораздо интереснее с темными волосами.

Кажется, что в «Маленьком театре» вы не создаете мир забавных детей, а создаете для детей параллельную вселенную, где у них есть все те чувства, которые есть у взрослого человека, и хочется спросить, какие, на ваш взгляд, три чувства ребенок из своей детской вселенной проносит с собой во взрослую?

Ребекка Дотремер: Я такой вопрос себе не задавала, когда создавала эту книгу, и вообще первый раз сейчас подобный вопрос услышала. Мне часто говорят, что не понимают разницу между моими взрослыми и детьми, но если ставить себя на место ребенка, который открывает эту книгу, кажется, что у меня будет впечатление комфорта, потому что здесь все маленькое, потому что это нестрашный мир. Есть возможность забыться в этом отдельном волшебном мире. А что касается ощущения, которое будет получать читатель, мне это не всегда понятно, и я, если честно, даже не особо стараюсь на это влиять.

встреча с известным французским художником-иллюстратором Ребеккой Дотремер

Я скорее стараюсь создать тихую уютную атмосферу, которая не вызывает страха. Но, тем не менее, думаю, в моей книге много странностей.


Мне нравится, когда есть какие-то странные моменты, я их называю «маленькие камушки в обуви». Это не обязательно что-то такое, что бросается в глаза с первого взгляда. Когда я была маленькая, я любила всякие картинки с деталями: например, человечек прячется за деревом или в кустах. В своих книгах я стараюсь это повторять, стараюсь создавать атмосферу уюта, но при этом добавлять какие-нибудь странные детали.

Сложно ли вам соблюдать сроки, которые дает издательство на работу?

Ребекка Дотремер: Мне не сложно, а издателю да. Я постоянно опаздываю. Я никогда не заканчиваю, у меня постоянное ощущение, что я буду вносить еще какие-то изменения. Дедлайн есть всегда. Я буду дотягивать до самого конца, получать больше времени, буду еще сильнее тянуть, и отдам иллюстрацию уже на грани самоубийства.

И все-таки год или два — сколько нужно, чтобы создать книгу с нуля?

Ребекка Дотремер: В зависимости от размера книги. Нужно сначала понимать идею. Рассчитать время на каждую иллюстрацию, потому что всегда мысли приходят в разное время. Часто бывает, что мне приходит что-нибудь вечером перед сном. Потом мне нужно 5—6 часов, чтобы нарисовать все детали. В общем, примерно 5 дней на иллюстрацию. Сейчас работаю над очень тяжелым проектом для своей следующей книги во Франции. Огромного размера картины, где по 50—60 персонажей, и для этого требуется около 15 дней. И, тем не менее, у меня слишком много задержек, и впервые я вынуждена была попросить своего издателя отложить проект на целый год, иначе я и правда задумаюсь о самоубийстве. Получается, этим летом у меня будет отпуск впервые за 20 лет.

Как или какими именно вы видите своих читателей?

Ребекка Дотремер: Я понимаю, что это, конечно, в большинстве своем женщины, а если это мужчины, то в них есть что-то женское.


Я представляю своих читателей скорее взрослыми или подростками, чем совсем маленькими детьми, начиная примерно с 11 лет.


Знаю, правда, что бывают и 5-летние дети, они мне пишут в фейсбуке: один мальчик писал, как он любит мои книги. Но чаще всего это люди, которым нравится мечта, поэзия, это явно не фанаты экшена и автогонок. Поэтому я и говорю, что у меня скорее женская аудитория, хотя никто не запрещает мужчинам мечтать о том, что можно слона подвесить на веревочке.

встреча с известным французским художником-иллюстратором Ребеккой Дотремер

Ссылки по теме:

На Non/fiction отметят День иллюстратора

Иллюстраторы — есть!

Иллюстратор Медведев получил премию президента

Иллюстрации к детским книгам, издававшимся в годы войны

Чукоккала. РГАЛИ