САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

«ЧуДетство! Истории». Г. Волкова «Аттракцион невиданной щедрости»

Голосуем за лучшую историю из короткого списка конкурса короткого рассказа «ЧуДетство!», опубликованного на сайте ГодЛитературы.РФ, с 23 до 30 августа (до 23:55)

голосовалка чудетство_истории
голосовалка чудетство_истории

Галина Волкова г.Брянск

Аттракцион невиданной щедрости

Пора детства, к сожалению, коротка и неповторима. Только осознаёт это человек, став взрослым. И потому так особенно дороги воспоминания о времени, «когда деревья были большими».

История, о которой пойдёт речь, случилась давно, когда дети свободно гуляли во дворах, когда существовало понятие дефицит, не было интернета и даже домашние телефоны были далеко не у всех. А произошло всё в затерянном среди сопок военном городке на улице, где всего три двухэтажных дома.

Голосовать_шорт-чудетство_истории

В дверь позвонили, и мама пошла открывать. На пороге стояли два мальчика. Один постарше, другой помладше. Оба в тёплых зимних пальто с меховыми воротниками и в меховых шапках с опущенными ушами, завязанными под подбородками. Младший, подшвыркивая, старался убрать то и дело появлявшуюся из носа жидкость. Нестройным хором тоненькими голосами они протянули: «А Люда выйдет?» Мама, оставив дверь открытой, пошла на кухню, крикнув в глубину квартиры: «Люся! К тебе Стаканчики пришли!» Мальчиков эта фраза нисколько не смутила и не обидела. Дело в том, что братья, Игорь и Вовка, носили фамилию Стакан.

Голосовать_шорт-чудетство_лепеталки

Почти сразу в коридоре появилась одетая по-домашнему симпатичная светловолосая девочка лет девяти-десяти. Подойдя к мальчишкам, она сердито прошипела: «Чего пришли? Сейчас выйду. Ждите». И закрыла дверь. Братья дружно шмыгнули носами и поплелись со второго этажа вниз, на улицу.

А там их уже встречала весёлая дворовая команда, состоявшая из трёх девочек и мальчика. Все они ждали Люду. Сегодня они договорились строить пещеры под снегом. Благо этого добра зимой в Заполярье предостаточно.

Вскоре она выбежала из дверей подъезда. Её тут же окружили и наперебой стали делиться планами, мыслями и намерениями. Оксанка Шуина и Катька Мишота, Люсины одноклассницы, демонстрировали какие-то скребки, младший брат Оксанки, Димка, — лопатку. А Светка Анголенко, которую за то, что она была низенькой, кругленькой, белобрысой, с розовым личиком, прозвали Пятачком, демонстрировала большие, на овчинном меху, защитного цвета рукавицы, уверяя, что сможет рыть снег прямо руками. Стаканчики были готовы на любые задания.

И работа закипела. В откосе, гладко срезанном грейдером и возвышавшемся над дорогой метра на два, проделали вход и стали углубляться в толщу сугроба. Сделали две пещеры. Снег слежался, и поэтому их своды держались хорошо. Но когда Пятачок зачем-то пробралась на верх сугроба и стала там ходить, всё рухнуло. Что тут началось! «Ты зачем туда полезла, толстая? Понесло тебя, корова! Остолопина, всё испортила!» — кричали дети. Светку обвинили во вредительстве и потребовали загладить вину перед обществом, или с ней прекратят общаться. Недолго думая, она пригласила всю команду к себе в гости. «Пойдёмте, не бойтесь: никого нет, все на работе», — заискивающе говорила провинившаяся.

Предложение понравилось всем, кроме Стаканчиков. Старший Игорь с видимым усилием, стесняясь, сказал: «Мы... это… не можем. Нам мамка не разрешает по квартирам шляться». Младший Вовка, загребая снег носком валенка и утирая нос варежкой, кивнул головой. Все понимали, что с мамкой братьям не повезло: Нина Леонидовна работала в школе учителем географии и слыла очень строгой. «Ладно, идите уже, — разрешила Люся. — Да смотрите не шумите, как вчера поздно вечером, а то спать не даёте». Братья заулыбались.«Это мы с мамкой бесились», — довольно объяснил Игорь. «Ага», — закивал головой Вовка. Все переглянулись: поверить, что неулыбчивая географичка в очочках с золотой оправой могла баловаться, было трудно.

Со Стаканчиками распрощались уже в подъезде на первом этаже и поднялись, оставляя за собой мокрые следы от таявшего снега, на второй, где жили в соседях Люда и Пятачок. Светка, расстегнув серую кроличью шубейку, сняла с шеи верёвочку с ключом. Дверь открылась, вся гоп-компания завалила в квартиру. Тут же в прихожей разулись и прямо на пол побросали заснеженные пальто, шубы и шапки. Ещё более румяная, чем всегда, от выпавшей на её долю миссии, хозяйка позвала всех на кухню. «Смотрите, что у меня есть», — хвастливо сказала она и выдвинула ящик стола, доверху наполненный разными шоколадными конфетами.

— Ого-го-го-гогошеньки! — закричал в восторге от увиденного богатства шестилетний Димка Шуин.

— Берите, берите, ешьте, — радушно приглашала к пиршеству Светка.

— А можно? — усомнилась осторожная Катя.

— Можно, можно, ешьте. Это же всё моё, — последовал ответ.

Гости дружно зашуршали бумажками. Но довольный Пятачок со словами «а вот что у меня ещё есть» открыла холодильник и поставила на стол две большие стеклянные банки с чем-то красным и чёрным.

— Што это? — спросил, еле ворочая языком и потому шепелявя, Димка.

— Икра, — гордо сказала Светка.

— А её разве едят? — засомневался мальчик. — Нам в саду говорили, что из неё лягушки и рыбки родятся.

— Дима, это другая икра. Её можно есть, она вкусная, — успокоила брата более опытная в житейских делах старшая сестра Оксана.

— А чем мы её есть будем? — тут же успокоился Димка и приготовился к дегустации нового лакомства.

— Да вот берите ложки, — предложила гостеприимная хозяйка, подавая каждому столовую ложку.

— Так её же вроде с хлебом и маслом надо есть. Нам мама на праздник приносила из буфета, — сказала Люся.

— Не, хлеб с маслом — это гадость. Мне его каждое утро на завтрак пихают. Я аж давлюсь, — с отвращением произнесла Катька.

И подруга согласилась с ней, потому что у неё были свои неприятные воспоминания, связанные с этим продуктом: из-за очередного каприза во время завтрака выведенный из себя отец сделал ей питательную маску из масла. Впрочем, потом они помирились.

— Ешьте так, без хлеба. Это вкуснее, — авторитетно заявила Светка, снимая с банок крышки и первой набирая полную ложку чёрной икры. — Я её всегда так ем, — призналась она, причмокивая.

Упрашивать никого не пришлось, и вскоре ложки зазвякали по стенкам банок.

— Вкусненько, — признался Димка после того как отправил в рот одну за другой по ложке каждого деликатеса. Девчонки согласились с ним.

Неизвестно, сколько бы ещё продлилось пиршество, но хлопнула входная дверь, и через минуту на пороге кухни появился старший брат Пятачка, веснушчатый и рыжий девятиклассник Васька Анголенко.

— Здрасте, — недобро произнёс он.

Компания притихла.

— Вася, — залепетала Светка, — мы это… замёрзли и… погреться решили…

— Опять продукты без разрешения тыришь. Кому говорено, не трожь. Получить захотела? Навела мелкоты полную хату. Устроила аттракцион невиданной щедрости! Выметайтесь мигом! Кому говорю?! — не слушая сестру, угрожающе прикрикнул Васька.

Гости друг за другом бочком прошмыгнули мимо грозного хозяина в прихожую, без разговоров быстренько натянули обувку, похватали в охапку одёжки и вывалились в подъезд, оставив Пятачка на съедение брату.

На следующий день друзья узнали, что к Светке были применены жесткие санкции: её засадили дома на все каникулы. Она не унывала: писала команде записки и бросала с конфетами через форточку. Димка хвастался перед Стаканчиками, что наелся до отвала конфет и икры, что вечером ему стало плохо, что к нему приезжала «скорая» «промывать живот». Девчонки шушукались, что во всём виноват Васька, который сдал сестру родителям.

Прошло время. Оно разбросало по жизни весёлую компанию. Но вряд ли кому-то из них удалось ещё раз поесть икру столовой ложкой.