САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

5 книг недели. Выбор шеф-редактора

Театральный селебрити, «турецкий Дилан», шотландский книготорговец, сто решительных женщин и одна Букша

выбор шеф-редактора 5-книжных-новинок-недели
выбор шеф-редактора 5-книжных-новинок-недели

Текст: Михаил Визель

Коллаж: ГодЛитературы.РФ

  1. Евгений Гришковец. «Театр отчаяния. Отчаянный театр»

М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2018

5 книг шеф-редактора выбор

Человек-театр Евгений Гришковец довел свою «новую искренность» до такого автоматизма, что может сам про себя рассказывать анекдоты:


«Позвонил Гришковец заказать пиццу… и наговорил по телефону новую пьесу».


Эту книгу наговорить по телефону, пожалуй, было бы затруднительно даже ему. Не только из-за объема - свыше 900 страниц! - но и из-за степени проработанности. Формально это роман «мемуарный», как определяет его сам автор. Успешный драматург и селебрити, перешагнувший недавно порог пятидесятилетия, вспоминает былое: первая полулюбительская труппа, трехлетняя военно-морская служба, давшая запас жизненных впечатлений и экзистенциального отчаяния на много лет вперед, встречи с людьми, всё более и более «успешными» - как и сам стесняющийся этого мемуарист. И главное, путь к своему собственному уникальному театру - «театру, равному одному человеку». Но уникальность дарования Гришковца еще и в том, что факты биографии конкретного Жени становятся у него этапами пути «человека вообще». Не скажем - как у Толстого в его трилогии взросления, но что-то в этом духе.

 

  1. Ксения Букша. «Открывается внутрь»

М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2018

5 книг шеф-редактора выбор

Жанр новой книги лауреата «НацБеста» обозначен как «рассказы», но это авторское определение не совсем корректно. На самом деле 18 рассказов - это единый ковер с повторяющимися фигурами - сквозными героями, связанными 306-й маршруткой, ходящей, как кoвроткаческий утóк, из конца в конец по окраинному району родного для автора Петербурга. Рассказы объединены в три раздела или главы - «Детдом», «Дурдом», «Конечная». И действительно, в первой части речь идет в основном о сиротстве и приёмных семьях, во втором - о проблемах адекватного восприятия себя и действительности (точнее - себя в действительности), а в третьей… Третья как раз и собирает рассказы в роман. Во всех трех частях чувствуется личный и писательский опыт 35-летнего автора, публикующегося ровно полжизни. Но лучше им не интересоваться - а читать отточенные тексты. Которые действительно открываются прямо куда-то внутрь сердца.

  1. Элена Фавилли, Франческа Кавальо. «Сказки на ночь для юных бунтарок»

Пер. с англ. Т. Новиковой. — М.: Эксмо, 2018

5 книг шеф-редактора выбор

Книга, формально являющаяся детской, будет любопытна и взрослым - причем во многих отношениях. Кажется, нет ни одной «общепринятой конвенции», которую предприимчивые авторши (авторки?) не провернули бы с ног на голову. Книгу надо сначала напечатать, потом продавать? Ничего подобного: на проект собрано больше миллиона долларов на платформе kickstarter. Это рекорд краудфандинга! Книгу надо писать на родном языке? Опять-таки предрассудок: книгу надо писать на том языке, на котором легче продать. То есть, разумеется, на американском английском, а не на итальянском. А редактора наймем (см. выше). Академик не равноценен дворнику? Что за стереотипы! Среди ста выдающихся женщин всех времен и народов, собранных под одной обложкой, есть и лауреат Нобелевской премии по физике, и пиратки, и политические активистки, пловчиха и булочница, и даже 10-летняя школьница, прославившаяся тем, что вообще-то она мальчик. Но чувствует себя девочкой, т. е. трансгендером. И посему отстоял(а) свое право ходить в школе в девчачий туалет. Но содержание этой книги, конечно, не сводимо к пикантным анекдотам. Под видом нарочито традиционной сказки (каждая главка начинается зачином «жила-была…») авторессы радикально переписывают мировую историю с феминистических позиций. Но если, прочитав про Йоко Оно, что «свою идею они [т. е. Оно и Леннон] отразили в прекрасной, очень сильной песне “Дайте миру шанс”», остается лишь пожать плечами: «нет, ну можно и так сказать…», то полное отсутствие упоминания в главке про Хиллари Клинтон ее мужа Билла - это, конечно, высший пилотаж феминизма. В духе самой книги можно подытожить: «Они сделали это!»

  1. Шон Байтелл. «Дневник книготорговца»

Пер. с англ. И. Левченко. — М.: Азбука Бизнес, Азбука-Аттикус, 2018

5 книг шеф-редактора выбор

«Да, сэр, если уж на то пошло, разве не было у мудрейших людей всех времен, не исключая самого Соломона, - разве не было у каждого из них своего конька?» - провозгласил 200 лет назад Лоренс Стерн устами своего героя Тристрама Шенди. И с тех пор описание разных занятных хобби и не менее удивительных профессий стало отличительной чертой британской литературы. Верный рыцарь которой - Шон Байтелл. В 1999 году он купил букинистический магазин в маленьком городке Уигтаун, который годом ранее получил пышный титул (а на самом деле - маркетинговой ярлычок) «книжная столица Шотландии» и с тех пор ведет в нем свои дела. Внешне - ни шатко ни валко. Записи в дневнике за 2014 год свидетельствуют: 2—5 посетителей в день и 10—100 фунтов дневной выручки — это норма. Но букинисты — они же чокнутые люди, не хуже стерновских джентльменов. Так что Байтелл бурчит и пересыпает свой дневник черным юмором, но по тексту понятно - он совершенно счастлив. Но хорошенько подумайте, прежде чем решитесь повторить его опыт! «В 9:25 позвонил мужчина из Южной Англии, подумывающий купить книжный магазин в Шотландии. Спрашивал, как верно определить стоимость магазина с товарным остатком 20 000 книг. У меня с языка едва не сорвалось: «ВЫ В СВОЕМ УМЕ?», но, сдержавшись, я поинтересовался, что предлагает нынешний владелец».

  1. Зульфю Ливанели. «История моего брата»

Пер. с тур. А. Аврутиной. — М.: Эксмо, 2018

5 книг шеф-редактора выбор

Если верить переводчице, написавшей к этой книге большое вступление, Ливанели - это такой «турецкий Боб Дилан»: автор песен протеста, которые исполняли уличные демонстранты и крупнейшие академические музыканты, ставший впоследствии живым (сейчас ему 72 года) классиком, чьим именем называют культурные центры в самой Турции и за рубежом - в частности, в Санкт-Петербурге. Но если уж Ливанели и сравнивать с кем-то, то скорее с Леонардом Коэном: он тоже начинал как писатель и только в силу обстоятельств обратился к слову звучащему. А когда обстоятельства изменились, охотно вернулся к литературе. «Вы сейчас держите первый роман Ливанели, который выходит на русском языке, - подытоживает переводчица. — Начинается он как детектив. Но отбросьте сразу все свои ожидания. Подобно самым ярким произведениям современного искусства, которые поражают своей неожиданностью и шокируют, нынешний роман Ливанели готовит множество сюрпризов». Издатели уверяют, что это начало целой «турецкой серии». Хочется надеяться, что она готовит ещё и другие сюрпризы.