Наш сайт обновляется. Мы запустили полностью новый сайт и сейчас ведется его отладка. Приносим свои извинения за неудобства и уверяем, что все материалы будут сохранены.
САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

«Чистый кайф» Андрея Геласимова

Презентация «Чистого кайфа» началась с «баттла литературных критиков»

Текст и фото: Михаил Визель

Новейший роман лауреата Нацбеста Андрея Геласимова посвящен рэп-культуре, а его главный герой «до степени смешения», как говорят патентоведы, похож на реальную звезду Василия Вакуленко, известного всем как Баста. И поэтому презентация «Чистого кайфа» началась с «баттла литературных критиков», один из которых должен был ругать роман, а другой, соответственно, хвалить.

Андрей-Геласимов

 Главная претензия музыкального обозревателя Бориса Барабанова заключалась в том, что автор запутался между книгой в жанре ЖЗЛ и собирательным «портретом девяностых». Да и откуда ему, просто в силу принадлежности к другому поколению, чувствовать специфический язык рэперов? Впрочем, признал он, «люди, знакомые с проблематикой [наркотической зависимости], книгу скорее приняли».

Радиоведущий и создатель дальневосточной литературной премии Вячеслав Коновалов был краток и конкретен: «Если люди, слушающие эту музыку, книг не читают, то теперь будут читать! Раунд!»

Сам Андрей Геласимов, поблагодарив своих друзей, разыгравших эту маленькую сценку, уточнил: «Роман всё-таки не о рэп-культуре, а о страшном, очень непростом времени - российских девяностых. Сам Вася [Вакуленко] признался мне, что ребенком однажды попросил у Деда Мороза сковородку картошки с мясом.


Поэтому русский рэп так зациклен на материальном успехе, на раскрутке, на промоушене. И поэтому никакой генетической связи с романтическим русским роком».


Диктатура самооценки гораздо страшнее диктатуры идеологии, которая была в Советском Союзе, развил свою мысль автор. И наркозависимость, которой действительно уделено много места в романе, вылезла как язва в девяностые годы, как проявление слома идеологии.

До сей поры в новейшей русской литературе было только одно значительное произведение, в котором ставится и решается задача разобраться в сломе эпох, пришедшейся на рубеж тысячелетий - «Ненастье» Алексея Иванова, действие которых разворачивается на Урале. Ну, пожалуй, еще «Санькя» Прилепина, но там все-таки обстоятельства слишком уникальны.

Андрей Геласимов решает ту же задачу на совершенно ином материале (в который, по собственному признанию, ему пришлось погрузиться, как не приходилось при написании никакого произведения раньше) - южный Ростов, монастырь, московские клубы.

Со временем им вместе с другими, еще не написанными произведениями, вероятно, предстоит собраться в единый пазл - «Россия девяностых» .  Судя по интересу на «Нон-Фикшне», «Чиcтый кайф» займет в этом пазле заметное место.