Наш сайт обновляется. Мы запустили полностью новый сайт и сейчас ведется его отладка. Приносим свои извинения за неудобства и уверяем, что все материалы будут сохранены.
САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.
Олег Шестинский. 28 января
Блокадные мальчики. Самые мои поэты, или Мой «роман» со стихами

Текст: Дмитрий Шеваров

Коллаж: ГодЛитературы.РФ

Родина не забудет

Тех, кто ее любил.

Олег Шестинский. Из эпитафии на Братском Блокадном кладбище

"Добрый день, Дмитрий!

Пишет Вам вдова поэта Олега Шестинского (1929—2009). 27 января день снятия блокады Ленинграда, а 28 января Олегу Николаевичу (2014 года. - Прим. ред.) исполнилось бы 85 лет. Всю блокаду он подростком провел в Ленинграде. Отца будущего поэта призвали в ополчение. Мама заведовала терапевтическим отделением в больнице на 27-й линии Васильевского острова и каждое утро шла туда пешком пять километров со своей Петроградской стороны, а вечером - обратно. В Ленинграде жила и бабушка Анастасия Никитична Шубина, прожившая до ста одного года. Все блокадные дни она ежедневно ходила в Князь-Владимирский собор.

Все они похоронены на Серафимовском кладбище, о котором Олег Николаевич писал: "Я знал, что мертвые повсюду. Под дорожками, цветниками, под серо-блескучими камнями... Их завозили вповалку в открытых кузовах и сталкивали, как сухостой, во взъерошенные подрывниками траншеи. Не с тех ли тысяч безличностных захоронений заклубилось дымом равнодушие к личности? Вплоть доныне... Много лет назад, когда на Серафимовском сооружали блокадный мемориал, Ленгорисполком обратился ко мне с просьбой сочинить надписи для гранитных стел. Я написал..."

Посылаю Вам стихи Олега о блокаде.

Нина Николаевна Шестинская"

Я песни пел,

Осколки собирая,

В орлянку меж тревогами играл.

А если неожиданный налет,

А если в расписанье мой черед,

То с кона взяв поставленный пятак,

Я шел с противогазом на чердак.

А было мне всего тринадцать лет,

Я даже не дружинник,

Просто - шкет,

Но "зажигалку" я щипцами мог

Схватить за хвост

И окунуть в песок.

1954 г.

Друзьям, погибшим на Ладоге

Я плыву на рыбацком челне,

Холодна вода, зелена...

Вы давно лежите на дне,

Отзовитесь, хлопцы, со дна.

Борька Цыган и Васька Пятак,

Огольцы, забияки, братцы,

Я Шестина из дома семнадцать,

Вы меня прозывали так.

В том жестоком дальнем году,

Чтоб не лечь на блокадном погосте,

Уезжали вы

Кожа да кости -

И попали под бомбу на льду.

Неприглядна в путину вода,

Не проснуться погодкам милым,

Их заносит озерным илом,

На года,

На века,

Навсегда...

1958 г.

* * *

Детям блокады

Не быть стариками.

Их матерям не умирать.

Ангелами над облаками

За все страданья

Парить им веками, -

Божия белая рать.

1995 г.

Воспоминание о блокаде

Когда блокадный город вымер

И выжег этажи пожар,

Одна лишь церковь Князь Владимир

Звала последних прихожан.

И бабушка сквозь колокольный,

Как бы заиндевелый, глас

Брела под купол сердобольный,

Молилась обо всех о нас:

О дядях, бравых офицерах,

О младшей дочери - враче,

О внуках, с голодухи серых,

О пище грезящих вотще.

И в замороженном притворе

Внимал, чтоб беды обороть,

Ей, не ханже и не притворе,

А мученице, сам Господь.

Я верю этой страстной были,

Дошедшей из блокадной тьмы, -

Ведь офицеры победили,

И чудом сохранились мы!

И нынче жизнь под черным крепом,

Но никого нет из родни,

Кто мог бы так общаться с небом,

Как бабушка в святые дни...

1996 г.

Ленинград

Мой Ленинград погребен Пискаревкою.

Санкт-Петербург - это город не мой.

Разве забуду, как мёрзли погодки

над бровкою

Снежной дороги блокадной зимой.

Разве забуду могилки умявшиеся,

В сонме крестов - моя бедная мать.

Тихие люди, без позы поклявшиеся,

Город врагу ни за что не отдать.

Разве из сердца признательность вынется

К тем, кто спасали нас, духом сильны, -

Зина Круглова, девчушка-дружинница,

Ставшая позже министром страны*...

Град, опочивший без завещания

На перехлестах гражданской войны...

Смутно сегодня для слуха звучание -

Санкт-Петербург - не его мы сыны.

Гордое имя разменяно биржами,

Души мельчит банкомётный устав...

Были героями, - стали мы бывшими

При шутовстве новорусских забав.

Мы на кладбищах войны похоронены,

Дети блокады, завьюженным днем,

Годы, историей провороненные,

Горьким предательством лишь назовем.

*Зинаида Михайловна Круглова в середине 1970-х годов стала заместителем министра культуры СССР.

https://godliteratury.ru/gl-projects/moi-lyubimy-poyety

Оригинал статьи: "Российская газета"