САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Анкета Басинского: Писатели на карантине. Роман Сенчин

«Мне показалось интересным разослать современным писателям, находящимся «на карантине», свою анкету. Вот что они ответили»

Басинский-задает-вопросы-писателям-на-самоизоляции-Роман-Сенчин
Басинский-задает-вопросы-писателям-на-самоизоляции-Роман-Сенчин

Текст: Павел Басинский/РГ

Известно, что Корней Иванович Чуковский был не только великим критиком, филологом и детским писателем, но и любил собирать писательские высказывания по разным вопросам. Памятником этой стороны его деятельности стала знаменитая "Чукоккала" - сборник экспромтов, рисунков, стихотворений едва ли не всех великих и просто известных писателей ХХ века.
Менее известно, что Чуковский любил писателей "анкетировать". Так, в 1919 году в преддверии 100-летия Н. А. Некрасова он стал адресовать известным поэтам и прозаикам вопросы о Некрасове. Вопросы были простые: "Любите ли вы стихи Некрасова?"; "Какие стихи Некрасова вы считаете лучшими?"; "Не оказал ли Некрасов влияния на ваше творчество?" и т. п. Ему ответили Александр Блок, Николай Гумилев, Анна Ахматова, Максим Горький, Евгений Замятин и многие другие. Интересно было то, как на одни и те же вопросы отвечают разные знаменитости.
А еще в 1910 году он осмелился "анкетировать" самого Льва Толстого, послав ему вопрос о его отношении к смертным казням. Лев Толстой ответил во время своего "ухода", из Оптиной Пустыни, за несколько дней до смерти в Астапове. И это был последний текст Толстого, если не считать писем родным.
Я, разумеется, в мыслях не держу рядиться в мантию великого Корнея Ивановича, но мне показалось интересным разослать современным писателям, находящимся "на карантине", свою анкету.
Вот что они ответили. Ответы будут появляться на сайте "РГ" по субботам и воскресеньям.
Будьте здоровы!  Ваш Павел Басинский

Роман Сенчин, прозаик

Где вы сейчас проводите время (если не секрет)?

Роман Сенчин: С 21 марта нахожусь дома. А точнее - в квартире на двадцать первом этаже одного из жилых домов города Екатеринбурга. В середине марта уезжал, как мне казалось, надолго - в Москву, Владимир, Кострому, Нижний Новгород, но пришлось срочно возвращаться из Владимира по месту жительства, так как встречи в библиотеках, литературные фестивали отменили.

Над чем вы сейчас работаете? Что читаете?

Роман Сенчин: Пробую писать то, что начал уже давно. Занимаюсь окололитературными делами, которые собственно и дают основной заработок. Довольно много читаю. Почему-то Гоголь увлек в эти недели.

Влияет ли как-то на ваше творчество вынужденная самоизоляция? Самая продуктивная творческая пора А. С. Пушкина, Болдинская осень 1830 года, пришлась на "холерный карантин".

Роман Сенчин: Да, казалось бы, подобные ситуации должны вдохновлять. Но я, да и многие мои товарищи по цеху, насколько могу судить, не пишем запоем.


Писать о коронавирусе как-то не очень порядочно,


что ли (хотя я по предложению одного портала написал небольшой рассказ об актере, который вынужден сидеть дома, так как театр закрыт), а другое сейчас кажется не очень-то и важным…

У Пушкина в Болдинскую осень многое сошлось - в городах он вообще писал мало, в основном, как бы мы сейчас сказали, тусовался, а тут оказался один. С женитьбой на красавице сначала была полная неопределенность, а потом она написала, что выйдет за него замуж; в Болдине были всего три книги, письма приходили нерегулярно, пить и играть в карты было не с кем… Так что оставалось писать. У нас же есть интернет, который практически все заменяет. Правда, замечаю, что соцсети некоторым уже осточертели, и они покидают фейсбуки и прочее. Быть может, месяце на третьем карантина у кого-то действительно начнется Болдинская осень. У поэта Евгения Лесина, правда, Болдинская осень уже вовсю - каждый день одаривает нас шедеврами.

Как вы относитесь к черному юмору, который я прочитал в интернете: "Сидите дома. На улице люди"? То есть люди - это опасность, как дикие звери. Не кажется ли вам, что мы сейчас живем во времена какой-то новой этики и новой стилистики в широком значении этого слова?

Роман Сенчин: По-моему, сидеть дома - это единственно правильное решение во время эпидемий. Человечество пришло к этому еще в древности. Да, мы теперь воспринимаем друг друга как вероятных источников заражения. С другой стороны, отношение друг к другу стало человечнее, чем было совсем недавно.

Можете ли вы вспомнить какие-то примеры из русской и мировой классики, где была примерно описана нынешняя ситуация? ("Пир во время чумы" не называть!)

Роман Сенчин: Голод, вот, кажется, та эпидемия, что чаще всего волновала писателей. А про болезни… Конечно, основа "Декамерона" гениальна. Когда несколько человек укрываются в загородном доме и пережидают чуму, рассказывая друг другу истории. Из современных авторов вспоминается серия книг Яны Вагнер. Хоть фабула и избитая, но некоторые моменты поразительно схожи с происходящим сегодня. Впрочем, мы пока цивилизованней того народа, что показан ею. А вирус коварнее. Проявлялись бы симптомы через несколько часов, наверное, было бы легче справляться с распространением… Удивительно, что Чехов, кажется, не написал ни одного рассказа о холере, хотя сталкивался с нею по долгу службы. Впрочем, экстремальные темы в прозе он предпочитал не брать.

Писатель в России обязан быть пророком. Как вы думаете: когда это закончится и что нас ждет после этого?

Роман Сенчин: Мои прогнозы не сбываются, это я давно заметил. Поэтому не буду гадать, когда закончится. Хочу, чтоб как можно скорее. Мне надо ехать к родителям в Сибирь - скоро картошку сажать, грядки копать, кусок забора срочно нуждается в ремонте…