САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Что объединяет женщин в русской прозе? Красота и страдание

В последний день ММКЯ Екатерина Писарева постаралась выяснить, почему женщины в литературе так несчастны

ММКЯ_2020_Московская-международная-книжная-ярмарка
ММКЯ_2020_Московская-международная-книжная-ярмарка

Текст и фото: Дарья Щеглова

Первой микрофон достался уверенной и совершенно прекрасной Ольге Брейнингер: «Литература изначально строится на конфликтах. Несчастья, как грустно бы это ни звучало, являются самым простым учителем для человека, самой простой возможностью выйти за границы себя».

Упомянув свой проект «Женские голоса в русской литературе», Ольга рассказала об объективных факторах незавидного положения женщин. Здесь и невозможность получать образование, невозможность в полной мере участвовать в общественной и культурной жизни страны. «Для женщин очень долго не существовало коридора, по которому они могли бы выйти и рассказать о себе».

Писательница Марина Степнова поддержала коллегу: «Счастье – штука скучная, смертная тоска. А литература должна развлекать, поэтому и возникает на страницах несчастье. Идеальный объект для изображения страдания – женщины. Они эмоциональны, уязвимы, вызывают сочувствие. Однако стоит сказать, что мужчины страдают ровно столько же. И в русской литературе несчастных мужчин предостаточно. Не будем отбирать у них лавры».

Дальше микрофон перешел к единственному мужчине на сцене – Шамилю Идиатуллину, который, по его словам, рассчитывал выполнять «роль тумбочки» на дискуссии с таким названием. Однако Екатерина Писарева прервала автора: «Шамиль, миссия у вас важная - вы здесь, чтобы ответить за мужчин-писателей».

«Женщины тупо красивее. За ними приятно наблюдать. Этакое guilty pleasure. У них все равно что-нибудь да наладится, или мы будем верить в то, что у них что-то наладится. Пока литература существует, женщина, к сожалению, будет страдать, но мы можем надеяться на счастливый конец».

Обратив внимание на перчатки Ольги Брейнингер с надписью: «We should all be feminists», Екатерина Писарева перевела беседу в феминистское русло. Поменялось ли что-то в героине сегодня, во времена новой этики и равенства. Да, сегодня героиня стала смелее и свободнее, однако, по мнению Марины Степновой, эта уверенность ей как будто не к лицу: «Я попробовала сделать героиню-феминистку, которая способна идти по головам к своей цели. Она получилась настоящим монстром! Однако, я считаю, никакая, даже самая прекрасная цель, этого не стоит».

Высказала свое мнение и Ольга Брейнингер: «Героиня моего романа живет в XXI веке. Эта женщина, которая может равноправно играть на одном поле с мужчиной, чувствовать себя полноценным, а не запасным игроком. У нее есть свобода, в отличие от героини романа Марины Степновой «Сад». Не стоит забывать и о Марианне, героине романа Салли Руни «Нормальные люди» – это новый тип героини. Женщина, для которой феминизм абсолютно естественен, все равно сталкивается с проблемами и сложностями, несчастьями и страданиями. Мы видим, что при свободе выбирать женщина не стала счастливее».

К концу беседы решили обратиться к фольклору, где женщина была представлена как телесный объект, а мужчина – обладатель положительных качеств. А также к вопросу о том, почему сегодня слово «феминизм» ассоциируется с чем-то агрессивным, неприятным. Ольга Брейнингер отлично объяснила, почему так произошло: «Феминизм пришел к нам в начале 90-х в самом радикальном изводе. Так у нас запечатлелся образ женщины, считающей всех мужчин козлами, с которыми надо бороться. Но на самом деле тема феминизма гораздо более тонкая и сложная. Она поставила под сомнение базовые претензии к мужчинам. Стоит не забывать, до 1970 года в Америке женщины не могли получать высшее образование. Услышав такое, мне кажется, каждая захотела бы побороться за свои права».

«Феминизм победит!» – резюмировал Шамиль Идиатуллин. А до Анны Карениной спикеры так и не добрались.

https://godliteratury.ru/projects/feminizm-na-novyy-godhttps://godliteratury.ru/projects/shamil-idiatullin-lenin-i-kapitalist