САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

В «Полутора комнатах» Иосифа Бродского хотят разместить часть его американского кабинета

Экскурсия к 25-летию со дня смерти поэта

Фото: Александр Глуз / «Петербургский дневник»
Фото: Александр Глуз / «Петербургский дневник»

Текст: Яна Григорьева

Текст предоставлен в рамках информационного партнерства «Российской газеты» с газетой «Петербургский дневник» (Санкт-Петербург)

В музее нобелевского лауреата на Литейном проспекте, 24, уже закончили ремонтно-реставрационные работы и принимают гостей.

Приходя в музей, в первую очередь попадаешь в новое современное музейно-выставочное пространство, которое расположилось в стенах квартиры № 36. Она имеет общую стену с квартирой № 28, в которой в 1960-е годы жила семья Бродских. Теперь в ней есть еще и дверь.

В ламповой атмосфере

Практически весь год в выкупленной квартире в доме Мурузи на Литейном проспекте шел ремонт и работа над пространством. Оно разделено на три локации. Над их дизайном работал Александр Бродский, чья фамилия по иронии судьбы совпала с фамилией известного поэта.

При входе по правую руку открывается вид на гостиную с креслами и книжным стеллажом. Здесь в «ламповой атмосфере» можно взять и почитать любую книгу с полки. Кстати, он сформирован на основе знаменитого списка литературы Бродского, который он рекомендовал к прочтению своим студентам в Америке.

Фото: Александр Глуз / «Петербургский дневник»

По словам исполнительного директора Фонда создания музея Иосифа Бродского Антона Алексеевского, здесь решили оставить кирпичные стены, так как в самой квартире не сохранились подлинные интерьеры, за исключением голландских печей.

За стеллажом открывается досуговое пространство с буфетом. Здесь можно попить кофе, провести встречу, посидеть и полюбоваться новыми интерьерами, а после отправиться на лекцию, творческую встречу, мастер-класс в амфитеатре, который примыкает к буфету.

Портрет за батареей

Осмотрев новые интерьеры, возвращаемся к входу. Отсюда, уже по левую руку, открывается выставочное пространство, где сейчас организована временная экспозиция. Она посвящена находкам, которые обнаружили во время реставрации полутора комнат и соседней комнаты с эркером.

«Нас ждали настоящие сюрпризы. Например, мы раскрыли дубовый паркет времен постройки дома, который прекрасно сохранился. Благодаря фотографиям мы выяснили, что семья Бродских ходила именно по этому паркету. То же самое произошло со стенами: хорошо сохранились обои и даже красочный слой 1960-70-х годов XX века. На месте печи в «Полутора комнатах» обнаружили окурки, спички, кусочки фотопленки, фрагменты газет советского времени и фотопластинок с текстом», – рассказывает Антон Алексеевский.

Антон Алексеевский. Фото: Александр Глуз / «Петербургский дневник»

Переступаем порог той самой знаменитой квартиры № 28, и по правую руку открывается вид на помещение архива с научной библиотекой. Сюда, по задумке авторов, можно будет прийти, сесть за стол и поработать с книгами, документами и другими материалами. Минуя архив, попадаем в комнату с эркером, где жили соседи Иосифа Бродского по коммунальной квартире.

«Здесь мы планируем разместить часть американского кабинета Иосифа Бродского, который передала его вдова из Бруклина. В этой же комнате мы также раскрыли дореволюционный паркет, а на месте утраченных дощечек положили новые, чтобы была видна разница между новыми и историческими фрагментами паркета», – рассказывает Антон Алексеевский.

В эссе Бродского «Полторы комнаты» поэт упоминает пианино, именно его можно увидеть стоящим на своем законном месте в этой комнате. Кажется, это единственный предмет, который никогда не покидал квартиру и застал всех ее жильцов.

«Еще одно археологическое открытие в этой комнате: за батареей долгое время стояла картонка, заклеенная обоями, во время реставрации мы ее освободили, и выяснилось, что это портрет. Непонятно, кто на нем изображен. Возможно, что это хозяин еще дореволюционной квартиры: здесь жил юрист князя Мурузи – грек, наверное, это он», – рассказывает Антон Алексеевский.

Еще в комнате можно полюбоваться встроенным шкафом, говоря современным языком, который организовали соседи Бродского. Раковиной, проведенной в жилое помещение ими же, и, конечно, самим эркером.

Сегодня его украшает «голова Бродского» – работа скульптора Владимира Свердлова.

Фото: Александр Глуз / «Петербургский дневник»

Концепция пустоты

Выходим из соседской комнаты, заворачиваем направо, идем по кусочку когда-то общего коридора и следом поворачиваем еще раз направо. Полторы комнаты. Пустые. Отреставрированные. Живые. Гости видят не только подлинные интерьеры, но и проекцию на них. Благодаря картинке «пазл» складывается воедино: шкаф, кресло, стол в полутора комнатах, кровать, шкафы в комнате родителей. Кажется, что Бродский вот-вот заглянет...

Сегодня кропотливая реставрация полутора комнат и соседней комнаты родителей окончена.

«Пока мы думаем оставить пространство пустым. В комнатах мы сохранили зеленый цвет стен и коричневые лепные панели, которые были при жизни семьи Бродских, – отмечает Антон Алексеевский. – Местами во время работы нам также раскрылись дореволюционные газеты, которые использовали, когда клеили обои, но это было еще до Бродских».

Фото: Александр Глуз / «Петербургский дневник»

Найти диалог

В планах – сделать отдельный вход в музей, трансформировав одно из его пространств. «Но это дело будущего. Вообще всегда отдельный вход – необходимая часть музея. Особенно это актуально для музеев в жилых домах, как наш», – отмечает специалист.

В конце декабря прошлого года музей начал принимать первых гостей. Сейчас любой желающий может записаться на экскурсию через сайт «Бродский.онлайн». Как правило, в выходные проводят по три групповые экскурсии за день, при этом количество участников в группах ограничено. А в будние дни можно записаться на индивидуальные экскурсии по времени.

Последнее время музей чаще попадает в сводки новостей из-за непростой ситуации с соседями сверху. «Мы с уважением относимся к соседям и не хотим их беспокоить. Наши ограничения по количеству гостей в музее – как раз из уважения к ним. Мы хотели бы жить с ними мирно, но, полагаю, есть те, кто в принципе против существования музея. Они говорят, что даже если мы сделаем отдельный вход, жители все равно будут против музея. Среди аргументов: под окнами будут орать поклонники Бродского. По-моему поклонники поэта не та публика, чтобы кричать под окнами и мешать жить другим», – считает Антон Алексеевский.

Разрешить эту проблему мирным путем вполне возможно, утверждает он, нужно только наладить диалог. Только в нем должны быть заинтересованы обе стороны.

Фото: Александр Глуз / «Петербургский дневник»

Оригинальный материал: «Петербургский дневник»