САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Карикатура как судьба

Каким будет музей-усадьба Щербова в Гатчине

Фото: Дмитрий Иванов
Фото: Дмитрий Иванов

Текст: Дмитрий Иванов

Текст предоставлен в рамках информационного партнерства «Российской газеты» с газетой «Санкт-Петербургские ведомости» (Санкт-Петербург)

На улицу Чехова, 4, скоро придут реставраторы. Музейщики разобрали экспозиции, упаковали вещи и думают о том, чем встретить посетителей... через несколько лет.

Чтобы лучше понять заботы сотрудников музея, необходимо вспомнить историю здания. В 1911 году Павел Щербов, самый известный тогда карикатурист, решает поселиться в Гатчине. Дом с башенкой строится по проекту архитектора Степана Кричинского, мастера северного модерна, и становится одним из символов Гатчины. Каковым остается и сегодня. После революции по просьбе Максима Горького семью художника не стали уплотнять. Только после войны здесь устроили коммуналку на 12 семей, которая просуществовала до 1980-х годов. Тогда дом расселили, чтобы отдать краеведческому музею, прежде занимавшему Приоратский дворец. В 1992 году музей открывают, соединив краеведение и память карикатуриста. Средств на проведение полноценной реставрации здания у новой капиталистической власти тогда не нашлось. Проект, подготовленный известным институтом «Спецпроектреставрация», пополнил фонды музея.

По словам Александры Журавлевой, заведующей музеем, сейчас здание – памятник архитектуры находится в тяжелом состоянии. Требует полной переборки и частичного воссоздания черепица на кровле. Из-за протечек обваливается штукатурка внутри дома. Надо усиливать фундамент и менять гидроизоляцию – в подвале стоит вода. Нуждаются в реставрации камин и прихожая, которая с помощью большой лестницы объединяет помещения первого и второго этажей. У Щербова был наружный камин для пикника во дворе – его надо воссоздавать. Что говорить о таких «мелочах», как необходимость возвращения исторического цвета фасадам – песочного вместо нынешнего серого, а также колера стен на лестнице...

Менять черепицу надо на историческом флигеле. Пристройку к нему, сделанную в 1980-е годы, придется разобрать и воссоздать для организации входной зоны. Во дворе нужно комплексное благоустройство – низкое место требует гидроизоляции, надо чистить колодец, воссоздавать ограду из валунов (сохранились камни, собранные Щербовым), лечить деревья, устраивать аллеи со скамейками для посетителей.

Только стропильная система дома не вызывает опасений. Возможно, после реставрации его часть станет доступна для публики. Кстати, именно надежность стропил помогла сохраниться тайнику, сделанному Щербовым на чердаке в конце 1917 года. Журавлева предлагает такую датировку на основании нескольких фактов. В тайнике были спрятаны одиннадцать документов Щербова – метрическая выписка (свидетельство о рождении), свидетельство о дворянстве. Загранпаспорт и китайская виза напоминают о многочисленных путешествиях Щербова на Восток в конце XIX века. Облигация «Государственная рента 4%» имеет неоторванный купон за четвертый квартал 1917 года. В это время большевики уже отменили все царские ценные бумаги. В 1917–1919 годах Гатчина несколько раз переходила от красных к белым и обратно, «светить» свое дворянское происхождение Щербов счел опасным. Да и позже, когда он служил хранителем в Гатчинском дворце-музее, осторожность была нелишней. Одна надпись на конверте, куда были сложены документы, могла насторожить бдительных революционеров: «Г-ну Главноуправляющему путями сообщения и публичными зданиями. Депеша № ... с телеграфической станции в Петербург, в Императорском Зимнем дворце. В собственные руки». Не спасло бы то, что конверт относится к 1850-м годам, то есть до рождения Щербова. Его отец служил в департаменте железных дорог.

Кроме ценных бумаг Александра Журавлева показала личную печать Щербова с дворянским вензелем из того же тайника и несколько личных вещей художника, в частности, шкатулку фирмы Мартина Гийома Бьенне, поставщика Наполеона. На днях музей получил в подарок столик Щербова, который, вероятно, в конце 1940-х годов его вдова подарила соседке. Для музея важна любая мемориальная вещь Щербова.

Но главная забота музейщиков – какой быть будущей экспозиции. Как пояснила Анна Рапопорт, заместитель директора по науке Музейного агентства Ленинградской области, важно, чтобы «Дом Щербова» был интересен молодой аудитории. Сейчас обсуждается вопрос, надо ли сохранять постоянные разделы, посвященные истории Гатчины и ее первым авиаторам. Или использовать эти материалы только на временных выставках. Для них и лекций будет оборудован флигель. А сам дом полностью посвятить Щербову, его времени. Может быть, истории русской карикатуры.

Если реставрация пойдет по плану (областные власти обещают своевременное финансирование), то в 2024 году музейщики вернутся в свой дом, чтобы делать экспозицию. Ее концепцию обещают создать в нынешнем году. От того, какой она будет, зависит и направление поисков предметов для пополнения коллекции.

Оригинальный материал: «Санкт-Петербургские ведомости»