САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Анна Старобинец продолжит "Зверский детектив"

Писатели в интернете

Страница Анны Старобинец / facebook.com
Страница Анны Старобинец / facebook.com

Со страницы Анны Старобинец в Facebook

4 августа 2021 г.

Хорошая новость для тех, кто переживает за личную жизнь Барсукота. Я решила все-таки ввести Каралину, вольную кошку саванны, в сюжет шестого «Зверского детектива», который сейчас пишу, хотя изначально не собиралась. Вы победили! Так что вот вам новая любовная поэзия Барсукота в прозаическом обрамлении (прочтите детям, буду рада их комментариям!). И зверская фоточка (Анна Данилова) за неимением пока иллюстраций. Enjoy.

***

- Работаем, звери, работаем! – голосил Выхухоль, стоя в сторонке. - Ты, кото... эт самое... барс! Ты что, особенный? Тяни ее за переднее левое, эт самое, за копыто!

- Я не котобарс! - прошипел Барсукот. – Я – Младший Барсук Полиции Дальнего леса! Я расследую дело о хулиганстве! В мою задачу не входит таскать жирафов!

- Берись за левое копыто, младший барсук полиции, - пропыхтел Барсук Старший; сам он тянул за правое. – Это приказ.

Барсукот с отвращением взялся за немытое копыто жирафы. В копытной щели застрял моток гнилых сорняков.

К полудню они дотащили Руфь до клиники «Семейный Грач», и Барсукот, ни с кем не попрощавшись, исчез. Он появлялся и исчезал незаметно, это был его стиль. Как будто переходил из одного измерения в другое, на пружинистых мягких лапах, тихо и ловко.

Вот если бы так же, тихо и ловко, переместиться из Дальнего Леса в Дальнее Редколесье, подставить усы горячему ветру саванны, обжечь подушечки лап о раскаленный песок, потереться носом о нос вольной кошки... Но нет. Все, что ему теперь остается – тащить тяжелую, обмотанную травой, впавшую в спячку жирафу по холодной, усыпанной пожухшей листвой земле, а после выйти в одиночестве к заболоченному ручью.

Еще недавно этот ручей, стремительный и кристально прозрачный, поил весь Дальний Лес чистейшей родниковой водой, а теперь вдруг сделался стоячей канавой, темной и мутной. Как чувства Барсукота. Как его душа.

Становится мутной и болотистой барсукотовья душа, когда любимая дикая кошка не отвечает на сообщения. Обещает ответить – и пропадает.

Барсук печально поворошил лапами опавшие кленовые листья, обнял ствол, зажмурился и затянул песню. Он сочинил её еще утром, пока тащил за копыто жирафу, но только сейчас она стала рваться из его сердца на просторы Дальнего Леса.

  • Ой, вы квакайте, лягухи,
  • Ой, во дальнем во лесу,
  • Ой, остался без подруги,
  • То ли кот, то ли барсук.
  • Ой, ты лес, да лес ты дальний,
  • Ой, да средней полосы,
  • Утоли мои страданья,
  • Взвей поникшие усы.
  • Ой, мне дуют в морду ветры,
  • Ой, взапрыгну я на клён,
  • Клён зеленый, дай ответ мне,
  • Где та кошка, что влюблён.
  • «Что мечталось, то не сбЫлось»,
  • Ой, да мне прошепчет клён.
  • Про меня ты позабыла,
  • Кошка та, что я влюблен.
  • Ты сказала: брысь из рая,
  • И иссяк любви ручей,
  • Ой, мне сердце раздирают
  • Будто тысячи сычей!
  • Ой, да зябко мне и жестко,
  • Ой, да пойман я в капкан,
  • Без тебя как без подшерстка,
  • Каралина каракал.
  • Ой, вы квакайте, лягухи,
  • Ой, во дальнем во лесу,
  • Ой, остался без подруги,
  • То ли кот, то ли барсук.

Барсукот умолк. Открыл глаза, обшарил взглядом илистый берег ручья и заметил лягуху, старательно сливавшуюся с камнями. Он поковырял ее лапой и спросил:

- Есть сообщения для Барсукота из Дальнего Редколесья?

- Подквакиваюсь к квакаунту... Устанавливаю подквак... Никак... квак! Никваких сообщений для Барсуквака из Дальнего Редкоквака...