САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ МИНИСТЕРСТВА ЦИФРОВОГО РАЗВИТИЯ.

Питерские монстры

Фрагмент романа в рассказах Веры Сороки об изнаночной стороне Петербурга — мистической и обаятельно-абсурдной

Коллаж: ГодЛитературы.РФ. Обложка и фрагмент книги предоставлены издательством
Коллаж: ГодЛитературы.РФ. Обложка и фрагмент книги предоставлены издательством

Текст: ГодЛитературы.РФ

Вера Сорока — автор блога в журнале «Сноб» и шорт-листер премии «Данко» имени Максима Горького, публиковавшаяся, среди прочего, в журналах Esquire и «Волга». И ее роман в рассказах «Питерские монстры» — это настоящий ворох мистических, абсурдных и обаятельных сказок для взрослых. Друзья, угоняющие трамваи, магазин неизданных и недописанных книг, древние монстры, практически неотличимые от обыкновенного петербуржца — кого здесь только нет.

А помимо фантазии, автор может похвастаться и очень мягким, уютным чувством юмора. Собственно, оценить все это мы вам и предлагаем.

Питерские монстры : [роман] / Вера Сорока. — М. : Альпина нон-фикшн, 2024. — 264 с.

Доставка

Павлик вышел из магазина неизданных книг, дважды повернул ключ, погладил дверную ручку. Рукопись лежала в рюкзаке тяжело и неприятно. Ехать никуда не хотелось.

Внизу, в парадной, хлопнула входная дверь. Или выходная, если использовать ее для выхода. Павлик услышал шаги и улыбнулся.

Он сел на вторую сверху ступеньку. Макс тоже сел. Этажом ниже.


Когда маленький Макс с дедом только переехали в новую квартиру, маленький Макс сразу понял, что в его комнате кто-то есть. Там есть призрак. Маленький Макс рассказал про призрака деду, но тому некогда было верить в призрака — он оставлял деньги на школьный обед и уходил на работу.

Маленький Макс боялся быть дома один. Точнее, наоборот — он боялся быть дома не один. Поэтому выходил в подъезд и сидел на лестнице до возвращения деда. Иногда читал вслух — ему нравилась театральная гулкость голоса. Как будто дом делает историю весомее.

В конце февраля, когда маленький Максим закончил читать вслух Тома Сойера, с этажа выше сказали:

— Почитай еще.

— Хорошо, — ответил маленький Макс и быстро сходил в квартиру за следующей книжкой.

Так они стали встречаться ежедневно — маленький Макс и голос с верхнего этажа.

Но в дождливый день в конце апреля маленький Макс вышел из квартиры, сел на ступеньку и сказал:

— Библиотека была закрыта, сегодня читать нечего.

— Мм, — ответили сверху. И замолчали.

— Ты призрак? — осторожно спросил маленький Максим. Сверху молчали очень долго.

— Кажется, нет. А ты?

— Не-а. Но в моей квартире живет один. Это немного страшно, — признался он.


— Давно не заходил, — сказал уже взрослый Павлик. — Писал?

— Хотел. Но постоянно придумывал дела, которые мне мешают.

— Где Алиса?

— Гуляет с котом. Поищем клад? — предложил Макс.

— Не могу, мне надо доставить книгу.

— С каких пор ты стал курьером?

— Ты же знаешь, Поллианна Витальевна бывает очень убедительной.

— Идем вдвоем — вдвоем в два раза меньше страшно, — предложил маленький Макс, и почти взрослый Макс повторил те же слова спустя двадцать лет.

И они пошли.


Алиса погуляла с котом, купила несколько булок, обсыпанных сахаром, и вино. Это был ее день затворничества. День, когда весь мир сжимался до размеров квартиры и становилось так хорошо и уютно, что хотелось обнять весь дом. Врасти в него и стать его частью.

Алиса долго выбирала книгу, потом долго, по всем правилам, варила кофе, потом аккуратно ставила пластинку, пересчитывая на ней пылинки. Никуда не спешить было очень сладко. Слаще булки с сахаром.

Она села, сделала глоток кофе и увидела, что картина напротив висит немного криво. В целом это не сильно выбивалось из уютного бардака вокруг, но делало день менее идеальным.

Алиса встала, поправила картину. Но когда снова оказалась в кресле, картина опять висела неровно.

Алиса снова встала и снова поправила.

Снова было неровно.

Чашка чуть нервно звякнула о кофейный столик, Алиса решительно направилась к картине. Кот тревожно приподнял ухо.

На картине танцевали львы в балетных пачках, а за картиной—была дыра. Технически не совсем даже дыра, а скорее ее предчувствие. Алиса расковыряла дыру и с трудом засунула туда палец. Внутри было странно. Как будто немного мокро, но в то же время горячо.

Пластинка перестала играть, но Алиса этого не заметила. Она несколько минут смотрела на дыру, а потом пошла за молотком.


— Нам до какой-нибудь дальней станции в лесу, пожалуйста, — сказал Павлик в окно покупки билетов.

— До какой-нибудь какой? — спросили из окна.

— На ваш вкус, — сказал Павлик окну, а Максу пояснил: — Пача живет в лесу, но как только засыпает, то сразу перемещается. На этот случай Поллианна Витальевна дала компас. Он укажет, когда мы будем близко. На той станции и выйдем.

— Как думаешь, успеем до заката? Я нашел новую хорошую крышу и хотел посмотреть с нее закат.

— Определенно успеем, — сказал Павлик и взял билеты.

Макс с Павликом сели на уставшую лаково- гладкую скамейку электрички. Напротив них были дед с вилами и сонный музыкант. Рядом с Максимом девочка читала книгу про грибы, водя маленьким пальцем по большим буквам. Ее мама уснула почти сразу. Или сделала вид, чтобы не отвечать на сотни тысяч вопросов о грибах и всем остальном. Макс осторожно рассмотрел их всех, и состав тронулся.

Максим планировал смотреть в окно, но книга про грибы оказалась интересной. Там даже была инструкция, как распознать ядовитые. Кто-то вошел в вагон и начал петь грустную песню. Фальшиво и оттого совсем не грустно. Пассажиры не дали денег. Потом попытались продать свежую прессу — «сканворды, судоку и самые точные гороскопы».

Макс хотел купить самый точный гороскоп, потому что книга про грибы закончилась и вообще хотелось немного конкретики в жизни. Но Павлик сказал, что неизданной книге не нравится печатная продукция. Такое соседство ее тревожит.

После прессы поехала тележка с пирожками. Продавали пирожки с луком- яйцом и с тайнами. Пирожковая бабка была высокая и такая ровная, что Макс про себя назвал ее «баобабка».

— Нам два с тайной, пожалуйста, — сказал Павлик.

— С тайной только один, последний, — сказала бабка и подала ему пирожок в газете.

На пирожковом боку отпечаталась заметка о сбежавшем из цирка медведе. Павлик начал читать, но заметка оборвалась на самом интересном месте.

— Тайна внутри, — на всякий случай пояснила бабка.

Поскольку с тайнами закончились, Макс взял пирожок с яйцом и луком. Невкусный, зато на нем отпечаталось продолжение истории про сбежавшего медведя.

Макс разломил свой пирожок и дал половину Павлику. Павлик разломил свой пирожок и достал короткую записку:

  • «Поезд идет вагонами вперед,
  • Из вагона в вагон вперед —
  • в будущее переход.
  • Из вагона в вагон назад —
  • в прошлое пролезай».

И приписка:

  • «Одна поездка — один переход».

Макс с Павликом встали и, не сговариваясь, пошли вперед. На стыке между вагонами тряхнуло, и стало немного страшно. Но потом все снова пришло в нормальность.

Павлик шел по проходу впереди. Он сразу увидел и узнал деда с вилами, только уже без вил. И девочку, которая совсем выросла, и ее спящую маму, и музыканта в строгом, но дешевом менеджерском костюме.

Ни Макса, ни Павлика в вагоне будущего не было.

— Ну мы же не умерли? — неуверенно спросил Павлик.

— Теоретически могли.

— Но это как-то неправильно. Сразу оба? Я так не планировал.

— Может, пирожок испорченный? — спросил Павлик и понюхал пирожок.