Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Книги, которые выбрали дети

На конкурсе, в котором лучшие детские книги 2014 года определяли сами дети, выбор «большого жюри» оказывался порой неожиданным

Текст: Ольга Барабаш
Фото предоставлено организаторами конкурса

— Первое место среди познавательных книг заняла «Энциклопедия балбесов, неучей и прочих гениев»! — объявляет ведущая.

Энциклопедия балбесовДети в зале оживляются. Ведь многие из них поставили этой книжке высокие оценки.

— Я так смеялась, я вообще не могла остановиться, — делится своими впечатлениями о «Балбесах и неучах» девочка лет семи.

— Не знаю, мне эта книжка как-то не очень, — замечает одна из мам. — Там были книжки получше. Про строительство домов, например, про Циолковского. Получается, быть гением значит быть неучем, балбесничать. Я бы просто из принципа не отметила эту книжку. Но нам в школе сказали: «Родители, не вмешивайтесь, пусть дети сами заполняют анкету».

Я присутствую на финальной части конкурса «Книга года: выбирают дети». Оценки книгам ставят только дети. По такому же принципу работает и другой конкурс — «Книгуру». Но его лауреаты за 2014 года были названы еще в ноябре. А финал «Книги года: выбирают дети» прошел только что. Еще в сентябре 35 издательств передали книги организаторам, Центру психологического сопровождения образования «Точка Пси». Там провели отбор, и только психологически безопасные книги передали в школы и детские сады.

В конкурсе участвуют 1500 детей от 5 до 17 лет. Они носят звание экспертов. Малышам поставить оценку книге помогают, но не решают за них, воспитатели детских садов. Со старшими экспертами работают учителя и библиотекари. Взрослые именуются кураторами. Они помогают детям составить список критериев для оценки детских книг, а потом поддерживают весь круговорот: раздают книги, следят, чтобы эксперты не забыли заполнить оценочный лист, и отправляют результаты в Центр, организаторам. Те составляют шорт-листы, то есть списки вырвавшихся вперед изданий.

Но дети не занимаются только оцениванием книжек. Проводится несколько творческих состязаний — кто-то пишет критические статьи, кто-то рисует иллюстрации, если считает, что художник не доработал. Иным экспертам под силу создать буктрейлер (видеоролик, презентующий книгу). Конкурс длится полгода. Финальная церемония проходит в этом году в одном из московских лицеев.

Репродукции импрессионистов на стенах, воздушные шары в актовом зале, играет музыка. Ведущая называет победителей. Дети и взрослые расселись в зале, но несколько дам-кураторов собрались вдоль стеночки. Им не сидится — они следят за результатами конкурса. Я подхожу с расспросами.

— Ребята, появилась новая книга, кто хочет? «Я-ааа!» Лес рук, и уже не знаешь, кому отдать, — рассказывает куратор, учительница гимназии города Видное. — Книг было мало, единственный минус. У нас весь класс участвовал, а было 10 книг.

Ее коллега продолжает:
— У меня один мальчик был, который сначала сказал: «Я не буду участвовать». А когда увидел ажиотаж, говорит: «Я хочу, дайте мне». Взял одну, потом попросил еще две книжки. Желание пошло на фоне ажиотажа. Друг перед другом.

Организаторы называют такой ажиотаж модой среди детей. Модой на чтение. До церемонии награждения победителей юные модники общались с писателями и редакторами.

«Каталог родителей» я быстро пролистала и подальше отбросила. Картинки мне не понравились, текста мало, и он какой-то странный, — десятиклассница Наташа рассказывает редактору издательства «Самокат» Евгению Карпову об одной из самокатовских книг.

— Я был против этой книги, — признается Евгений. — Потом я постепенно начал разбираться. Это было не мое дело, не я редактировал «Каталог родителей». Но на выставках я общался с читателями. Одни говорили: какая ужасная книга, это просто отвратительно. Те, которым она понравилась, говорили другое: мы всей семьей читали и страшно смеялись. Поэтому я думаю, что эту книгу не надо запрещать. Просто если кому не нравится, не надо ее покупать. Мы голосуем, покупая книгу.

Но дети редко покупают книги сами. У Наташи и других ребят, членов Детского жюри «Книги года», была другая возможность — просто не читать. По правилам, какую из конкурсных книг прочесть, каждый решал сам.

В разговор вступает Наташина одноклассница Катя.

— У меня был случай: я начала читать одну книгу. Мне был интересен сюжет, но многие шутки я не понимала. Предложила маме, ей, наоборот, сюжет был неинтересен, но над шутками она смеялась, говорила: «Вот в мое время это было очень популярно».

Как в таком случае выбирают возраст читателя?

— Есть объективные законы восприятия возрастом, которые невозможно игнорировать. Но твой случай с

мамой говорит о том, что нет универсальных правил. Есть законы восприятия. А универсальных правил, чтобы точно определить возраст читателя, — нет, — отвечает Карпов. — Есть повод вам с мамой поговорить между собой. Чтобы она тебе рассказала о своем опыте юношеском, и чтобы ты ее опыт не отмела, как нечто устаревшее, а попробовала понять и принять, для себя, для своего собственного роста. Мы очень невнимательны к опыту старших. Нам кажется, что мы умнее. Ничего подобного. Я с каждым годом, становясь взрослее, понимаю, насколько я был неправ по отношению к своему папе, он мне что-то говорил, а я слушал вполуха. Если таким образом повернулась ситуация, и ты что-то не понимаешь, это очень хороший сигнал — у тебя есть возможность понять, познать.

Десятиклассники беседуют с редакторами, а в стороне сидит мальчишка лет 10, сын редактора «Самоката». О том, зачем в выходной день приходить на такие встречи, я поговорила и с другим издателем.

— Мне интересно, какой отклик вызывают наши книги. Конечно, если приходишь и рассказываешь детям о какой-то книге, они потом охотнее ее читают. С другой стороны, эти дети другие, не такие, как мы были. И по себе судить уже невозможно. Поэтому важно мнение детей о том, какие издавать книжки, — сказала Надежда Крученицкая, выпускающий редактор издательства «Розовый жираф», и добавила: — Но если они нам скажут, чтобы мы немедленно издавали «Сумерки», мы не будем издавать «Сумерки».

Начинается торжественная часть, и Надежда направляется в актовый зал. Туда же спешат и другие участники. Но одна из них, кнопочка с косичками, задержалась у столов с книгами. «Давай быстрее», — зовут ее учителя и одноклассники, но та занята — покупкой.
— А про свободу у вас есть? — интересуется она. Продавец находит искомое. И с тремя книгами Оскара Бренифье, философа, пишущего для детей, — «Что такое свобода?» «Что такое чувства?» и «Что такое добро и зло?» — ребенок догоняет своих товарищей.

— Книжные конкурсы поддерживают развитых, думающих детей, — говорит продавец Ольга Румянцева, работающая в проекте «Книжный автобус «Бампер». — Сейчас есть отдельные дети и родители, которые следят за этим конкурсом, и они будут это все покупать. Но их единицы.

— Эти единицы влияют на остальных? — спрашиваю я.

— Все упирается в школьную программу. Родители жалуются: ребенок не читает. Начинаешь интересоваться: да он же 10 книжек за два месяца прочел. Но для родителей «читать» — значит прочесть «Войну и мир» и что-то еще по школьной программе. А если ребенок прочитал «Я не верю в монстров», гениальную подростковую книжку, то мало ли что он там прочитал, и название-то дурацкое. Родители не засчитывают это в общий список прочитанного.

— Значит, участникам конкурса повезло с родителями?

— Или с учителями. Мою дочку в первом классе учительница спросила: «Кто твой любимый поэт?», и она ответила: «Саша Черный». А учительница сказала, что такого поэта нет. Дочка приходит и спрашивает: «Мам, так он есть или его нет?»

Узнать весь список победивших книг можно на сайте конкурса Knigadeti.ru.

13.03.2015

Просмотры: 0

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ