Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Преодолевший барьеры

Издана книга о знаменитых людях, чьи судьбы связаны с Алтаем

Текст: Сергей Зюзин/РГ
Фото из архива Анатолия Муравлёва

В Барнаульской молодежной библиотеке им. В.М. Башунова прошла презентация книга Анатолия Муравлёва «Неизвестный Алтай. Поверх барьеров». Герои книги — легендарные изобретатели Иван Ползунов и Михаил Калашников, всемирно известные ученые Юрий Кондратюк и Жорес Алферов, покорители небес Александр Кованько и Герман Титов, президенты Тайваня и Польши Цзян Цзинго и Войцех Ярузельский, а также знаменитые режиссеры, актеры, писатели, генералы, министры, дипломаты, прототипы героев книг и фильмов, которые читала и смотрела вся страна, и другие талантливые земляки.

«Поверх барьеров» издана на средства краевого бюджета по результатом регионального конкурса на издание литературных произведений. Это пятая книга писателя и журналиста Анатолия Муравлёва в серии «Неизвестный Алтай». Пионером этой серии стал сборник очерков о воинах и тружениках тыла «Лихолетье войны» (2010 год). В 2011-м вышла книга «Далекое — близкое», посвященная истории Алтая. В 2012-м серия «Неизвестный Алтай» продолжилась «Трансграничным маршрутом», в котором Анатолий Муравлёв рассказал о путешествии по дорогам четырех государств, объединенных Алтайскими горами: России, Китая, Монголии и Казахстана. В 2013 году Анатолий Степанович представил читателям «Города-призраки» — цикл журналистских расследований о несостоявшихся проектах на территории региона.

О своей новой книге Анатолий Муравлёв поведал в эксклюзивном интервью «Российской газете» и сайту ГодЛитературы.РФ.

Анатолий Степанович, ваша книга разбита на семь разделов. Какой из них более всего удивит читателей?

Анатолий Муравлёв: Возможно, раздел «Прославившие регион». В них собраны персоны, про которых на Алтае практически никто не писал. Например, лауреат Нобелевской премии физик Жорес Алферов. Он здесь жил два года. Учился в одной из барнаульских школ. О краевом центре и Алтайском крае у него сохранились очень теплые воспоминания. Актер и режиссер Леонид Быков учился в Барнауле во время войны. Вместе с мамой и сестрой его эвакуировали сюда с Украины. Кстати, об актерах и их родных. Отец Савелия Крамарова был политзаключенным и в конце сороковых находился в ссылке в Бийске.

Много интересного можно открыть для себя в разделе «Прототипы и прообразы». Бывший фронтовой разведчик, житель Косихинского района Алексей Скурлатов стал прототипом памятнику «Алёша» в болгарском городе Пловдив. С Анастасии Пешковой скульптор Евгений Вучетич ваял в Волгограде памятник «Родину-мать зовет». Вучетич долгие годы работал над этим образом, привлекал в качестве натурщиц целый ряд девушек, в итоге облик «Родины-матери» получился собирательным. Но наша землячка стала, вероятнее всего, первой натурщицей. Анастасию Антоновну я застал еще живой. Она являлась ветераном педагогического труда, работала не только в нашей стране, но и в Монголии — три года там русский язык преподавала. Кстати, Евгений Вучетич, трудясь над волгоградским мемориалом, прибег к услугам Анастасии Антоновны в скульптуре «Скорбь матери».

Одним из прототипов персонажей романа Виктора Некрасова «В окопах Сталинграда» стал житель села Бурла Михаил Волегов. В книге писатель переиначил его в Валегу. Некрасов летом 1971 года приезжал в гости к Волегову, жил у него неделю. Михаил Иванович ни на шаг не отпускал дорого гостя, угощал собственноручно слепленными пельменями, окрошкой и самогонкой-«хмелёвкой», в которой, как шутили односельчане, «уздечки плавятся». Некрасову и Волегову было, что вспомнить.

Генерал Максим Козырь, командовавший стрелковой дивизией, сформированной на Алтае, был выведен Константином Симоновым в знаменитой трилогии «Живые и мертвые» в образе генерала Кузьмича. Генералу Козырю принадлежит, пожалуй, одно из самых точных определений калейдоскопа фронтовых впечатлений: «Война есть ускоренная жизнь, и ничего более». Максим Евсеевич погиб 23 апреля 1945 года в Чехословакии — темной ночью генеральский «Виллис» попал под пулеметный обстрел в городке Райград.

Уроженец Залесовского района Виктор Тюфяков был отважным офицером-танкистом. Во время Великой Отечественной судьба свела его с польскими танкистами. Мировую известность нашему земляку принес многосерийный художественный фильм «Четыре танкиста и собака». Виктор Тюфяков стал прототипом Ольгерда Яроша, главного героя телесериала. Его послевоенная биография сложилась непросто. Из-за независимого характера, стремления к справедливости, Тюфякова уволили из армии, лишив всех наград и воинского звания. Он был разнорабочим в геологической партии, когда его разыскали польские однополчане. В Польше кавалера тринадцати боевых наград (из них четыре ордена и две медали были польскими) встретили как национального героя. На Родине спустя 20 лет после окончания войны Виктора Васильевича восстановили в воинском звании и вернули награды.

Ко многим главам даются короткие энциклопедические справки.

Анатолий Муравлёв: Ну да, рассказ о Василии Сапожникове — неугомонном путешественнике, географе и натуралисте — заканчивается справкой о других исследователях нашего региона: Александре Гумбольдте, Альфреде Бреме, академиках Фальке и Вернадском, Николае Вавилове и многих других знаменитых ученых. История об Александре Бессмертных, уроженце Бийска и одном из последних министров иностранных дел СССР, завершается обширной справкой «Дипломаты». Если я рассказываю об изобретателях, то в конце подверстывается список известных алтайских изобретателях.

Про алтайский след в биографии Войцеха Ярузельского более-менее известно, но вот про то, что будущий президент Тайваня Цзян Цзинго жил на Алтае, знают единицы.

Анатолий Муравлёв: Сын Чан Кайши жил здесь в 1933 году и работал на самых непривлекательных участках, в том числе ассенизатором. Будущему блестящему реформатору и творцу тайваньского «экономического» чуда в Сибири пришлось совсем несладко: «Это был самый тяжелый период моей жизни… Мне доводилось быть даже ассенизатором, выносить за людьми ведра с отбросами и дерьмом. Приходилось и милостыню просить, но я не умер с голоду». Кстати, в Советском Союзе, где Цзян Цзинго провел десяток лет, его знали как Николая Елизарова. Его судьбы хватило бы на несколько авантюрных романов — чего там только не было! Сын Чан Кайши оказался заложником большой политики. Отец смог вытащить Цзян Цзинго из СССР лишь в 1937 году, когда Япония оккупировала Маньчжурию. Сталину в тот период было выгодно дружить с Чан Кайши, хотя позднее сделал ставку на Мао Цзэдуна.

Одна из самых потрясающих историй, которую вы раскопали, связана с Иннокентием Серышевым.

Анатолий Муравлёв: О, это легендарная личность! Бывший священник села Верх-Жилино Косихинской волости Барнаульского уезда. После революции работал секретарем Алтайского культурно-просветительного союза. Эмигрировал. Долго мыкал по заграницам, издавал журналы и книги, обосновался, наконец, в Австралии. А в 1936 году Серышев выдвинул невероятный по замыслу и масштабам проект — «Новая Россия». Он предложил «соотечественникам-эмигрантам, угнетаемым в Европе» купить выставленные на продажу острова Тихого океана Фаннинг и Вашингтон (!) и создать на них новое русское государство. К середине 1930-х русская эмиграция, действительно, находилась в кризисе и постепенно вытеснялась из Европы и Азии: ностальгия, безработица, распространение фашизма в Старом Свете, военные конфликты на Дальнем Востоке. За основу, по мнению Серышева, можно было взять опыт образования Новой Зеландии и Австралии. 5 мая 1936 года в «Новой заре», газете, выходившей в Сан-Франциско, наш земляк опубликовал экономические расчеты. Он полагал, что необходимую сумму на выкуп двух недорогих островов могли бы внести европейские державы, страдающие «от тяжести русского вопроса». Проект остался красивой мечтой. А острова, на которых выращивали кокосовые пальмы, сейчас принадлежат крошечной Республике Карибати с населением в 113 тысяч человек. В настоящее время часть из составляющих страну 32 коралловых островов утонула из-за подъема уровня мирового океана.

Представляю заголовки в СМИ, если на этих кокосовых островах жили граждане Новой России… Последний раздел вашей книги называется «Чудаки».

Анатолий Муравлев: «Чудаки» — это наши земляки, современники, широко известные своими увлечениями, умениями, хобби. К примеру, художник Василий Степаненко из села Налобиха Косихинского района. Он работает в совершенно необычной технике — пишет картины проволокой. Сырьем для картин Степаненко является не только цветная проволока, но и металлическая стружка, фольга от конфет. Они дают ошеломляющий эффект лунной или солнечной дорожки, снега, изморози. Картина Степаненко — не только пейзажи и натюрморты, но и портреты реальных людей. Например, космонавта Титова, который учился в старших классах Налобихинской школы.

Анатолий Данилин из поселка Кировский Смоленского района занимается разведением голубей почти полвека. Любит свое занятие настолько, что однажды за приглянувшегося ему черногрудого турмана отдал целого поросенка. Жена его потом долго-долго ругала!

Работы кузнеца Владимира Долина из села Советское знают все жители и гости курорта Белокуриха и окрестных районов. Он приверженец питерского стиля, в этом городе сохранилось много кованых элементов и даже цельных комплексов. Очередь к Долину — на полгода вперед. А житель Новичихи Леонид Тарасов обладает феноменальной памятью, может точно и почти мгновенно назвать день недели любого произошедшего или предстоящего события.

Таких «чудаков» на Алтае традиционно много.

В 2015 году в серии «Алтай. Судьба. Эпоха» должна выйти ваша книга о знаменитом оружейнике Калашникове. Как пишется?

Анатолий Муравлёв: Нормально! Очень хорошо мне помогли в августе прошлого года вдова Михаила Тимофеевича, его племянница, друзья. В этой книге тоже будет немало любопытных историй. Одна из них связана с датой рождения Калашникова. Родился Михаил Тимофеевич 18 февраля 1917 года, а не 10 ноября 1919 года, как приводится во всех источниках. Истинную дату его рождения установил бывший директор Государственного архива Алтайского края Владимир Сергеевич Петренко. Он был очень въедливым человеком. Нашел метрику Михаила Тимофеевича. Завязалась переписка. В восьмидесятых годах произошла их встреча, Петренко показал документы и спросил: «Какую теперь дату рождения указывать?» Калашников махнул рукой: «Пусть останется, как есть». Представляете, это ж все документы и энциклопедии надо переписывать! А дело было как… В 1930 году семью Калашниковых сослали в Нарым. Миша Калашников дважды оттуда сбегал, тоскуя по родине. Об этом уже не раз было написано в СМИ. Но потом подошло время служить в Красной Армии. Призывали в 19 лет, а ему уже исполнился 21 год! Что такое в то время «откосить» на два года от армии? Это тюрьма! Пришлось подделывать документы.

Таких историй с неверной датой рождения в нашей стране было сколько угодно. Особенно в период Великой Отечественной. Мой отец уговорил родного дядю, секретаря в сельсовете, исправить 1922 год рождения на 1920-й, чтобы попасть на фронт. И попал. (Смеется.) А потом на два года раньше вышел на пенсию.

Ссылки по теме:
Барнаульская молодежная библиотека им. В.М. Башунова

02.03.2015

Просмотры: 0
Подписка на новости в Все города Подписаться
Нонфикшен2019

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ