Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Илье Роговенко, молодому библиотекарю, получившему грант на создание видеоигр на основе русской классики

Модный библиотекарь

Компьютерная игра и библиотека кажутся непримиримыми противниками, но только не Илье Роговенко, молодому библиотекарю, получившему грант на создание видеоигр на основе русской классики

Текст: Настасья Брицына
Фото предоставлены Ильей Роговенко

Анастасия-БрицынаОкончив факультет международных отношений СПБГУ, Илья Роговенко избрал скромный путь библиотекаря, который, впрочем, оказался не таким уж скромным: за пять лет его работы петербургские библиотеки все чаще становятся площадками для расширения кругозора, поиска друзей и создания хорошего настроения. В окружении книжных полок школьники рисуют комиксы, создают собственные компьютерные игры или составляют путеводитель «по фишкам» Московского района Петербурга. У Ильи Роговенко много идей, и самые яркие из них находят материальную поддержку в виде грантов: в июле этого года Всероссийский молодежный образовательный форум «Таврида» рекомендовал новый проект Ильи «Инди школа» к получению 300 тысяч рублей –


проект предполагает создание видеоигр на основе произведений русской классической литературы.


ГодЛитературы.рф побеседовал с Ильей Роговенко о том, чем сегодня живут библиотеки, какое отношение «Поэтика» Аристотеля имеет к компьютерным играм и как вылечить россиян от «книжной апатии».

В прошлом году вы придумали проект для школьников «Эко Гейм Джем» — разработка компьютерных игр на темы экологии. На этот раз в рамках «Инди школы» вы будете создавать видеоигры по русской классике. Откуда такой интерес к компьютерным играм?
Илья Роговенко: Я увлекался компьютерными играми еще в школе, так же, как и геймификацией – направлением по использованию игровых механизмов в неигровых средах, например, в бизнесе, чтобы заинтересовывать клиента. А вообще


история «Эко Гейм Джем» началась, когда я узнал о любопытном проекте наших коллег-библиотекарей из Новой Зеландии: они принесли компьютерные игры в библиотеки, пригласили туда подростков, экспертов, которые умеют делать видеоигры, и предложили им сделать свою компьютерную игру.


Для такого небольшого государства, как Новая Зеландия, это был очень масштабный проект: чтобы принять в нем участие, в библиотеки съезжались люди со всей страны. Но у нас другие условия: в России слишком много регионов, чтобы задействовать их все в подобном мероприятии. Поэтому мы организовываем проект пока только для Петербурга.

Илье Роговенко, молодому библиотекарю, получившему грант на создание видеоигр на основе русской классикиА только ли масштаб страны порождает препятствия? Достаточно ли наше общество любит и компьютерные игры, и библиотеки, чтобы заинтересоваться этим проектом?
Илья Роговенко: Россия – одна из немногих стран, которые не участвуют в Неделе компьютерных игр, из-за чего я был очень раздосадован. Американская ассоциация библиотек проводит ее каждый год по всему миру. А среди участников не было ни одного из России. Я подумал: хватит, это больше не может продолжаться. Тогда прошлой зимой я и моя команда придумали проект «Эко Гейм Джем» и выиграли на конкурсе «Креативные практики» 300 тысяч рублей на его реализацию.

И как состоялся проект?
Илья Роговенко: Мы остались довольны. Дети создали восемь игр. Кто-то посвятил игру балтийской нерпе, которой тяжело плавать в Финском заливе, кто-то на летающем банане защищал Землю от инопланетян, ворующих деревья.

И как вы от экологии шагнули к литературе?
Илья Роговенко: Я работаю в библиотеке, и моя задача – привлечь как можно больше людей к чтению.

А каким образом компьютерная игра может привлечь человека к чтению?
Илья Роговенко: Это можно назвать ностальгией. Предположим, игра установила прочную эмоциональную связь с игроком. При этом игра основана на литературном произведении. Пройдя игру, человек захочет окунуться в пережитую им ситуацию глубже, снова испытать приятные чувства — тогда он возьмет в руки книгу.

Как эта игра-книга будет выглядеть? Бродилка, стратегия, квест «спасти старушку от Раскольникова»?
Илья Роговенко: Как мы не могли предсказать балтийскую нерпу и эколога на летающем банане, так и не можем предугадать, что получится в этот раз.


Но мы хотим, чтобы эти игры были посвящены классике и могли заинтересовывать тем или иным произведением.


Созданные игры мы хотим распространить в школы и библиотеки города.

Илье Роговенко, молодому библиотекарю, получившему грант на создание видеоигр на основе русской классикиА школы примут их, учитывая, что в нашей стране родители зачастую относятся к компьютерным играм с опаской и осуждением?
Илья Роговенко: Парадигма сильно меняется. Еще в декабре прошлого года Владимир Владимирович Путин напоминал, что пора переходить на цифровую экономику. СПБГУ опубликовал в этом году доклад о влиянии компьютерных игр на психику подростков, обобщая различные зарубежные и отечественные исследования: доклад утверждает, что пока доказано лишь положительное влияние.

У вас много противников?
Илья Роговенко: Их достаточно, особенно в библиотечной среде. Очень много консервативных людей, мало молодежи, а если есть, то какая-то вареная.


Библиотекари вообще часто строят из себя блаженных, которые не знают, что происходит в мире, что такое customer service, дизайн-навигация…


Иногда складывается впечатление, что библиотека – место, где консервируется прошлое, не давая место новому. Но это вопрос времени. Когда снизу идут изменения, они обязательно влияют и на официальную парадигму. Буквально в июне я выступал на Всероссийской конференции библиотекарей и рассказывал про компьютерные игры – там, слушая меня, крутили у виска. Когда в июле я побывал на форуме «Территория смыслов», мне сказали, что мой проект не пройдет. Но я поехал на «Тавриду» и выиграл. Просто нужно пытаться и не сдаваться. Тогда все получится.

Россия, во всяком случае на официальном уровне, пока остается скептиком по отношению к видеоиграм, видя в них исключительно развлечение. Однако США, Франция, Германия уже признали компьютерные игры искусством, в котором есть свои художественные образы и символы, свое условное разделение на «поп» и «артхаус»…
Илья Роговенко: Видеоигры — даже больше, чем искусство. Мне вспомнились слова российского разработчика компьютерных игр Сергея Орловского о том, что в будущем, когда роботы окончательно отнимут у всех занятия, людям будет больше нечего делать, кроме как играть в компьютерные игры. Они станут неотъемлемой частью времяпрепровождения, возможностью человека проявить себя. Но на самом деле игры уже сейчас выполняют эти функции. Возьмем любую ролевую игру MMORPG (Massively multiplayer online role-playing game — Массовая многопользовательская ролевая онлайн-игра), как World of Warcraft, EVE Online – там игроки соединены временем и пространством, игра – время и место для их взаимодействия друг с другом и создания собственной репутации (в игре выделяются хорошие и плохие игроки).

Илье Роговенко, молодому библиотекарю, получившему грант на создание видеоигр на основе русской классикиВы согласны с тем, что компьютерные игры ломают «четвертую» стену и превращают пассивного зрителя в актера, в активного участника событий игрового мира?
Илья Роговенко: Недавно мы организовывали с друзьями киноклуб Delirium. Нашей целью было — слой за слоем снимать смыслы в фильмах. Так вот с компьютерными играми можно делать то же. Только прибавьте еще и ваше персональное участие в происходящем. То есть к анализу добавляется яркое, чувственное. Конечно, сегодня еще есть люди, которые относят видеоигры исключительно к сектору развлечений, — с ними даже можно согласиться. Действительно, есть такие игры, вроде «нажимай на печеньку, чтобы еще больше нажимать на печеньку». Но ведь ими запас не исчерпывается. Многие игры вызывают серьезные эмоциональные переживания, развивая и обогащая личность. Игры хороши тем, что способны моделировать самые невероятные ситуации и заставить игрока пережить это.

Приведете пример?
Илья Роговенко: To the moon, или «На луну» — история о том, как человеку дается возможность в последний день жизни осуществить мечту, просто поменяв его память, внедрив в разум искусственные воспоминания. В лучших традициях Аристотеля в финале оказываются «перевертыши». Или игра SOMA, где после планетарной катастрофы возрождается к жизни лишь один человек – оцифрованный в водолазном костюме, в итоге игрок перестает воспринимать тело как данность, по-другому смотрит на Человечество и его возможности, цели…

Ваш проект соединяет воедино компьютерные игры с литературой. В чем вы видите эту связь?
Илья Роговенко: В детстве я играл в одну странную игру про волшебника, а через некоторое время наткнулся на книжку, в которой узнал знакомый сюжет и персонажей: оказывается, игра была сделана по мотивам «Плоского мира» Терри Пратчетта. Естественно, захотелось прочитать.


Вот он эффект: компьютерные игры могут привести к литературе. Но и литература есть в компьютерных играх.


Например, игра «Скайрим». Там история одного из миров представлена книгами. Ты ходишь по миру и листаешь литературные произведения, написанные специально для этой игры.
Илье Роговенко, молодому библиотекарю, получившему грант на создание видеоигр на основе русской классикиНо дело не только в этом: профессиональные разработчики компьютерных игр следуют тем же правилам, что и авторы литературных произведений. Сюжеты диктуются не только воображением, но и принципами сценаристики, завещанными еще Аристотелем, чтобы в игру поверили. Для этого существует специальная наука — нарраторика. На нашем проекте обязательно будет эксперт по нарраторике, чтобы как раз научить ребят писать качественный сценарий для видеоигры.

А в вашем проекте полету фантазии предоставят полную свободу? Дадите ли вы убить Сонечку Мармеладову, к примеру, если того пожелает юный гейм-дизайнер?
Илья Роговенко: У нас будет инструмент не контроля, а мотивации. Жюри определит лучшие работы, а для этого мы разработаем критерии. В частности, критерий сценаристики — соответствие логике и истине. Если кто-то захочет убить Сонечку, но сделает это изящно и логично, никто не запретит, потому что нельзя обрезать крылья, во-первых, а во-вторых, если это будет сделано согласно тому, чему мы их научили, — мы сами виноваты. Сюжет меняется, но суть остается. Такой вот диалог автора с автором.

Каким вам видится будущее библиотек?
Илья Роговенко: В этом году в США открылась вторая библиотека, в которой нет ни одной книги.

А что же там есть?
Илья Роговенко: Компьютеры, гаджеты, 3D-принтеры, фильмы, всевозможные воркшоп-зоны, где собираются люди для создания различных творческих продуктов. Конечно, бумажные книги все же не исчезнут с полок библиотек. Человечество привыкло к этому удобному формату и не скоро отвыкнет. Но нам нужно потихоньку менять фокус — добавлять разные виды досуга в библиотеку. В том числе возможность бесплатно играть в компьютерные игры. Просто сейчас в России не стоит эта проблема остро, потому что в нашей стране достаточно развито пиратство, в сравнении с США, к примеру.

То есть новая библиотека — не столько место для чтения, сколько своего рода мастерская творчества?
Илья Роговенко: Одно из назначений библиотеки — распространение новых форматов, которые появляются в искусстве. Еще одно — комьюнити-менеджмент, когда собираются люди из различных сообществ и создают нечто новое. Например, в библиотеке, где я работаю (Библиотечно-информационный центр семейного досуга Московского района Петербурга — ред.), организовывали встречи для сообщества анимешников, в итоге они собрали свою мангу, поставили нам на полку. А таких сообществ, которые не знают, куда примкнуть, где найти подходящее место для встреч, очень много.
Но, наверное, самое важное — это то, что


библиотека должна оставаться местом, где будет очень тихо. Эта тишина напоминает храм, где человек может уйти от суеты и помедитировать.


Передохнуть, чтобы лучше осознать себя, начертить свой горизонт планирования и жить более счастливо. Раньше эти функции выполняла церковь и хорошо с этим справлялась. Теперь ее вытеснили из нашей жизни, но нам все еще нужно место, чтобы помолчать, успокоиться и не смотреть в смартфон, сделать передышку от повальной одержимости соцсетями.

Илье Роговенко, молодому библиотекарю, получившему грант на создание видеоигр на основе русской классикиКаков сейчас спрос на библиотеки?
Илья Роговенко: Здесь два аспекта — сама библиотека и мероприятия, которые она организует. Библиотека как таковая привлекает очень мало людей — пенсионеров и родителей. Молодежь, подростки не приходят.

А почему?
Илья Роговенко: Потому что не читают. Есть уникумы, которые поступают в престижные вузы на бюджет, но они нас не интересуют, они и так ходят в библиотеки. Мы проводим события, ивенты, для обычного человека, которому ничего не нужно, кроме чипсов, пива и футбола. Для него мы, к примеру, устроим соревнования по настольной игре в футбол. А его супруга, пришедшая с ним за компанию, увидит книжки, которые красиво лежат на полочках, и предложит взять что-нибудь детям. Абонемент оформят. Дети, возможно, тоже читать эти книжки не станут, они такие же, как их родители, поэтому и с детьми мы тоже работаем. По этой причине мы организуем «Инди школу» не для одной возрастной категории: наш проект и для детей, и для взрослых, которые еще не нашли себя или хотят попробовать что-то новое.

Просмотры: 332
01.09.2017

Другие материалы проекта ‹Библиотеки›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ