Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Конкурс короткого рассказа Дама с собачкой или курортный роман

Галина Йонаш-Яковлева « Курортный роман»

«— Да, нет, спасибо. (располагаются на песке, на своих полотенцах. Раздеваются, Ольга начинает мазаться кремом от солнца)…»

Номер в отеле (Разговор Ольги и Жанны)

— И, ты, вот так, запросто, могла поехать к египтянину???
— Да, а что? Никто никому ничего не должен, ничем не обязан! Только на курортах, — романы и крутить. Зато, у меня, была такая любовь!..
— Это — любовь? (пауза) Не понимаю, как это?
— Да, очень просто! Зато, есть, что вспомнить!
(Ольга задумалась. Про себя: Да… Вот, как люди живут! А тут: свадьба, кошмар, развод, 10 лет переживаний. Еще: 3 дня счастья, 3 месяца лечения — 3 года аллергии и,- еще 10 лет переживаний. И, за всю жизнь, — ни одного курортного романа!)
— Ты, что, не заметила, как с тебя бармен глаз не сводил? А ты его обидела
— Чем-же я его обидела?
Пляж ( Утро. Потихоньку, начинается жизнь. Работники раскрывают зонтики, смахивают воду с лежаков. Две симпатичные, стройные дамы только пришли. Подходит бармен)
— Hello! What are you from?
— Хелло! We are фром Рашша!
— О, Россия! Располагайтесь, лежаки — бесплатно!
— Да, нет, спасибо. (располагаются на песке, на своих полотенцах. Раздеваются, Ольга начинает мазаться кремом от солнца)
— Ничего себе, тут мачо — в барменах!( многозначительно протянула Жанна)
— Да, фактура шикарная (обе смеются. Бармен подходит)
— Помочь?
— Спасибо, мы сами! А, Вы откуда? Где так хорошо русский учили? (парень совсем не похож на грека: высокий, светлые волосы, голубые глаза, курносый нос)
— Я из Сербии
— О-о-о! Ах, Хорватия, Хорватия — чудная страна! Плитвицкие озера, река КРКА!
— Я — Из Сербии (многозначительно сказал парень)
— Так, это же Хорватия! Ну, Югославия
— Я — из Сербии (сказал бармен и ушел)
— Странный какой-то…Ну, поплыли, что-ли?
— Уф-фф, как холодно! (уплывают. Выходят из воды, вытираются. Жанна)
— Пойду я покурить.
— Как хорошо, что я бросила! Какое счастье! И, как только можно было эту гадость столько лет курить, да, еще всех вокруг мучить? Еще бабушка Аня брошурки подбрасывала о вреде курения. Ох, как бы она порадовалась сейчас!..
— Слушай, давай без пропаганды, о-кей? (идет в сторону бармена)
— О-кей! И, спроси у него, раз он по-русски разговаривает, где тут хорошая таверна подешевле.
— Ладно! (возвращается)
— Ну, что?
— Сказал, что » полно кафешек и таверн, а еда — везде одинаковая». Злой сидит, как черт. Аж, побледнел, разговаривает сквозь зубы.
— Батюшки! С чего это?
— «И, передайте своей подруге, что Сербия с Хорватией воевали.» Ну, я ему ответила:» Извините, пожалуйста, мы не хотели Вас обидеть».
Вот, ты уже обидела мужчину.
— И, в мыслях не было: наоборот, думала, о Хорватии поболтаем! Ты же знаешь, что все это, для нас: Югославия. Вот, глупость какая!
(Через несколько дней: посвежевшая, загоревшая Ольга приходит на пляж. Про себя)
— Где же манипуляции с пальцем производить? И родинки после операций…Придется лежак брать. (выбирает зонтик, где больше тени, меньше ветра, раскладывает покрывало. Достает пластырь, отрезанный от перчатки чехол на палец, заматывает ниткой чехол на пальце ноги, натягивает заштопанные тапки от ежей. Появляется бармен. В замешательстве, помахивает ей рукой. Она отвечает и ложится загорать. Через какое-то время он подходит, стоит рядом. Смотрит на ноги и на тапки. Ольга)
— Я за мир во всем мире! (бармен улыбается)
— Привет!
— Привет!
— А, где твоя подруга?
— В деревню поехала. Она, все по острову ездит, а я — палец натерла, ходить не могу. Каждый день себе операции делаю.
— Где же так ходили?
— На Патмос ездили, к пещере Иоанна Богослова и в монастырь, на Нисирос, к чудотворной иконе Богородицы, еще в Асклепион (достает мазь)
— Понравилось?
— Очень!
— Ну, удачного отдыха! Если что надо, — я здесь.
— Спасибо! Слушай, помоги родинки на спине намазать.
— О, конечно!
— Только родинки, понятно?
— Я понял, понял (мажет родинки на спине)
— А, интересно, ты сколько языков знаешь? Английский, итальянский, немецкий, французский, русский
— греческий и Сербский
— Ну, Сербский, это — понятно! Давно в Греции?
— 20 лет уже.
— Ого! (мужчина начинает переходить с тюбиком со спины на бок)
— Все — все, спасибо, здесь я уже сама!
— Ну, почему же? Я могу помочь
— Спасибо, я сама. Скажи лучше, сколько у вас тут стоит сок или пиво?
— 3,5. Любишь пиво?
— Ну, так. Раньше любила. Интересно попробовать.
— Любишь пиво — приходи вечером на пляж.
— Приглашаешь?
— Приглашаю. Мне нравятся такие
— И, что мы будем делать вечером, на пляже?
— Пить пиво, разговаривать.
— Ну, я подумаю. (бармен уходит. Ольга идет плавать. Возвращается, достает тетрадку с уроками итальянского. Повторяет спряжения глаголов. Вновь подходит бармен, с апельсином)
— Угощайся.
— Спасибо!
— Вон, твоя подруга, на песке загорает.
— Значит, не поехала в деревню.
— А, ты, не лесбиянка?
— (не поняла сразу) Что? А-а… Нет! Господи, спаси-сохрани!
— Ну, откуда я знаю! То — с подругой, то — без.
— Да, не подруга она. Так, по интернету списались, чтобы подешевле, за сингл не платить. Понимаешь?
— Понимаю. Ты, в каком отеле?
— Феония
— Знаю, зайду вечером, часов в 10.
— Но, почему так поздно? Давай в 9. И, я не хочу на пляже пиво пить. На пляже, как-то не очень интересно: утром — пляж, вечером — пляж.
— А, что ты хочешь?
— Я хочу танцевать.
— Со мной?
— С тобой! Где у вас тут танцуют? В ресторанах?
— Там только сидят.
— И все? Странно, мне всегда казалось, что в ресторанах танцуют.
— В каких ресторанах?
— В каких-нибудь, во всех ресторанах (про себя: вот, сейчас подумает, что я 1000 лет не была в ресторанах)
— А, давно ты была в ресторанах?
— Лет 100 или 200 назад
— Смеешься?
— Конечно! У нас, в России, везде танцуют и поют: и в клубах, и в ресторанах, и дома.
Я хочу танцевать!
— Тогда пойдем в клуб (уходит).
— Принеси мне апельсиновый сок, пожалуйста! (бармен приносит сок, уходит)
— Спасибо! (про себя: как это я пойду куда-то, с пляжным барменом? Хотя, почему нет? Шикарно выглядит, мой типаж, кучу языков знает, не то что я: 3 слова по-английски, 3 по-французски, 3 по-итальянски, остальное: язык жестов! Да, но, как же узнать, куда мы пойдем?.. О, придумала! бармен возвращается )
— Слушай, напиши мне, пожалуйста, на бумажке, куда мы пойдем? Мы с соседкой договорились, если кто-то уходит, обязательно сообщает, куда, чтобы не волноваться.
— Хорошо (уходит, не очень довольный, кажется)
— Вот, как здорово! Теперь: можно спокойно идти. Только, что же он бумажку не несет? И улыбается как-то по-другому. Подозрительно все это. Ну, и ладно! Так, на ночь глядя, в неизвестность, — я не дура тащиться! (Идет плавать. Возвращается, учит итальянский. Соседи — молодая пара с ребенком. Разговорились. Затем, Ольга начинает собираться, про себя)
— Ну, раз ничего не написал (откуда ни возьмись, — появляется бармен, лихо болтает с соседями по-немецки, берет у нее тетрадку, пишет какие-то закорюки)
— Вот, куда мы пойдем.
— Хорошо (соседям)
— Good lack! See you later! Bye-bye! (одевается, уходит)

Номер в отеле (Ольга, себе под ноc)
— Так, надо переписать все (достает карты, путеводители, страховки)
— Ну, для кого они все это пишут- ничего не видно!(достает очки, вновь роется в документах)
— А, вот и телефон посольства. Так.( номер заносит в телефон) Полиция, больницы (заносит в телефон). Обхохочешься! (выходит, спускается к стойке регистрации)
— Калиспэра! Can you halp me? Please, can you show me on the map this clab?
(администратор показывает на карте, что это — не близко)
— О, сигноми! This club… a good club or a bad?
— Normal. Not very good and not very bad.
— Эувхаристо! Ясу! (Ольга поднимается к себе, начинает стирать полотенце, покрывало, купальник и шарф. Все развешивает на лоджии)
— Вещи перестирала, теперь: в чем же я пойду? (перемерила несколько вариантов)
Наверное, в этом. Ну, а, если холодно? (набрасывает платок) Вот, на этом и остановимся. Сколько же еще осталось? (смотрит на часы)
— Так. Есть охота, а есть — нечего: лимит исчерпан. Ну, бывают же такие наглые девицы! Все лопать с чужих тарелок и ни за что не платить! (передразнивает Жанну:
» Я ничего не хочу, заказывать не буду. Ой, а можно я у тебя вот это попробую…ой, а можно и это?») И, правда, наглость — второе счастье! Урок — на всю жизнь. Была дурой — дурой, видно, и помру. Ну, делать нечего: надо телефоны проверить (достает телефон, ищет контакты)
— Батюшки! Это что-же, ничего не сохранилось, что-ли? (снова достает документы,
очки, заносит телефоны. себе под нос)
— Полиция. Ну, зачем мне полиция? А, пусть будет, на всякий случай. Больница. Обхохочешься! Ну, и посольство, в Афинах, — мне очень пригодится. Да.., а есть-то хочется. (выходит из номера, спускается к стойке регистратора. Там: Антония)
— Sorry my english! Tell me, please, in that club we can have to eat?
— O, no! Only drink!
— Only drink?! Not eat, why?
— Yes, only drink. may be chips…
— O-o-o. Жалко. Ну, спасибо, эвхаристо, Thank you very match! Ясус! (поднимается по лестнице к себе в номер. Идет в душ. Приходит Жанна)
— Ты не представляешь, где я была! В какой деревне, в какой таверне, что я ела!
— Как же так? Мы же договаривались, вместе, вечером в таверну пойти. Я ничего не ела, тебя ждала
— Ну, мне захотелось, я и пообедала. Я, вообще считаю, что надо жить: что захотелось, то и делай. Какие проблемы?
— Да, собственно, — никаких.
-Вот, и я о том-же: А-то-ж, раньше: это нельзя, то нельзя…И, что?
— Вот, теперь, все можно, и, что?
— А, то: Я — проснуласЯ! Поехала, накупиласЯ, искупаласЯ!
(Ольга, про себя: мамочка, дорогая, помоги и спаси, невозможно! Понятно, что это не главное в человеке, но, если бы, еще и человек был! (Она-же, сама, предупреждала: «Я могу на хвост сесть». Я-то, думала, что это: образно. Ведь, она живет в десять раз лучше меня!..Как такое может быть, Господи?).
Мамочка, ну, за что мне такое быдло? Помоги, мамочка! У тебя: несколько языков, у меня — нисколько, но, как это можно вынести? Мне, просто, очень плохо, физически, до тошноты! Господи! Я — ошиблась! Хотела отдохнуть, поехать к Святым местам и сэкономить, а, нажила этот кошмар. ПРОСТИ меня, ГОСПОДИ! )
— … такие запахи, такие виды!
— Жанна, а, ты где институт заканчивала?
— Во Владивостове, а, что?
— Да, нет, ничего. Просто, так, сейчас, нигде не говорят: «полОжила, позвОнила, искупаласЯ, насмотреласЯ»
— А, у нас, там, — все так говорят.
— А, сколько лет ты в Питере живешь?
— Лет 12 -15.
— Поверь мне, я хочу тебе добра! Постарайся, как-то, нормальный русский язык выучить. Это — ОЧЕНЬ тяжело, правда! Честно! Уже, сил нет больше! Никаких!
— Вот, и дочка мне тоже:» Мам, невозможно это слушать!»
(Ольга, про себя: и слышать!)
— Лучше, вообще буду молчать и ничего не буду говорить, и,- ничего рассказывать!
(эту наглую хамку-хабалку стало жалко, как всегда)
— Ну, что ты?! Расскажи, как все было?
— Заказала я домашнего ягненка в винном соусе, так мне такое принесли, что тебе и не снилось! («еще бы!»- Ольга. Можно дополнить рассказ о невероятной конструкции, с которой спускаются 2 ветки нежнейшего мяса и пр.. )
И, в подарок, вина налили, такой мужчина красивый…
— Да? А, кто платил?
— Я заплатила
— Сама? Ты, за ресторан?
— Да, а что? Не могу себе позволить?
— Ну, что ты! Ты — так много можешь себе позволить, что мне и не приснится никогда.
— Да, могу! Как тебе Шанель, которую я в дьютике купила ?
— Так, это же ты купила, как я могу судить?
— Да, кстати: смотрю, у тебя, совсем есть нечего, а, у меня — хлеб пропадает. Не покупай хлеба — все равно пропадет. Он уже плесневеет.
— Спасибо, не надо. Жанна, я ухожу танцевать в ночной клуб.
— С кем это?
— Отгадай, с трех раз.
— Неужели, с Алексом?
— Вообще-то, он — Драган. Хотя, сначала всем Алексом представлялся.
— Вот, это и странно!
— И, мне. Но, наверное, он, для немцев — британцев,- Алекс, чтобы проще. А, мне, коли он «ИЗ СЕРБИИ»,- сказал настоящее имя. Вот, смотри: здесь, в чемодане, ну, на всякий случай: документы мои. Вещи все перестирала.
— Зачем это?
— Ну, чтобы в грязных не рылись.
— А-а-а…А в чем пойдешь?
— Вот, в этом.
— Нет, это не пойдет.
— Почему это?
— Слишком авторское! Надо что-нибудь попроще. Это же клуб!
— Но, давай вот это примерю (начинается примерка и оценка нарядов)
— Куда это ты, вся в черном?
— Натуральные гречанки так и ходят.
— Давай, еще что-нибудь. (Ольга примеряет другой наряд)
— Надо лифчик попроще
— Ну, дает! На свидание идет, «лифчик попроще» ! Хоть стой, хоть падай! Не попроще, а ПО-ЛУЧ- ШЕ!
— Хорошо-хорошо ( переодевается )
— А, это, как?
— Не, не надо. Лучше: брюки с блузой (Ольга переодевается)
— Вот, это — другое дело! А, далеко это?
— Антония сказала, что не близко.
— Значит, пусть такси берет. А, придешь когда? Ты, что же, меня разбудишь
(голос за кадром: Ольга, про себя: как ей в 4 утра на пароход, мне всю ночь не спать, — ничего. Вот, ведь, угораздило!)
— Вот, и не знаю, когда приду. Договорились в 10 или в 9, он к отелю подойдет. Сказал: » пойдем».
— Что, пешком, что-ли?
— Ну, а на чем тут ехать?
— Я-бы, вышла, сказала: «А, где мерседес?»
— Надо же! Мне, и в голову такое не придет. Надо потренироваться. «О! А, где же мерседес?» Да, ну, глупость какая.
— И, вовсе,- не глупость! А, так и будешь всю жизнь: сама да сама. Пойдем уже, я — курить, а ты рядом посидишь.
— Фотик возьми. Щелкнешь нас. (Обе ржут). Партизаны! (Спускаются. Проходя мимо стойки: Жанна — администратору)
— Olga go to club ..and
— Yes,
— We have 1 key, как же открыть дверь?
— Oh, no problem! We have a second key
— Хорошо, сэнькью (идут к выходу, возвращаются)
— And … door of the hotel? Open or closed?
— It’s all right. The night porter you open the door.
— Эвхаристо! (Выходят на веранду, садятся за столик. Жанна достает сигареты)
— Ветер в какую сторону? Чтобы на тебя не дымить?
— Нормально все (Ольга сидит спиной к дороге )
— Слышишь, идет кто-то?
— Да, вон, мужик какой-то! Не твой ли? (Ольга оглядывается)
— Смеешься? Этот: в два раза старше и, на голову меньше!
(выходит Антония, долго вытирает чистые столы и меняет чистую пепельницу)
— Ну, вот, весь отель интересуется, с кем же это ты пойдешь?
— Да, уж! А, чем тут еще интересоваться?
— А, время-то, сколько?
— Уже 10 минут, надо уходить.
— Ну, еще пару минут посидим, но, по-моему, это — хамство!
— Может быть, я время перепутала? Не в 10, а, в 9-?
— Это, уж, тебе лучше знать!
— Да, я в этом деле, — знаток! (Обе хохочут)
— Может быть (снова выходит Антония менять чистые пепельницы)
— Что?
— А, ничего! Пойдем.
— Что делать-то будем?
— Ну, не знаю, можно прогуляться. Может быть, найдем ресторан с танцами
— Можно, конечно. Только, ты — вся из себя, а я… Надо накраситься. Ой, слышишь, шаги, вроде?
— Нет никого. Пойдем, накрасишься! (уходят. Завидев Антонию, начинают хохотать, поднимаясь по лестнице)
— Не оправдала я надежд Антонии, — никакого антиресу!
(Женщины выходят из отеля, гуляют по набережной)
— Пойдем назад, что ли? Ноги болят, после этих экскурсий! Да, и, надо хоть что-то съесть. Куплю-ка я кусочек пирога со шпинатом.
— Да-да, и красного винца откроем!
— Тут, тебе, и танцы, и ужин в ресторане (смеются обе).
— И курортный роман
— Да-да! И, он, — тоже!
(На следующее утро, выходят на пляж.)
— Слушай, а, давай сегодня другой дорогой пойдем!
— Давай! А, почему это?
— Ну, так просто!
(Сворачивают. Вдруг, прямо перед ними,- возникает храм. Идет служба. Заходят. Ставят свечки. Изумительно поет хор. Выносят Евангелие. Ольга и Жанна стоят, вслушиваясь в незнакомый язык. Жанна села, дергает Ольгу за платье, шепчет)
— Пойдем, уже!
— Хочешь — иди! Я останусь.
— На улице подожду.
— Хорошо (Жанна выходит из церкви)
— Спасибо, Господи, что от греха отвел! И, в Храм привел! Дура я, дура
(выходит из церкви. Жанне)
— Ох, как хорошо, и легко на душе стало! Ну, вот, как это объяснить? Столько здесь ходили, а, храма не видели! И, службы никакой не было. А, сегодня: все сразу!
И, церковь, похоже, что не очень старинная, а, мороз по коже пробирает…
— Точно! Я, тоже, удивилась.
— Вот, и получается, что неисповедимы пути Господни!

17.08.2016

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹«Дама с собачкой». Конкурсные работы›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ