Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
издательство белая ворона

Петсон, Финдус и все-все-все

О скандинавской литературе, рынке и перспективах русских авторов — главный редактор и арт-директор издательства «Белая ворона»

Интервью: Василий Алексеенко
Иллюстрации с сайта albuscorvus.ru

tatyana kormer издателство белая ворона30 апреля исполняется 70 лет шведскому Ксения Коваленко издательство белая воронаписателю Свену Нурдквисту, создателю «странной парочки» — одинокого чудака Петсона и его озорного котенка Финдуса. Российским читателям эта серия весьма полюбилась — причем произошло это не в последнюю очередь благодаря усилиям переводчика и редактора Ксении Коваленко. Три года назад вместе с художником Татьяной Кормер она создала издательство «Белая ворона», пополнившее собой маленькую, но дружную когорту «умных и независимых» детских издательств. И, естественно, «Белая ворона» стала издавать «Финдуса и Петсона».

ГодЛитературы.РФ встретился с Ксенией Коваленко и Татьяной Кормер.

Почему «Белая ворона»?
Ксения Коваленко: Это красивый образ и квинтэссенция идеи нишевого издательства: мы ищем хорошие необычные книги и противостоим мейнстриму.
Татьяна Кормер:  А ещё я, например, очень люблю ворон. Это замечательная, умная птица.

Как вы отбираете, что издаёте? Некоторые издательства занимаются только переизданиями, другие — только зарубежной литературой…
издательство Белая воронаКсения Коваленко: В этом смысле мы совершенно беспринципны. Наше единственное правило — делать то, что нам нравится. Видим хорошую книжку — издаём. Зачем себя ограничивать?
Татьяна Кормер: Рынок малых издательств в России постоянно растёт, но ещё очень далёк от насыщения. Просто сравните, сколько новых наименований выходит ежегодно у нас и во Франции. Разница в десятки, сотни раз! Поэтому наша цель — просто издавать хорошие книжки.

Некоторые закономерности в работе издательства всё-таки заметны. Например, в вашем каталоге преобладают скандинавские книги. Почему?
Ксения Коваленко: Всё очень просто.


Скандинавия — колыбель современной детской литературы, в детском сегменте двадцатый век принадлежит им.


Кроме того, я всю жизнь занимаюсь скандинавистикой.

Я и до «Белой вороны» издавала скандинавские книжки. Татьяна тоже работала с ними в «Самокате».
Татьяна Кормер: Это не значит, конечно, что мы отказываемся от публикаций других книг. Просто так у нас сложилось.
Ксения Коваленко: Кроме того, мы хорошо знаем этот рынок. Ездим туда постоянно, встречаемся с коллегами-издателями.

Каковы, на ваш взгляд, особенности скандинавской детской литературы? Что делает её столь востребованной в мире?
Ксения Коваленко: Скандинавские писатели нередко задают тон в мировой детской литературе: именно с Астрид Линдгрен началась новая эра в изображении ребенка. У нее появился независимый от взрослых издательство Белая воронаребенок-бунтарь. Вместе с этим в Швеции закончилась эпоха дидактической детской литературы. Примерно такой же переворот в поэзии для детей сделал менее известный у нас Леннарт Хельсинг, который вместо того, чтобы воспитывать ребенка, отвел ему в своих стихах роль со-творца. То есть детская литература заговорила на новом языке! Кроме того, в Скандинавии очень сильная иллюстраторская традиция. Им удалось создать интересную, качественную иллюстрацию, которая к тому же имеет коммерческий успех. А это редкость.


Современная скандинавская литература очень чутко реагирует на события, происходящие в мире: в Швеции много детских книг о войне, о проблемах беженцев.


Не только текстовых, но и книжек-картинок.
Скандинавам часто ставят в упрек то, что их детские книги более физиологичны и откровенны, чем требуется. Но шведский язык и сам более физиологичный, у них подобные вещи не звучат грубо.
Татьяна Кормер: У нас бывают из-за этого проблемы с переводом — по-русски фраза может звучать шокирующе, хотя автор совсем не ставил себе такой цели.

А какие темы стали актуальными в последнее время?
Ксения Коваленко: В последние два-три года возникла новая тенденция — в связи с юбилеем Победы много пишут о войне. Авторы спустя многие годы рефлексируют о событиях тех лет, обсуждают их с издательство Белая воронаребёнком. В России, конечно, тоже освещают эту тему, но в скандинавских странах в последнее время появились даже книжки-картинки о войне для самых маленьких. Например, книга известного у нас Ульфа Старка с иллюстрациями Стины Вирсен.
В скандинавской литературе меня всегда привлекало, что в ней практически нет прямолинейных книг о какой-то одной определенной проблеме, как в России: вот книга о дружбе, а вот о том, как Васька с Колькой ищут клад, а вот книга о зоопарке.
Там вся детская литература состоит из нюансов, из периферийных сюжетов, жизнь изображается с позиции ребенка. Вот придет у нас кому-нибудь в голову сделать книжку-картинку о бабушке, которая забыла, что она умерла, и, как ни в чем не бывало, вернулась домой? Или о медвежонке, у которого мама сидит в тюрьме? Или о том, как маленький мальчик заперся в туалете и не может справиться с задвижкой? А между тем, это ситуации, волнующие именно детей, а не взрослых.


Я бы сказала, что скандинавская детская литература более детская, чем все остальные.


Есть ли что-то, что сближает скандинавскую литературу с русской?
Татьяна Кормер: Мне кажется, нам скандинавские книги близки по менталитету. И природа у них похожа на нашу! Когда мы были на книжной ярмарке в Гётеборге (Швеция), я поразилась, насколько там леса похожи на Карелию.

Кстати, вы издали на русском немало шведских познавательных книг о природе — серия про муравьишку Софи, «Круглый год» Ульфа Сведберга. Что отличает их от изданий из других стран?
издательство Белая воронаКсения Коваленко: В Скандинавии настоящий культ природы. Там к ней очень бережно и непрагматично относятся. И по книжкам это видно! Там и атласы не похожи на обычную научно-популярную литературу: они не заваливают читателя информацией. Зато они рассказывают про отношения ребёнка и природы.
Татьяна Кормер: Да, это существенное отличие от привычных энциклопедий. Эти книжки — и мы их издавали — не просто дают факты, а скорее побуждают изучать природу.

Вы сказали, что и природа там похожа на нашу.
Татьяна Кормер: Да. Поэтому, условно говоря, итальянские книжки такого типа мы не берём: у нас оливковые деревья не растут.

Думается, что между российской и скандинавской природой есть и различия. Возникали ли трудности с переводом и адаптацией познавательной литературы?
Ксения Коваленко: На каждом шагу! Наш научный редактор, Михаил Хачатуров, внимательно вычитывает переводы и вносит правку. Указывает, что не подходит для России (например, в Швеции 3 вида берёз, а у нас несколько десятков!) Такие вещи мы адаптируем. Фактические ошибки переводчиков тоже правим. Они бывают очень смешные. Например, однажды из-за неточности в словаре молочай вдруг стал съедобным растением.
Татьяна Кормер: На самом деле имелся ввиду иван-чай, но буквально он называется «молочная трава». Вот даже составители словаря перевели слово с ошибкой.

Поговорим о других ваших сериях. Вот например «Петсон и Финдус» Свена Нурдквиста — пользуется ли он успехом?
Татьяна Кормер: Да, дети серию любят. Часто на выставках к нам подходят люди и говорят: «Знаете, почему-то моему ребёнку очень нравятся Петсон и Финдус». Есть книжки, которые покупают и потом читают ребёнку, пытаются его как-то заинтересовать.


А эта — из тех, что покупаются по просьбам самих детей.


Ксения Коваленко: К тому же Нурдквист весьма созвучен нашей рисовальной традиции, он легко вписывается в контекст русской и советской мультипликации. Это очень универсальные рисунки.

Так что же — от стиля рисования зависят продажи книги?
Ксения Коваленко: Не совсем. На самом деле заранее нельзя угадать, что придётся по вкусу читателям. mokryj-nos-2Вот издали мы книжку «Почему у собаки мокрый нос?». Это озорной пересказ истории о Ноевом ковчеге с не менее хулиганскими и очень нетрадиционными иллюстрациями. Как ни странно, она хорошо продаётся, нравится и взрослым, и детям.

Кстати, об экспрессивных иллюстрациях. Как успехи у «Макси-пса Фика» Рудольфа Чехуры?
Татьяна Кормер: Не сказать, что это прямо бомба, но своего читателя находит. Обычно, когда мы издаём книгу, я воображаю детей, которые её прочитают. А здесь мне представляются ещё и художники, для которых Пёс Фик — просто пилюля смелости.

Отражается ли ваша тяга к визуальному эксперименту в работе художников «Белой вороны»?
Ксения Коваленко:  Конечно. Сейчас мы выпускаем серию книг Марии Грипе. Их иллюстрирует наша художница Вика Попова. Шведы очень сильно удивились, когда увидели эти иллюстрации!
Татьяна Кормер: Им показалось, что картинки, конечно, красивые, но рисование слишком некоммерческое.

А были ли у вас необычные случаи сотрудничества с иностранными художниками?
Ксения Коваленко:  Случалось. На выставке в Болонье мы нашли изумительно красивую голландскую книгу про эволюцию — «Тайна жизни, или грязные носки Йоса Гротиса из Дрила».
Татьяна Кормер: Там в иллюстрациях оказалось много рукописного текста. Тяжело вздохнув, мы уже готовы были сами его писать, но художница связалась с нами и вызвалась сделать русские надписи. Мы перевели в иллюстрациях все рукописные тексты и отправили ей. Она их сделала, правда, половину «Я» написала, как латинскую «R». Но потом всё исправила, и в результате книга выйдет с её оригинальными шрифтами.

Как вы выбираете художников для иллюстрирования книги?
Татьяна Кормер: Всё зависит от книги.


Выбор художника — это как кастинг в кино. Тут важно попасть в яблочко.


Ксения Коваленко: Например, сейчас мы готовим к изданию норвежскую серию о Самсоне и Роберто. Это очень смешная книга о собаке и коте. Иллюстратора искали долго: большинство предложенных картинок были либо слишком сладкие, либо слишком журнальные. Но мы всё-таки нашли того, кто нам подходит.

Продолжая тему оригинальных визуальных решений: в каталоге «Белой вороны» есть очень необычный фотоальбом-перевёртыш «Белый аист. Посланец неба. Чёрный аист. Лесной отшельник». Как появилась идея его сделать?
Татьяна Кормер: Мы хотели сделать научно-познавательную книгу с фотографиями животных. Причём не просто фотоальбом с красивыми картинками. Нам нужна была книга, героями которой стали бы животные. Работы Николая Шпиленка идеально подошли — они лирические и личные. Он умеет создать очень тёплые отношения с фотографируемым объектом — во многом потому, что он просто непрерывно с животными в контакте.

издательство белая ворона

А теперь о книжках без картинок. В рубрике «16+» у вас пока только одна книга — «Вверх по лестнице, ведущей вниз» Бел Кауфман. Планируете ли расширять эту линейку?
Ксения Коваленко: Да, мы хотим издавать больше книг для читателей постарше, ведь книжки-картинки уже весь наш портфель заполонили. Сейчас у нас готовится замечательный роман «Дневник Эллен Бер». Эта книга рассказывает о Второй мировой войне и Холокосте.
Татьяна Кормер: А ещё мы делаем «Многодетную книжку». Она тоже довольно неожиданная.
Ксения Коваленко: Её автор — русская журналистка, которая брала интервью у самых разных многодетных мам: у жены священника, у арфистки, у директора модельного агентства, учительницы английского…
Татьяна Кормер: Мы сразу поняли, что очень хотим издать эту книгу. В ней рассказывается про жизнь в её самых невообразимых проявлениях. А ещё эта книга разрушает стереотип о том, что несколько детей — это нежеланная ноша.

То есть «Белая ворона» работает с отечественными авторами?
Ксения Коваленко: Конечно! В последнее время к нам приходит много очень хороших русских авторов. kaufmanСейчас, например, мы готовим к изданию дебютный роман Анны Красильщик «Три четверти». Можно смело сказать, что Анна — автор, которого мы открыли, который к нам сам пришёл. Готовится к публикации автобиографический роман Станислава Востокова «Брат-юннат». О том, как он подростком работал в ташкентском зоопарке.

Каковы, на ваш взгляд, перспективы русской детской книги за рубежом? Почему наши авторы так мало известны за границей?
kum-koroljuКсения Коваленко: Сейчас всё зависит от маркетинговых технологий. У нас же институт агентств, продвигающих литературу, недостаточно развит. Во всяком случае, детской литературой никто специально не занимается. А ведь есть очень перспективный рынок на востоке — Китай, Корея, Тайвань. Там и сейчас издают российских авторов и иллюстраторов. Но это, конечно, нельзя сравнить с тем, как агрессивно продвигают американские и европейские агенты свою детскую литературу у нас. Во многом благодаря им в России так много переводных книжек.

То есть дело в рекламе?
Ксения Коваленко: Конечно! Современная русская детская литература очень перспективна. У нас есть свои авторы, есть смелые издательства, которые не боятся поставить на тёмную лошадку.


Своего Гарри Поттера пока нет, но всё впереди.


А когда у нас появятся свои агенты и будет больше возможностей показать наши проекты, российские авторы тоже будут публиковаться за рубежом. Например, то, что у нас есть — и «Аистов», и Машу Слоним, и Стаса Востокова — можно продвигать.
А мы будем по-прежнему заниматься тем, что нам нравится. Издавать книги — самые разные, непохожие друг на друга, ни в какие рамки не вписывающиеся.

Сайт по теме:
Издательство «Белая ворона»

Просмотры: 126
30.04.2016

Другие материалы проекта ‹Издательство›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ