Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Конкурс короткого рассказа Дама с собачкой или курортный роман

Лядская Анастасия «Пара слов о неслучившемся»

«Главное, чтобы было тепло» — выдал мне напоследок лаконичные указания Макс, и пробежка по сайтам с горящими путевками увенчалась успехом

Солнце медленно опускается в море, за солнечной дорожкой наперегонки спешат яхты. Макс пристально вглядывается в видоискатель фотоаппарата – терпеливо ждет момента, когда кораблики выстроятся в шеренгу на фоне затухающего светила.
Я лениво пропускаю чуть влажный песок между пальцами – на поверхности он еще совсем теплый, а чуть зароешься, и через подушечки пальцев пробирает прохладой наступающей ночи, а за ней — и неминуемой зимы.
Заканчивается туристический сезон. В отчаянной попытке продлить лето мы успели ухватить неделю тепла перед самым закрытием отеля. Нас, не избалованных жарой россиян, не смущают зябкие ночи и туманные утра. Макс так и вовсе сибиряк, — недавно вылезли в сеть, почту проверить, и видим — у них там уже вовсю снег валит…
С Максом мы виделись до того раза три-четыре, в разных городах, но при схожих обстоятельствах. То я, измучившись буднями и рутиной, нагряну на день рождения в какую-то малознакомую компанию в чужом городе, то вдруг судьба столкнет на каком-нибудь фестивале.
И эта поездка, случайная, спешная, — вся налегке. Нет никакого багажа отношений, который тащишь через пограничный и таможенный контроль, боишься растерять, все пересчитываешь по пальцам коробки, пакеты, чемоданы… Мы и обычный-то багаж покидали в сумки за день до поездки, похватав в спешке только самое необходимое.
Все наши встречи с Максом проходили до того по схожему сценарию. Шумные компании, едкие шуточки, под влиянием алкоголя постепенно отступает смущение, и мы часами можем болтать ни о чем, улыбаться от радости быть рядом – лишь бы руки лежали на плечах, лишь бы в любой момент можно было бы поймать встречный пронзительный взгляд.
Там же, при случайных встречах, я выяснила — у Макса прекрасно развит инстинкт «автопилота». Спать, спать… Это не раз становилось темой для добрых подтруниваний. А вот нелепая, казалось бы, ситуация – я, в чужом городе, сижу у кровати и держу за руку чужого человека, пока он спит, — не кажется глупой. Это воспринималось должным, единственно правильным и уместным… А утро мы встречали порознь, я – в поезде или съемной квартире, он — там, где застал его демон сна.
Но это путешествие отличается от всех предыдущих. Случайная переписка, из которой выясняется, что Макс не может найти компанию на отпуск, а у меня, в свою очередь, нарастает ярость от бессмысленной работы.
«Поехали?» — «Поехали». Чехия, пиво? – не успеваем сделать шенгенскую визу. Черногория? – в октябре уже прохладно. Египет? – тоже нет. Китай? – Макс взвывает и грозится стукнуть чем-нибудь тяжелым, ибо только-только вернулся из трехмесячной командировки в Шанхай. Куба?! – в отчаянии я начинаю перебирать все подряд. Но и тут не вариант – не проходим по бюджету.
За неделю до даты вылета удается взять случайные путевки в какой-то случайный отель где-то на берегу Средиземного моря.
«Главное, чтобы было тепло» — выдал мне напоследок лаконичные указания Макс, и пробежка по сайтам с горящими путевками увенчалась успехом. Успехом ли?
Отель оказался достаточно скромным, если не сказать, — разбитым. Из душевой кабины постоянно выпадала дверца, и мы решили ее вовсе выставить наружу, а на завтраках и обедах приходилось порой постараться обогнать других поздних постояльцев, чтобы захватить в плен чистые приборы.
Я с любопытством наблюдала за Максом – привыкший жить в комфорте, Макс даже на однодневные пикники выезжал с двумя шезлонгами, — на выбор, под настроение. А тут такие условия… Макс героически терпел, ни словом не выражая своего недовольства. Хотя мучения его, как говорится, были «налицо» и читались невооруженным взглядом.
А вот по вечерам, сидя на белых ступенях пляжной сцены, по традиции провожая уходящий отпускной день, я видела Макса умиротворенным, от чего сама становилась расслабленной, будто кошка – угодила. Получилось.
Неделю, обманом выцыганенную у наступающей осени, постарались насытить событиями, но так, чтобы не уставать от впечатлений. Поездки в ближайший город за сувенирами. Экскурсии. Поваляться на пляже. Потренироваться нырять «рыбкой». Сходить на массаж.
Мы практически не разговариваем, лишь лениво комментируем происходящее, по большей части односложно. Порой иронизируем, но все больше по привычке. Кажется, что общих тем для разговоров нет, да и к чему слова? Быть может, это рабочая рутина, вынуждающая к велеречивым изъяснениям, так утомила, что хочется побыть в тишине. Иногда кажется, что было бы вовсе логичным просто разойтись по разным концам отеля, и не досаждать друг другу своим присутствием. Но мы отчего-то практически все время вместе – во время автобусных экскурсий я сплю на максовом плече, а по утрам он настойчиво будит меня на завтрак, — скидывает одеяла, тащит за ногу, хотя прекрасно знает, что до полудня я не способна к приему пищи.
Под утекающий из ладоней песок пробую на вкус впечатления прошедшего дня: узкие улочки незнакомого города, мы бредем вдоль товарных лавок, разморенные жарой и шумом базарных рядов. В попытке скрыться от назойливых продавцов, сворачиваем в случайный переулок, петляющий между разнокалиберными многоэтажными домами. Лоск центральных улиц, наводимый для приезжих, здесь не предусмотрен, и мы видим город «для своих».
Внезапно находит осознание – «и тут кто-то живет». И особенно приятно после этого озарения успокоить себя – да, живут. И да, нам совершенно наплевать на то, кто и как. Так же, как и им на нас…
Вздрагиваю – вдруг вспомнила, как за день до вылета шеф, предупреждая мои претензии о причинах несогласования документа по вине его же неточных данных, будто рубит: «Не согласуешь до конца дня – никакого отпуска».
Вспоминаю, как носилась по этажам, уговаривая, упрашивая, требуя – документ вышел в срок. По-новому смотрю вокруг – никому из этих людей не важно, что там написано, в том документе, из-за которого я могла бы этого всего и не увидеть.
Собираю песок в ладошку, выпускаю узкой струйкой по ветру. Свобода. И еще три жарких дня и четыре зябкие ночи до чартера в мокрую и промозглую российскую осень.
Сдуваю приставшие к ладони песчинки. Свобода. Счастье быть свободным от отношений, от излишних слов, социально ожидаемых ухаживаний.
И ставлю галочку — сохранить в памяти: мы бредем рука к руке, по узким улочкам города, которому нужны только как источник туристических денег. Мы, которые нужны друг другу только как источник знания, что где-то там, далеко, живет человек, и он при случайной встрече будет рад тебя видеть.
И не более.

16.08.2016

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹«Дама с собачкой». Конкурсные работы›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ