Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Пастернак, собрание ГЛМ

«Я убийца и злодей?» Борис Пастернак

Момент триумфа Пастернака, присуждение ему Нобелевской премии, от момента его унижения, покаянного письма в «Правду», отделяло всего два дня

Текст: Игорь Вирабов
Фото из собрания Государственного Литературного музея

23 октября 1958 года Нобелевский комитет в Стокгольме объявил о присуждении премии по литературе поэту Борису Пастернаку — по совокупности заслуг перед мировой литературой и за создание «в трудных условиях» романа «Доктор Живаго». Пастернак еще не подозревает, что через два дня «Правда» опубликует его письмо верховному правителю Никите Хрущеву. Собственно, и о самом письме он еще не знает.

Тем временем в доме Ольги Ивинской скрипят перья. Молодой адвокат из Управления по охране авторских прав Зоренька Грингольд подсказал («подтолкнул») Ивинской мысль о письме. Хотя и без Зореньки она уже говорила писателю Федину о письме «кому угодно», подписать которое она бралась «уговорить Пастернака». Ивинская вместе с Ариадной Эфрон зовут к себе сына драматурга Всеволода Иванова, Вячеслава, и сообщают ему: «По словам адвокатов по авторским правам, ситуация стала угрожающей. Если Борис Леонидович не напишет письма с покаяниями, то его вышлют за границу». «Его вышлют, а нас всех посадят», — со свойственной ей категоричностью сформулировала Ариадна Сергеевна.

Вячеслав Иванов с Ариадной Эфрон, Ивинской и ее дочкой Ирой Емельяновой садятся составлять письмо Хрущеву, руководствуясь пожеланиями тех же адвокатов. Формулировки, заверит потом Иванов, давались ему с трудом, так что «в основном придумывали Ольга Всеволодовна и Ариадна Сергеевна». Пригодились готовые фразы Пастернака, в частности, из его письма Фурцевой.

После чего Иванов с Емельяновой отправились в Переделкино к Борису Леонидовичу. Так Пастернак узнал о том, что он написал письмо Никите Сергеевичу.
Покаянное письмо Пастернака. Газета Перепечатанный текст он взял только «после очень долгого телефонного разговора с Ольгой Всеволодовной». На машинописной копии этого письма остались замечания Пастернака синим и красным карандашом на полях. Просьба заменить «в вашем письме» абзац: «Я являюсь гражданином своей страны…» словами: «Я связан с Россией рождением, жизнью, работой. Я не мыслю своей судьбы отдельно и вне ее». В конце страницы его синим карандашом вычеркнуто: «Выезд за пределы моей Родины для меня равносилен смерти, и поэтому я прошу не принимать по отношению ко мне этой крайней меры» и написано: «Я это обещаю. Но нельзя ли на это время перестать обливать меня грязью». Эти слова Пастернака зачеркнуты чужой рукой простым карандашом.

В письмо, по словам Евгения Борисовича, сына Пастернака, вписали одну из его поправок, — этим его участие и ограничилось. Бумагу немедленно отвезли в Москву. Подпись под письмом была его — вынужденная подпись.

Что могло его «вынудить»? К тому времени Пастернак — после ссоры с Ивинской («Тебе ничего не будет, а от меня костей не соберешь»!) — уже отправил телеграмму в Стокгольм с «добровольным отказом» от Нобелевской премии. А чуть позже, в феврале, после того, как в лондонской Daily Mail появилось стихотворение «Нобелевская премия», переданное Пастернаком, жена поэта, Зинаида Николаевна, в присутствии иностранных журналистов заявит: «Если это будет продолжаться, я уйду от тебя». Это — к тому, меж каких «двух огней» был в те дни Пастернак, больше всего опасавшийся возможных бед для своих родных и любимых.

Ко времени появления этого письма Борис Пастернак уже был назван на всю страну: а) овцой («паршивая овца»), б) лягушкой («лягушка в болоте»), в) свиньей («даже свинья не гадит там, где ест»).

Уже произнесут и ставшее легендарным «Пастернака не читал, но осуждаю»: а) слесарь-механик 2-го часового завода тов. Сучатов, б) экскаваторщик Федор Васильцов, в) секретарь Союза писателей СССР Анатолий Софронов.

На третий день после присуждения премии, 25 октября, заседала партийная группа Президиума Союза писателей. «В выступлениях тт. Грибачева и Михалкова была высказана мысль о высылке Пастернака из страны. Их поддержала М. Шагинян».

На пятый день, 27-го, писатели собрались на совместное заседание Президиума Правления Союза писателей СССР, бюро Оргкомитета Союза писателей РСФСР и Президиума Правления Московского отделения Союза писателей РСФСР. Пастернак прислал им записку, в которой уверял, что искренне верит: «можно быть советским человеком и писать книги, подобные «Доктору Живаго». Я только шире понимаю права и возможности советского писателя и этим представлением не унижаю его звания»… В той же записке: «Я жду для себя всего, товарищи, и вас не обвиняю. Обстоятельства могут вас заставить в расправе со мной зайти очень далеко, чтобы вновь под давлением таких же обстоятельств меня реабилитировать, когда будет уже поздно. Но этого в прошлом уже было так много! Не торопитесь, прошу вас. Славы и счастья вам это не прибавит».

Записку признали «возмутительной по наглости и цинизму», ибо «Пастернак захлебывается от восторга по случаю присуждения ему премии и выступает с грязной клеветой на нашу действительность». Твардовский, которого Пастернак спас во время нападок на его «Страну Муравию», не был по болезни.

Чуковский, поначалу поздравивший Пастернака с премией, был пристыжен, за него реабилитировался сын, Николай Корнеевич: «Во всей этой подлой истории, — сказал Н. Чуковский, — есть все-таки одна хорошая сторона — он сорвал с себя забрало и открыто признал себя нашим врагом. Так поступим же с ним так, как мы поступаем с врагами».

Считавшийся другом Пастернака поэт Николай Тихонов (за которого Пастернак вступался, когда над тем сгущались тучи в 30-е годы) председательствовал на писательском заседании. Писательница Г. Николаева заявила, что Пастернак — «власовец»: «Мало исключить его из Союза — этот человек не должен жить на советской земле». Писательница Вера Панова: «Видеть это отторжение от Родины и озлобление даже жутко». Поэты Леонид Мартынов и Борис Слуцкий потом всю жизнь казнились, но тоже выступили с осуждением Пастернака — Давид Самойлов потом объяснил: из желания спасти от погрома поэтический цех и утвердить «новый ренессанс». Семен Кирсанов не выступал, но проголосовал вместе со всеми за исключение Пастернака из числа членов Союза писателей СССР.

Литинститут полным составом осудил «предательство в отношении Родины». «Только два студента — Панкратов и Харабаров, вхожие в «салон» Пастернака, проявили колебания и не сразу подписали это письмо». Прежде чем подписать, они пришли к Пастернаку просить разрешения предать его. Пастернака поразило, как весело побежали они потом по дорожке, держась за ручки.

…Все это короткий (подробностей на самом деле куда больше) пересказ того, что произошло всего за десять дней. Пастернака раздирали со всех сторон — буквально. Коротко говоря, нечеловеческие внешние и внутрисемейные обстоятельства — все это вместе взятое и не оставляло Пастернаку выбора: он подписал письмо Хрущеву, которого не писал. На десятый день после присуждения Нобелевской премии газета «Правда» опубликовала это письмо.

Письмо Б.Л. Пастернака Н.С. Хрущеву,
опубликованное в «Правде» 2 ноября 1958 г.

Уважаемый Никита Сергеевич,
Я обращаюсь к Вам лично, ЦК КПСС и Советскому Правительству. Из доклада т. Семичастного мне стало известно о том, что правительство «не чинило бы никаких препятствий моему выезду из СССР».
Для меня это невозможно. Я связан с Россией рождением, жизнью, работой. Я не мыслю своей судьбы отдельно и вне ее. Каковы бы ни были мои ошибки и заблуждения, я не мог себе представить, что окажусь в центре такой политической кампании, которую стали раздувать вокруг моего имени на Западе.
Осознав это, я поставил в известность Шведскую Академию о своем добровольном отказе от Нобелевской премии. Выезд за пределы моей Родины для меня равносилен смерти, и поэтому я прошу не принимать по отношению ко мне этой крайней меры. Положа руку на сердце, я кое-что сделал для советской литературы и могу еще быть ей полезен.

Б. Пастернак

(К письму приложена записка: «Разослать членам Президиума ЦК КПСС и кандидатам в члены Президиума ЦК КПСС. 31.X.58. В. Малин»).

ПИСЬМО В «ПРАВДУ»
Одного письма оказалось мало. Дмитрий Поликарпов, завотделом культуры ЦК, требует от Пастернака, чтобы он «помирился с народом». Пастернак отвечает: «Ведь вы — умный человек, Дмитрий Алексеевич, как вы можете употреблять такие слова. Народ — это огромное, страшное слово, а вы его вытаскиваете, словно из штанов, когда вам нужно».

Однако Пастернаку (а также Ивинской) мгновенно остановили все выплаты гонораров, отменили все договора и заказы на переводы, отменили спектакли по переведенным Пастернаком пьесам, блокировали всю переписку. Поликарпов обещал уладить все эти проблемы — так в конце концов было составлено еще одно «письмо Пастернака». В редакцию газеты «Правда». Ольга Ивинская расскажет спустя годы: «Борис Леонидович написал — сначала это было отнюдь не покаянное письмо. Потом над ним сильно потрудились, так что получилась ложь и признание вины. Да еще подчеркнуто добровольное».

Сохранились черновики этого письма. Вот что было в первоначальном, предложенном Пастернаком тексте: «В продолжение бурной недели я не подвергался судебному преследованию, я не рисковал ни жизнью, ни свободой, ничем решительно. Если благодаря посланным испытаниям я чем и играл, то только своим здоровьем, сохранить которое помогли мне совсем не железные запасы, но бодрость духа и человеческое участие. Среди огромного множества осудивших меня, может быть, нашлись отдельные немногочисленные воздержавшиеся, оставшиеся мне неведомыми. По слухам (может быть, это ошибка) за меня вступились Хемингуэй и Пристли, может быть, писатель-траппист Томас Мертон и Альбер Камю, мои друзья. Пусть, воспользовавшись своим влиянием, они замнут шум, поднятый вокруг моего имени. Нашлись доброжелатели, наверное, у меня и дома, может быть, даже в среде высшего правительства. Всем им приношу мою сердечную благодарность.
В моем положении нет никакой безвыходности. Будем жить дальше, деятельно веруя в силу красоты, добра и правды. Советское правительство предложило мне свободный выезд за границу, но я им не воспользовался, потому что занятия мои слишком связаны с родною землею и не терпят пересадки на другую».

Отправляя текст, Пастернак просил Поликарпова «не увлекаться переделкой и перекройкой» написанного. Однако окончательный текст значительно отличался от первоначального. По словам Евгения Пастернака, оба эти письма нельзя публиковать, как «письма Пастернака». Хотя и под вторым письмом стоит такая же вынужденная подпись поэта.

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ ГАЗЕТЫ «ПРАВДА»,
опубликованное 6 ноября 1958 г.

«Я обращаюсь к редакции газеты «Правда» с просьбой опубликовать мое заявление. Сделать его заставляет меня мое уважение к правде.

Как все происшедшее со мною было естественным следствием совершенных мною поступков, так свободны и добровольны были все мои проявления по поводу присуждения мне Нобелевской премии. Присуждение Нобелевской премии я воспринял как отличие литературное, обрадовался ей и выразил это в телеграмме секретарю Шведской Академии Андерсу Эстерлингу. Но я ошибся. Так ошибиться я имел основание, потому что меня уже раньше выставляли кандидатом на нее, например пять лет назад, когда моего романа еще не существовало.
По истечении недели, когда я увидел, какие размеры приобретает политическая кампания вокруг моего романа, и убедился, что это присуждение шаг политический, теперь приведший к чудовищным последствиям, я по собственному побуждению, никем не принуждаемый, послал свой добровольный отказ. В своем письме к Никите Сергеевичу Хрущеву я заявил, что связан с Россией рождением, жизнью и работой и что оставить ее и уйти в изгнание на чужбину для меня немыслимо. Говоря об этой связи, я имел в виду не только родство с ее землей и природой, но, конечно, также и с ее народом, ее прошлым, ее славным настоящим и ее будущим.
Но между мною и этой связью стали стеной препятствия по моей собственной вине, порожденные романом. У меня никогда не было намерений принести вред своему государству и своему народу. Редакция «Нового мира» предупредила меня о том, что роман может быть понят читателями как произведение, направленное против Октябрьской революции и основ советского строя. Я этого не осознавал, о чем сейчас сожалею.
В самом деле, если принять во внимание заключения, вытекающие из критического разбора романа, то выходит, будто я поддерживаю в романе следующие ошибочные положения. Я как бы утверждаю, что всякая революция есть явление исторически незаконное, что одним из таких беззаконий является Октябрьская революция, что она принесла России несчастья и привела к гибели русскую преемственную интеллигенцию.
Мне ясно, что под такими утверждениями, доведенными до нелепости, я не в состоянии подписаться. Между тем мой труд, награжденный Нобелевской премией, дал повод к такому прискорбному толкованию, и это причина, почему в конце концов я от премии отказался. Если бы издание книги было приостановлено, как я просил моего издателя в Италии (издания в других странах выпускались без моего ведома), вероятно, мне удалось хотя бы частично это поправить. Но книга напечатана, и поздно об этом говорить.
В продолжение этой бурной недели я не подвергался преследованию, я не рисковал ни жизнью, ни свободой, ничем решительно. Я хочу еще раз подчеркнуть, что все мои действия совершаются добровольно. Люди, близко со мною знакомые, хорошо знают, что ничто на свете не может заставить меня покривить душой или поступить против своей совести. Так было и на этот раз. Излишне уверять, что никто ничего у меня не вынуждал и что это заявление я делаю со свободной душой, со светлой верой в общее и мое собственное будущее, с гордостью за время, в которое живу, и за людей, которые меня окружают. Я верю, что найду в себе силы восстановить свое доброе имя и подорванное доверие товарищей.

Б. Пастернак».

(К письму приложена записка: «Срочно. Разослать членам Президиума ЦК КПСС и кандидатам в члены Президиума ЦК КПСС. 5.ХI-58 г. В. Малин». Опубликовано в «Правде» 6 ноября 1958 г.).

ПОСЛЕСЛОВИЕ К ДВУМ ПИСЬМАМ
11 февраля 1959 года в лондонской Daily Mail появилось стихотворение «Нобелевская премия», переданное Пастернаком: «Я пропал, как зверь в загоне.// Всюду воля, люди, свет,//А за мною шум погони.//Мне наружу ходу нет…»

Что же сделал я за пакость,
Я убийца и злодей?
Я весь мир заставил плакать
Над красой земли моей.
Но и так, почти у гроба,
Верю я, придет пора —
Силу подлости и злобы
Одолеет дух добра.

После этой публикации Пастернак был задержан посреди улицы, усажен в автомобиль и доставлен на допрос к генпрокурору Руденко. Допрос, судя по сохранившейся неполной стенограмме, свелся к запугиванию поэта. Подготовка судебного процесса против Пастернака действительно шла — судя по сохранившимся архивным документам.

Тем временем итальянский издатель «Доктора Живаго» Джакомо Фельтринелли уже перечислил на швейцарский счет, открытый для Пастернака, 900 тысяч долларов. Пастернак вынужден был отказаться от этих вкладов — после чего вой вокруг него стал утихать. Заплатили за выполненные переводы. Опять прикрепили к поликлинике Литфонда.

Через год Борис Пастернак умер. Лечили от пневмонии, внезапно обнаружили рак легких. Ольгу Ивинскую после смерти Пастернака посадили на три года, незаконно обвинив в получении денег за «Доктора Живаго».

* * *
Кажется, все в истории с «Доктором Живаго», Нобелевской премией автору и расправой над писателем время расставило по местам. Но эта история все равно осталась загадкой. Необъяснимой с точки зрения здравого смысла, простой человеческой логики и даже государственных интересов.

Почему надо было визжать, а не гордиться? Почему было расправляться, а не радоваться? Отчего с такой готовностью сотни и тысячи человек бросились топтать и врать про одного — гениального? Не один только страх тут был. Было и другое. Слесарю светила премия от бригадира. Чиновнику продвижение за рвение. Писателю удовлетворение тщеславия и ревности, каракулевая шапка и к тому же — вдруг освободится дача литфондовская? Во всякой расправе каждому из тысяч палачей светит что-то свое, тихое, неприметное.

Удобно и плоско — смахнуть эту историю со стола, объяснив все мотивы и поступки одним лишь кровожадным ужасом системы. Главный ужас-то в другом: в абсолютной искренности предательства, лицемерия, подлости и готовности растоптать любого. Из любой личной выгоды. Из кланового интереса. Потому что в тусовке не поймут. По партийному долгу. Для креативной солидарности. Потому что пацаны обидятся. Просто потому что не «свой». Просто зло берет, что талантливей. Просто — если не растопчу, меня растопчут. Просто выпал случай отыграться. Просто своя рубашка дороже. Просто один раз — не тарантас. Просто ты мне друг, но если из нас двоих что-то светит не мне, а тебе, — перешагну через твой труп… И это до бесконечности.

Главный ужас в том, что вот это неистребимо в людях. При любой системе, при любом либерализме. Стоит только кому-то не так прислониться к дверному косяку. Да еще ловить в далеком отголоске, что случится на твоем веку.

Настежь все, конюшня и коровник.
Голуби в снегу клюют овес,
И всего живитель и виновник, —
Пахнет свежим воздухом навоз.

Б. Пастернак, «Март»

Читайте также на сайте ГодЛитературы.РФ:
«Чудо, заставшее врасплох», Тайны и реальность Нобелевской премии Бориса Пастернака, Павел Басинский
Девять вопросов о Пастернаке
Авангард Леонтьев читает Бориса Пастернака МХТ, «Круг чтения»
«Здесь говорят тихим человеческим голосом». Репортаж из дома-музея Б.Л. Пастернака в Переделкине
Борис Пастернак глазами Дмитрия Быкова
Фильм Олеси Фокиной «Мальчики и девочки «Доктора Живаго»
Спикер Госдумы Сергей Нарышкин в доме-музее в Переделкине

09.02.2019

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹В этот день родились›:

31 мая 2019 года исполняется 200 лет со дня рождения одного из самых своеобычных поэтов Нового времени – американца Уолта Уитмена
Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ