Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Премия-Пачепской

Пока все дома. Премия Людмилы Пачепской

В Екатеринбурге состоялось вручение сразу четырех литературных наград — в том числе впервые в истории был объявлен лауреат премии имени Людмилы Пачепской

Текст: Ольга Кошкина
Фото: Кирилл Дедюхин

Уральцы и так-то народ лихой, но «уральцы», сотрудники литературного журнала «Урал», — народ лихой вдвойне. Пока вся страна сидела дома на карантине, удалённо работала и самоизолировалась, редакция умудрилась провести в Екатеринбурге церемонию сразу четырёх литературных премий.

«Мы несколько раз переносили место проведения церемонии, — рассказала заместитель главного редактора «Урала», драматург Надежда Колтышева, — вначале она должна была проходить в книжном магазине «Пиотровский», но он, как часть Ельцин-Центра, ушёл на карантин. Следующим местом стал Музей истории и археологии. И вновь отмена! В итоге мы вручали награды в помещении редакции. Беспокоились, приедут ли лауреаты из других городов — Невьянска, Кургана, Москвы, — кто-то не решился, а кто-то рискнул и, надеюсь, не пожалел об этом! В самом крайнем случае мы собирались объявить «маскарадный» статус премии — то есть чтобы финалисты и гости пришли в одноразовых масках, но вроде бы всё обошлось».

Первой наградой дня стала премия журнала «Урал» — лауреатами 2019 года стали Елена Бердникова (повесть «На стороне свободы»), Ольга Исаченко (подборка стихов «В две слезинки и восемь строк», Вячеслав Курицын («История мира в пяти кольцах») и Сергей Костырко (очерк «Пентагон». В поисках «екатеринбургского текста»),

«Уральская» премия была учреждена редакцией в 1980 году, в разные годы её лауреатами в номинациях «Поэзия», «Проза» и «Нон-фикшн» становились Ольга Славникова, Анна Матвеева, Роман Сенчин, Александр Кушнер, Светлана Кекова, Сергей Беляков, Константин Комаров и многие другие.

За год в редакцию «Урала» поступает около 1500 рукописей, но лишь 1,4% допускаются к публикации, и лишь несколько человек становятся лауреатами премии.

В этом году к премии «Урала» примкнули три дополнительные литературные награды, учреждённые сторонними организациями и семьями. Общее у них только одно — все эти премии вручаются за тексты, опубликованные в «Урале» в течение минувшего года.

Премию им. Александра Верникова «За молодую зрелость», недавно учреждённую семьёй писателя, ушедшего из жизни в сентябре 2018 года, получила в этом году поэт Анастасия Волкова.  

Прозаик, поэт, переводчик Александр Верников был постоянным автором «Урала» на протяжении 30 лет. Премия его имени вручалась в первый раз — ею будут отмечать произведения молодых авторов  журнала «Урал».

Номинал премии 10 000 рублей.

Премию ООО «Минерал-Шоу» за лучшую публикацию 2019 года в разделе «Краеведение» получила Любовь Двинских (статья «Музей имени Александра II в Екатеринбурге, или О чём молчали архивы»). Наградой стала уральская минералогическая горка, в составе которой использованы горный хрусталь, цитрин, аметист, малахит, змеевик и другие полудрагоценные камни.

Ну а самой интересной литературной наградой уральского сезона была, конечно, премьера премии имени Людмилы Пачепской, которую обещают вручать регулярно.

Первая в истории России премия имени читателя была учреждена семьёй недавно ушедшей из жизни Людмилы Пачепской — биография её более чем просто примечательна.

По материнской линии Людмила принадлежала к народу коми, та часть семьи проживала в большом селе Усть- Вымь. Пачепская очень гордилась своим крестьянским происхождением. А родилась Людмила в поселке Ярега Коми АССР, рядом с большой гулаговской шахтой. Здесь добывалась бесценная тяжёлая нефть, на основе которой производился смазочный материал для самолётов. Мама Людмилы была геологом на этой шахте, а отец — заключенным. Когда стало известно о беременности, отца немедленно переправили в Туву, и дочь впервые встретилась с ним лишь спустя 25 лет.

Воспитывали Люду мама, бабушка и дед — бабушка обучала домохозяйству, а дед показывал, как надо вощить дратву, набивать патроны, свежевать зайцев и выделывать шкурки. Мама девочки обладала врожденным вкусом и талантом в области дизайна одежды — она всегда заботилась о том, чтобы дочка была одета красивее всех в поселке.

Читать Людмила выучилась рано, благо «Книга-почтой» работала хорошо. А ещё в посёлке проживали геологи-профессионалы, которые считались слишком ценными кадрами для того чтобы рисковать их помещением на зону. У многих из них были хорошие домашние библиотеки, и они охотно одалживали книги. 

Вообще концентрация интеллигенции в посёлке была удивительной! Уроки игры на фортепиано Людмиле давала бывший концертмейстер Мариинского театра Наталья Константиновна. Она не стеснялась в выражениях, ругая власть, но Людмила об этом никому не рассказывала. Все знали, кто в посёлке был стукачом, и при них держали язык за зубами.

Позднее мать Людмилы вышла замуж за чеченца, который получил освобождение, но остался жить в Яреге. Когда чеченцам разрешили вернуться домой, Людмилу отправили в Грозный — там она прожила два года в семьях новых родственников. Пачепская всегда вспоминала о них с уважением и любовью. После жизни в посёлке близ зоны Людмиле было сложно  адаптироваться к учёбе в лучшей школе города, но её способности и упрямство взяли своё: вскоре Людмила стала одной из лучших учениц класса.

А когда влюбилась в шахматиста-одноклассника, то в свою очередь увлеклась шахматами и через год стала чемпионкой республики! Её отчим пробовал играть с падчерицей, но вовремя бросил это дело — ведь проиграть женщине в Чечне было нельзя: засмеют. 

Bо время учёбы в МГУ Людмила играла в одной команде с Анатолием Карповым, будущим чемпионом мира, а также судила международные и внутренние соревнования.

После университета Людмила уже не участвовала в чемпионатах, лишь несколько раз её уговаривали выступить в матчах подмосковных академгородков.

У Пачепской были незаурядные математические способности, и после окончания школы она поступила на мехмат МГУ. Подрабатывала репетиторством, чтобы свести концы с концами. В университете Людмила встретила своего будущего мужа Якова Пачепского — они поженились в 1968 году (и прожили вместе 50 лет!).  Медовый месяц Пачепские провели в Крыму, в Судаке.

И муж и жена поступили по окончании вуза в аспирантуру.

Отделение механики МГУ в те времена готовило в основном специалистов для военной науки. Яков делал расчёты подземных ядерных взрывов, Людмила работала над стабилизаторами для прообразов крылатых ракет. Однако Пачепская была одержима идеей приложения математики в области охраны окружающей среды. Она бросила аспирантуру и нашла работу во вновь созданном биологическом академгородке — в Пущино-на-Оке.

Это был город молодежи, здесь никто не боялся взяться за новый и сложный проект. Понаблюдав за Людмилой и её коллегами, мудрый директор института выдал им в качестве проекта задачу — определить, возникнет ли засоление почв на юге Украины и России, если там развернется широкое орошение. Речь шла о миллионах гектаров и миллиардах рублей.

Проект потребовал трёх лет, поскольку никто ничего подобного прежде не делал, и Министерство сельского хозяйства вовсе не радовалось тому, что кто-то подвергает серьёзному анализу их планы. Тем не менее, задача была решена в их пользу — исследования показали, что засоления почвы возникнуть не должно (за эту работу Людмила и её коллеги получили премию комсомола Подмосковья). Однако возникала другая опасность — окаменение почв, вызванное щелочностью оросительной воды. В подобном виде деградации почв хорошо разбирались венгры, но отношения между почвоведами СССР и Венгрии были в то время неважные. Тем не менее, Людмила начала работать с венграми, и ей удалось создать прекрасную рабочую атмосферу. В результате появилась совместная монография о моделировании процессов засоления и осолонцевания почв, которая опередила американские аналоги на пять лет, а позднее была переведена на китайский и арабский языки. Людмила прошла курс обучения редакторской работе в издательстве «Наука» и провела в Венгрии месяц, редактируя русский и английский варианты книги одновременно.

В те времена молодомy научному сотрудникy было не выбраться за границу, но для Пачепской сделали исключение.

Следующие три года Людмила исследовала и анализировала проект переброски части стока сибирских рек в Среднюю Азию и Казахстан. «На кону» было 50 миллиардов долларов, противоречивые политические интересы и экологические проблемы. Трудности и препятствия в работе невообразимые! Но ответ был получен — нет никакой уверенности в том, что вода придёт и будет хорошего качества.

Людмила написала 1000-страничный отчёт, который был положен на полку. Однако спустя пять лет, когда очередной съезд КПСС должен был автоматически одобрить эту стройку, активизировались русские «зелёные». Они взяли отчёт Пачепской на вооружение, и тот начал, несколько ужимаясь по ходу дела, «продвигаться» по вертикали власти. В итоге председатель Совмина Воротников ошарашил съезд, заявив с трибуны: «Pоссия воды не даст». Людмила Пачепская считала этот результат одним из главных достижений своей научной карьеры.

Среди многих других работ Пачепской выделялся проект по борьбе с последствиями засух, которые были и остаются бичом Центральной России. Гениальный русский почвовед Василий Докучаев придумал систему землеустройства, которая в значительной степени ослабляла эффект засух. Но эта система имела глухое противодействие: уж слишком много земли уходило под лес. Людмила и её аспирант доказали, что положительный эффект от повышения урожаев существенно превышает отрицательный от отчуждения земли.

В конце 1980-х работать в сфере окружающей среды в России стало практически невозможно. Людмила получила приглашения работать в США и во Франции. Она знала французский язык, но выбрала США, поскoльку туда должен был по работе ехать её муж. В Америке Пачепским пришлось привыкать и приноравливаться к самым разным вещам — и учиться саморекламе, и праздновать Хеллоуин…

Как специалист Людмила значительно превосходила своих коллег-американцев. Министерство сельского хозяйства СШA предложило ей сделать модель для прогнозирования урожая коки в Колумбии. За этим последовала модель роста марихуаны для распознавания с вертолётов, и ещё несколько проектов. Но в 2010-м Людмила решила заняться тем, о чём мечтала всю жизнь — творчеством. Онa ушла на пенсию, поступила в школу кинематографического мастерства и окончила её.

Фильм Людмилы Пачепской «Мой прекрасный миp» получил первый приз на фестивале в Hью-Йорке, а фильм «Пушкин — это наше всё», где она была заместителем продюсера, взял там же третий приз.

Людмила занималась и литературной работой,  переводила стихи Иосифа Бродского на английский.

Она была заядлой путешественницей и потрясающим кулинаром, про обеды у Пачепских до сих пор вспоминают на всех континентах. Любила и умела произносить тосты и вела столы как заправский тамада. А ещё она была заботливой мамой и любящей бабушкой… Дочери Людмилы, вдохновляясь её примером, спасают мир — старшая работает медсестрой в реанимации, младшая стала психотерапевтом для людей, потерявших близких. Внук отправился по бабушкиным стопам изучать математику. А незадолго до смерти Людмила смогла увидеть и внучку…

Пачепская никогда не прерывала связи с родиной, сохранила любовь к русскому языку и страстный интерес к российской словесности. Она внимательнейшим образом отслеживала все публикации в литературных журналах России, переписывалась с критиками и писателями. Выше всего она ценила литературный журнал «Урал» — вот почему премию имени Людмилы Пачепской по решению семьи вручают с 2020 года за публикацию именно в этом издании.

Премия Пачепской состоит из денежного приза (75 000 рублей), специального диплома и наручных часов «Победа» от Петродворцового часового завода с персональной гравировкой.

В этом году в жюри премии работали историк и писатель Сергей Беляков (председатель жюри), писатели Анна Матвеева и Роман Сенчин.

12 февраля 2020 года жюри огласило шорт-лист:

  1. Елена Бердникова. «На стороне свободы». Повесть. // Урал. 2019. № 1.
  2. Яна Жемойтелите. Тридцать седьмой. Глава в коллективную монографию. // Урал. 2019. № 11.
  3. Наталия Репина. Пролог. Роман. // Урал. 2019. № 3.
  4. Сергей Сиротин. За рецензии для рубрики «Иностранный отдел». // Урал. 2019. №№ 1—12.
  5. Игорь Фролов. Гафиз и Гарун. Из цикла «Секретики Владимира Набокова». // Урал. 

Первым лауреатом премии имени Людмилы Пачепской стала Наталия Репина. Вот что она рассказала нам сразу после церемонии награждения:

«Конечно, я очень рада, что получила премию. Этот роман — мой первый опыт в прозе; в процессе писания и после появлялись сомнения: кому это нужно, кто это будет читать, зачем всё это… Премия читателя — это сильнейшая поддержка. Она дает возможность почувствовать, что твоя работа не напрасна, и помогает двигаться дальше».

Роман «Пролог» пока ещё не издан в виде книги, рукопись рассматривается издательствами. Надеемся, что премия поможет решить его судьбу!

В Екатеринбурге Наталья Репина ранее не была, ей очень хотелось приехать, познакомиться с людьми, которые в неё поверили. «Все сомнения и страхи были связаны только с пандемией — очень не хотелось в качестве «подарка» привезти вирус, хотя я чувствовала себя хорошо. Поэтому соблюдала все меры предосторожности, — рассказала Репина. — Вообще впечатления от поездки очень сильные — и от Екатеринбурга, и от визита в редакцию «Урала», где работают профессиональные и удивительно талантливые люди».

23.03.2020

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Литературные премии›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ