Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Дама с собачкой longlist

№120-Ll. Р-Н. К. «Пять кругов по орбитам»

Конкурс короткого рассказа «Дама с собачкой». Длинный список (№101-120)

Все массово валили на юга, а я спасалась от жары на севере, сером даже в середине июля.
Финский залив обдавал свежестью до дрожи. И мы, все такие молодые, творческие и гипертолерантные, проводили белые ночи в компании коньяка с соком, вина и друг друга.
В ту прогулку мы с Хасанбеком, большим и добрым бородатым чеченцем, устали от споров о политике и философии, которых и без того хватало на форуме, и встали на пирсе немного поодаль. Темное море раздраженно и циклично пыталось достать нас своими холодными волнами, но разбивалось о каменные плиты, поминутно отрезвляя долетающими брызгами.
— Я смотрю, вы все тут такие современные — новые взгляды на брак и все такое. А я вот что скажу: муж должен быть сильный духом, — последние два слова мой собеседник выделили особенно. — А всю эту моду на феминизм выкинь из головы!
— Хасанбек, да где же их таких сильных духом взять?
Наши взгляды на минуту окинули окружающих парней, больше половины из которых девушками не интересовались вовсе, и мы невольно прыснули со смеху.
— Мне предлагали выйти замуж четыре раза.
— И??
— И я до сих пор холоста. Хотя, знаешь… есть у меня один «парень моей мечты», — я закатила глаза, пародируя саму себя. — Я за любых кандидатов колебалась бы выйти замуж. А за него — нет.
— Так в чем же дело? Ты — одна из самых красивых, кого я встречал в жизни.
— Это странная история. Я расскажу тебе, просто потому что мы все тут скоро разъедемся и больше никогда, наверно, не увидимся. Только давай отойдем подальше. Ты будешь смеяться.
Мы спустились с пирса и пошли вдоль берега. Песок отчаянно засыпался во всю перфорацию на моих белых кедах, зато голову от ветра защищала бандана, сооруженная из клетчатой рубашки Хасанбека.

— Это случилось пять лет назад, даже больше. Мы с подругой решили провести несколько дней на горном курорте. Как сейчас помню, в университетах шли зимние каникулы, и много молодежи собралось на «Розочке».
Нам было по 20 лет.
В один из вечеров, 5 февраля, случилась легкая метель… Тогда на курорте царил какой-то дух беззаботности: мальчики-хипстеры и девочки в брендовых платьях из аутлетов. Не совсем дети богатеньких пап, но очень уж хотели ими казаться. Это нас мало смущало, нам нравилось находится во этой атмосфере легкости! На курорте было одно модное заведение «Барс», вся тусовка там и собиралась.
Так вот, в один из вечеров случилась метель, и не все решились выбраться из своих гостиниц. Поэтому народу было немного, зато как-то не по-клубному уютно. Свет — розово-сиреневый, мягко обволакивал, музыка — модный тогда электро-хаус, а за огромными окнами до пола продолжал падать снег. Я смотрела на него довольно долго — столик наш был у самого окна, как вдруг подруга сказала:
— Обернись.
Я повернулась и увидела какого-то паренька у барной стойки, который что-то разливал по бокалам своим троим подружкам и весело болтал с другом. Паренек был откровенно некрасив, правда, в черном костюме, который отлично на нем сидел.
— И что? — Я разочарованно возмутилась тем, ради чего, точнее кого, прервала свои наблюдения. — Не в моем вкусе.
— А мне кажется, очень даже ничего! Я давно за ним наблюдаю. Душа компании, все его любят.
Я промолчала. Но зачем-то захотелось посмотреть на него снова — понять, что же такое эти все в нем нашли. Вот только я уже тогда почувствовала: обернусь — а обратного пути не будет… И обернулась.
Я смотрела достаточно пристально. Так что друг его это заметил и что-то шепнул ему на ухо. Мой «объект» удовлетворенно ухмыльнулся. Я повернулась обратно к подруге. Ее мысли уже были заняты чем-то другим, и я не стала их тревожить. Мои же, самые сокровенные, — с этого момента и до сегодня — были заняты им одним.

Мы с Хасанбеком уже достаточно далеко отошли от шумной компании. Но некоторые решили перебраться вместе с нами к какой-то заброшенной на берегу сцене. Кто-то особенно пьяный залез на нее и пытался устроить концерт, за ним полезли другие. Мы же остановились у больших холодных камней неподалеку. Хасанбек предусмотрительно вынул из кармана пустую упаковку от сигарет, развернул хорошенько и сел.
— Ну, что было дальше? Вы в тот же вечер познакомились?
— Ох, если бы все было так просто! Потому я и говорила, что ты будешь смеяться. Мы не знакомы лично до сих пор!
— Как до сих пор?! Ты говорила, его любишь!
— В том-то и дело, что я чувствую до сих пор с ним какую-то неведомую связь… Самое интересное, что прекрасно понимаю, что все это до невыносимости глупо. Да и кто мог знать — тогда, в 20 лет, что я влюблюсь вот так надолго. Я вообще не влюбляюсь, всегда сама по себе!
Но я расскажу тебе дальше. В те зимние каникулы мы приходили в «Барс» почти каждый вечер, так что могли видеться и наблюдать друг за другом. Обычно он приходил с большой компанией друзей. Подруга оказалась права: было в нем, несмотря на его довольно худое тело и не самое прекраснейшее на свете лицо, нечто такое, что обезоруживало очень разных людей. Он был на короткой ноге со всеми на курорте, от барменов до других постояльцев, и явно умел смешить людей, потому что каждый приветствовал его по-дружески тепло.
И, конечно, среди всей этой знакомой публики он не мог не заметить до сих пор незнакомую девушку с ярко накрашенными глазами и длинными волосами, которая так любит танцевать. Знакомиться ко мне подходили часто, я мило улыбалась и принимала комплименты и бокалы шампанского, боковым зрением ощущая Его наблюдательный взгляд. Мне думалось, я все правильно делаю. Раз он такой весь нарасхват — то и я должна быть не промах! При всем этом я успевала бросать такие же заинтересованные взгляды в ответ. Так длилось несколько вечеров, а история нашего знакомства затягивалась и стала похожей на спектакль для всех его многочисленных друзей и даже моей подруги.
В какой-то момент я осознала, что количество наблюдающих за нами глаз изрядно растет, и сильно смутилась, когда он, наконец, подошел познакомиться. Я не смогла взять себя в руки, хотя никогда прежде со мной такого не бывало, и ничем на его попытку не ответила. Знакомство наше не состоялось. И вскоре мы разъехались в разные стороны страны.
Вернувшись домой, я погрузилась в учебу. На факультете читали Хемингуэйя, спорили о Сартре и Камю, но где-то между дискуссиями на парах я продолжала думать о том самом близким для всех и далеким для меня мистере N. Правда, не совсем N: я нашла его аккаунт еще будучи на курорте и знала о его жизни больше, чем он мог предполагать. Наконец, в какой-то момент не выдержала и постучалась в друзья. Однако открывать мне он не стал.
Мне казалось это ужасно унизительным, хотя на курорте он, должно быть, испытал нечто подобное. Глупо, но я продолжила жить новостями с его страницы, хотя очень хотелось поскроее забыть всю эту историю! После защиты диплома я решила развеяться и отправилась на тот же курорт.
В летнее время там никого не бывает, не сезон. Я поразилась, насколько велика была разница с зимой, когда толпы сноубордистов вкупе с туристами создавали огромные очереди на подъемники, а днем и ночью кипела и бурлила жизнь. Сейчас же я пересекалась с редкими постояльцами гостиницы только за завтраком.
Идеальное место для побега от людей! Я подумала об этом, наслаждаясь на прогулке одиночеством и видом на безмятежные горы, как вдруг послышался шум приближающейся компании. Среди громких парней я сразу же заметила Его.
Я замерла на секунду, но, вспомнив, что он уже «отшил» меня в Сети, поспешила уйти. Весь тот короткий приезд я из гордости старалась его не замечать, и у меня это отлично получилось. Впрочем, он делал то же самое.
Конечно, я продолжала о нем думать! Но мне казалось, что со временем все пройдет само собой. Но шел год, за ним другой, третий… Не спрашивай меня, почему, я не знаю ответа, не знаю! Но каждый раз, когда я приезжала на все тот же курорт, как по сговору, приезжал и он. Мне не казалось это простым совпадением. Было во всем этом нечто фатальное, удивительное, что только еще больше разогревало мой интерес.
Однако ничего не менялось. Мы проходили мимо друг друга, словно никогда и не замечали. О, а подмечала я многое! В чем он сегодня одет, с кем он в этот раз приехал, что его интересует… Он вряд ли мог подозревать о моих наблюдениях.
Дома хватало поклонников и свиданий; иногда даже казалось, что я влюбилась в другого — да так сильно, что уж в этот раз Он точно уйдет из головы! Но каждый раз я ошибалась и забывала всех достаточно быстро, а Его — никогда.
Наконец, в мой последний приезд я специально выбрала совсем непривычные даты для отпуска. Прибывала на все тот же курорт в довольно подавленном состоянии, и мне не хотелось встретить еще и напоминание о моем любовном фиаско. Отдых прошел спокойно, пусть и без ежедневных ожиданий и наблюдений. И я, наконец-то, перестала по ним скучать.
Выехав из отеля, я уселась на свой чемодан и погрузилась в размышления, наблюдая все за тем же до неприличия пышным пейзажем с головокружительной высоты. Только здесь я могла мысленно выговориться. Я думала о том, что жизнь не так уж справедлива и слишком терпелива к нечестности; что мы с «хорошими» парнями, видимо, живем на разных орбитах, а орбиты параллельны. Интересно, можно ли попасть из одной на другую? Бог знает, о чем я еще размышляла, но в какой-то момент подул вечерний ветерок — я поежилась и поняла, что пора идти.
Однако на пути к подъемнику я увидела… Его! Он шел заселяться с дорожной сумкой в руках. Наши взгляды пересеклись, и в этот раз я решила не отводить глаз. Не отвел и Он. в тот момент я думала о том, что вот именно сейчас все решится: изменилось ли в нем что-нибудь за эти годы? Сможет ли он хотя бы что-то ко мне почувствовать? Он казался смущенным, но ухмыльнулся так же довольно, как тогда, в первый раз.
Сейчас как раз то время, когда я должна быть на «Розочке». Он наверняка там. А я здесь, нарочно.

Хасанбек все это время слушал, не прерывая.
— У меня ведь ничего никогда путного с парнями не выходило. Но с ним, — тут я обиженно остановилась. — С ним все было бы иначе. Я это чувствую. Не могу же я ошибаться столько времени!
— Так в чем дело? Напиши ему.
— Но он отвечать не станет! — вскрикнула я.
— Откуда ты можешь знать? Он на тебя походу сильно тогда обиделся.
Светало. Небо стало еще белее, хотя оно, кажется, не гасло. И мы вели последний диалог уже по дороге в отель. Я попрощалась с ребятами и Хасанбеком. Поднимаясь в свой номер на лифте, нажала кнопочку «добавить» на тысячу раз просмотренной странице…
03:30. В номере почти сразу рухнула на кровать. Через несколько часов нужно будет вставать на дискуссию, во время которой мне придет уведомление «N принял ваш запрос» и сообщение «Привет. А я думал, что в этот год ты снова приедешь на «Розочку».

23.08.2016

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹«Дама с собачкой». Длинный список›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ