Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Конкурс короткого рассказа Дама с собачкой или курортный роман

Регина Берестовская. «Dolce favola? No! Solo acqua dolce»

«Ей улыбался типичный итальянец лет сорока-сорока пяти, с веселыми карими глазами. Не удержавшись, она улыбнулась в ответ и решительно глотнула воду…»

Dolce favola? No! Solo acqua dolce
(Сладкая сказка? Нет… Просто сладкая вода)

Неделя в Милане выдалась на редкость насыщенной: встречи, переговоры, договоры и прочая рутина. А что делать, если хочешь удержать агентство на плаву… «Но уикэнд только мой! Хочу подарить себе сказку покоя, пусть всего на пару-тройку дней», — оформилась мыслишка в голове, стоило примерить в бутике шляпу с широкими полями.
— Хороша! — подмигнула она своему отражению. — И не важно, кто: я или шляпа.
Решения уверенная в себе женщина всегда принимала молниеносно. И утром ее маленькая юркая машинка уже въезжала в пределы крошечного городка Сирмионе, что на озере Гарда. Почему-то в последний момент она передумала ехать к морю и свернула сюда, поняв, что соленая толща воды с обилием туристов вполне обойдется без нее.
Небольшой отель, скорее пансион, встретил женщину радушно и радостно предоставил в ее полноправные владения уютную комнатку в мансарде с окнами на озеро. Вид завораживал…
Она переоделась и спустилась вниз. Ей вдруг ужасно захотелось поплавать и поваляться на пляже: «Конечно, уже не так жарко, как летом. Сентябрь все-таки, но солнышко греет хорошо».
Пляж располагался неподалеку. Увидев прибрежную крошечную полоску, она весело рассмеялась: «Да, давненько я не загорала на камнях. Привыкайте, милочка, что не всегда в ассортименте представлены шезлонги и зонты. Будьте ближе к дикой природе! Хотели озеро — получите! Вот оно призывно плещется». Полотенце расстелила поближе к воде, сняла шляпу.
Ее считали, что называется, женщиной без возраста. Во всяком случае, тридцати восьми незнакомые люди ей не давали никогда. В зависимости от ситуации она могла выглядеть яркой, красивой или незаметной, этакой серой мышкой. Сейчас была притягательна. От лежащих на пляже не укрылась стройная, подтянутая фигура, длинные ноги, волосы, затянутые в пучок. Купальник на загорелом в меру теле смотрелся одновременно и целомудренно, и вызывающе. В общем, она была хороша, а солнцезащитные очки в пол-лица скрывали чуть насмешливый взгляд и еле заметные лучики-морщинки у глаз, ведь с детства ее знали как задорную хохотушку.
Грациозно шагая по камням к озеру, она настраивалась на холодную воду, но ее ожидания не оправдались. В теплом озере женщина почувствовала себя Ундиной.
— Не боитесь подводных течений? — раздался справа приятный мужской голос.
— Нисколько! Я неплохо плаваю, а вода такая хорошая, что не хочется вылезать, — откликнулась она, не столько отвечая на вопрос, сколько думая вслух.
— А вы знаете, что вода здесь сладкая? — не унимался ее собеседник.
— Не может быть! — женщина оглянулась на мужчину.
Ей улыбался типичный итальянец лет сорока-сорока пяти, с веселыми карими глазами. Не удержавшись, она улыбнулась в ответ и решительно глотнула воду:
— Правда сладкая!!!
— Вы здесь впервые. Я угадал?
Из озера вышли вместе. Он галантно предложил ей руку, помогая справиться с булыжниками под ногами. Она не стала отказываться. Зачем?
За разговором последовало приглашение на ужин и небольшая прогулка к ее отелю.
Собираясь на свидание, она потешалась над собой и над ним: «Я ведь очки ни разу не сняла. Интересно, он меня вообще узнает? Ну что ж, сохраним интригу, так даже интереснее!»
Она поняла, что увлеклась случайным знакомым, и тут вспомнился любимый Бунин с вечным «Солнечным ударом». «А что если… А почему бы и не попробовать… Только это… глоток воды», — мелькнула шаловливая мыслишка, и она не стала отгонять ее прочь.
Он стоял у ресепшена.
— Не мальчик, конечно, но выглядит неплохо — седина его украшает. Тело я уже видела на пляже, но это так, на всякий случай! А стиль casual ему идет! И главное — высокий! Мне подходит! — пробормотала она, задерживаясь на площадке второго этажа и исподтишка рассматривая его.
Он заметно нервничал. Может, не верил, что она придет?
— Я не слишком опоздала? — ослепительно улыбаясь, спросила она (необходимо дописать, что она сначала подошла).
— Ты великолепна! — в его голосе сквозило неподдельное восхищение.
Стильный комбинезон насыщенного цвета стали подчеркивал достоинства ее фигуры, а голубым глазам придавал загадочный, чуть холодноватый, но такой манящий блеск.
— Ты снова заколола волосы? Почему?
— Мы, кажется, собирались в ресторан? — вопросом на вопрос ответила она.
— Понял!
После ужина они гуляли по спящему городку. Он попросил ее распустить волосы, и они тяжелой волной упали ей на спину.
— Я не понимаю, ты ведь не итальянка? — вдруг спросил он.
— Нет! Говорят, меня выдает славянский акцент.
— Чешка? Полька?
— Не угадал! Я русская!
— Не ожидал! Ваши соотечественники обычно не говорят по-итальянски. Ты здесь на отдыхе?
— Я здесь работаю, — легко соврала она.
— Чем занимаешься?
— Модель, бывшая, — продолжилось вранье.
— Как тебя зовут?
— Это я скажу на следующем свидании, если оно будет, — напуская таинственность, сказала она.
— Не хочу тебя потерять.
Она не услышала в его словах ни капли фальши и решилась:
— Не надо…
Вечер сменился ночью, а ночь плавно перетекла в утро. Они оставались вместе.
— Приглашаю тебя на прогулку по Венеции, — предложил он за завтраком.
— Не люблю ее! Грязный город с толпами туристов! — не сдержав презрения,
отозвалась она.
— Упс! Интересная трактовка! Тогда, может, в Верону?
— К Джульетте? Поехали!
Гуляли долго, со вкусом, с удовольствием растворяясь в средневековых улочках. И почти одновременно они подумали, что расставаться совсем не хочется.
Воскресным утром снова плавали в сладкой воде, а днем пришло время прощаться.
— Когда я увижу тебя? — с мольбой спросил он.
— В среду в семь вечера в Милане, около Duomo, — чуть дрогнувшим голосом отозвалась она.
И не в силах сдержаться, провела рукой по его полудлинным черным волосам, чуть тронутым пылью седины.
— Я буду там! Значит, ты живешь в Милане?
— Да!
— Тогда до среды! — Он поцеловал ее. — Сначала я приглашу тебя в ресторан, а потом танцевать.
— Ciao! — ответила она, целуя его в ответ. — Потом я приглашу тебя к себе…
В тот же день вечером она вернулась в Милан, в понедельник закончила свои дела и ночью улетела в Москву, домой, где ее никто не ждал…
«Вот и кончилась моя сладкая сказка, — думала она, потягивая шампанское в кресле бизнес класса. — Что останется у него? Надеюсь, приятные воспоминания о уикэнде с незнакомкой. А у меня? Вкус сладкой воды озера Гарда…» И сердце сбилось с привычного ритма на долю секунды…

В среду он гнал машину на предельной скорости, боясь опоздать, но около Duomo его никто не ждал…


 Случайные встречи.

Ирина первый раз собиралась ехать отдыхать с сыном. Она уже давно хотела вывезти мальчика за границу. Парень уже пару лет заводил разговор, что он единственный в классе нигде не был, не видел моря. Страну выбирала, что греха таить, подешевле, так и возникла Турция. Она слышала о ней немало: знакомые предупреждали, что турки прохода давать не будут, но молодая женщина успокаивала себя тем, что едет с сыном и ради сына. Мальчишке уже одиннадцать, и ей слегка за тридцать. Так сказать, женщина не первой молодости, к тому же обладательница ничем не примечательной внешности и чуть расплывшейся фигуры.
«Сдалась я им этим горячим турецким мужикам на фоне молоденьких ярких девчонок, — рассуждала она сама с собой. – Мне нужно парня хоть на недельку к морю вывезти, а то совсем из простуд не вылезает. Прорвемся как-нибудь». Однако, придя в турагентство оформлять будущую поездку, не сдержалась и поделилась своими опасениями с женщиной, занимавшейся будущим отдыхом Ирины. Та внимательно выслушала клиентку, окинула внимательным женским взглядом: «Господи, да кто ж на тебя позарится? Ты в зеркало-то себя видела, к тому же с хвостом едешь. Если верить паспорту, тебе всего 32…. Да, как минимум десяток лишних килограммов добавляют тебе лет двенадцать». Однако вслух менеджер произнесла совсем другое:
— Я понимаю ваши страхи. Не могу сказать, что они напрасны, поэтому вот что я хочу вам предложить – Мармарис: Эгейское море, сосны, горы. Прекрасный климат, и курорт ориентирован на англичан; русских там практически нет, и турки ведут себя по-другому. Только хочу предупредить – этот курорт дороже Анталии, но вы и сами это понимаете.
Ирина подумала и решилась:
-Пусть будет Мармарис.
На самом деле ее привлек климат: сыну нужно было именно сочетание теплого моря и сосен. Поездку оформили.
Через две недели мать с сыном приземлились на турецкой земле. Еще полтора часа на автобусе, и вот уже показался в низине Мармарис, как сказал сопровождающий гид, жемчужина турецкого Средиземноморья.
Отель небольшой, но уютный и, что немаловажно, на первой линии к морю. «Не обманула меня женщина в агентстве», — подумала Ирина, заходя в номер. Димка напоминал матери любопытного щенка: залез во все уголки номера, посидел пару секунд на балконе и собрался уже бежать дальше: он хотел облазить все закоулки, тут же нестись к морю, попробовать на вкус воду. Она не узнавала своего мальчика и поймала себя на мысли, что ей хочется скинуть свой возраст и лишний вес и вести себя, как девчонке. Но она была слишком закомплексованным человеком, а потому быстро отказалась от бредовой идеи и попыталась умерить неуемное любопытство сынишки.
Вечером они сообща выбирали экскурсию. Денег, после покупки путевки оказалось негусто, а потому, посовещавшись, остановились на морской прогулке по островам Эгейского моря. Честно говоря, это была самая дешевая экскурсия, но, как сказал Димка, самая интересная! Еще бы целый день на яхте! Что может быть интереснее одиннадцатилетнему мальчишке, впервые оказавшемуся на море да еще в другой стране?
Неделя пролетела незаметно: купались, загорали, гуляли по вечерам, пару раз сходили в кафе.
Для Димки все это казалось почти сказкой, но главного волшебства он ждал от прогулки на яхте. Ирина радовалась, глядя на полные восторженного ожидания глазенки сына. И вот этот день наступил! Утром мальчишка вновь напоминал непоседливого щенка: торопил мать во время завтрака, потом они почти бегом бежали на ресепшн, боясь опоздать. Автобус, впрочем, подъехал вовремя. Вот только мест рядом друг с другом не оказалось. Димка как-то приуныл. «Какой же он у меня еще маленький», — почти с умилением думала Ирина, глядя на своего невысокого худенького сына.
Детей на яхте, кроме Димки, не оказалось, зато было много свободных девушек от восемнадцати до…..
Мать и сын нашли себе местечко на второй палубе, расстелили прямо на полу полотенца, не умея лезть напролом, не успели занять лежаки. Да, и Ирина снова начала комплексовать, зная, что в купальнике выглядит неидеально, а позагорать при этом очень хотелось. И пока мать принимала солнечные ванны, ее сын не терял времени даром: познакомился с членами команды, и один из матросов с удовольствием показывал мальчишке все потаенные местечки на небольшом судне. Когда яхта остановилась посреди моря, и всем предложено было искупаться, Димка одним из первых нырнул в воду, а Ирина вдруг испугалась глубины, незнакомой воды и чего-то еще. Она так и стояла у спуска в воду, стараясь не упускать из вида беззаботно плещущегося сына. К ней подошел капитан:
-А почему ты не купаешься?
Ирина сначала растерялась: она не ожидала, что молодой мужчина заговорит с ней и почему –то не ожидала услышать английскую речь, хотя язык знала.
-Простите?
Капитан повторил свой вопрос
-Боюсь, — коротко ответила она и отвернулась , надеясь поставить точку в не завязавшемся пока разговоре.
-Пойдем! Не бойся! Я хорошо плаваю! – и сильная мужская рука обхватила женщину за талию.
Ирина боялась пошевелиться, но капитана, казалось, это не смущало. Через несколько секунд они оказались в воде. Так и плавали вдвоем, руку он не убирал, но при этом в его жесте не было ничего вызывающего, только стремление помочь женщине. Когда вернулись, Ирина торопливо высвободилась, поблагодарила за поддержку и ретировалась на свое полотенце. Димка крутился с ней рядом, но ровно до тех пор, пока яхта не остановилась снова. На этот раз ее неугомонный сын решил плыть к острову. Пока Ирина сообразила, где ребенок, парень уплыл далеко, однако до берега было еще дальше. Дальше тянуть уже невозможно – и Ирина рванула за Димкой. Отплыв на приличное расстояние, она услышала характерный звук упавшего в воду тела.
Доплыв до берега, но, так и не догнав сына, Ирина села на берегу передохнуть. Димка обиженно сопел и выговаривал матери, что она относится к нему, как к маленькому и вообще он прекрасно сплавал бы один. А в стороне за ними с улыбкой наблюдал капитан. Назад мать с сыном плыли рядом, а мужчина чуть поодаль, не спуская с них глаз.
Тем временем место, которое облюбовала себе Ирина, оказалось в тени, и к вечеру заметно похолодало, а теплые вещи женщина не догадалась захватить. Пришлось укрывать замерзшего ребенка полотенцами, все равно уходить с этого места им было некуда. Яхта небольшая, а туристов много.
Димка начал слегка поскуливать, и Ирина прижала его к себе. Вскоре к ним подошел тот матрос, что устроил мальчишке экскурсию по судну, и передал приглашение капитана в его рубку. Пока женщина раздумывала, принять ли это неожиданное спасение от холода и возможной простуды, сын, подхватив сумку, уже направлялся с матросом. Вздохнув, она поплелась следом. А в рубке их ждал горячий чай, пледы и ничего не значащий, так сказать, светский разговор. Капитан, приятный мужчина лет тридцати пяти – семи, рассказывал о своей жене – немке и о том, что не может перетащить ее сюда, а своей жизни в Германии без теплого моря, без яхты не мыслит. С сожалением он добавил, что детей у них нет, и, наверное, уже не будет. Ирина в ответ рассказала, что первый раз выбралась за границу, а страну выбрал сын. И только, когда яхта пришвартовалась, и незапланированные гости капитанской рубки собрались уходить, хозяин вдруг предложил Ирине встретиться. Она с явным облегчением в голосе сказала, завтра рано утром они улетают.
Это невинное приключение Ирина вспоминала довольно-таки долго….
… С момента той поездки прошло десять лет. Ирина встала на ноги. С сыном они побывали и в Европе, и в Азии, и в Африке.
Димка вырос в высокого, мускулистого парня. Женщина похудела, заметно помолодела, обрела уверенность в себе. Ее перестало волновать, будут ли обращать на нее внимание мужчины на отдыхе. Она не обращала на них внимания.
И вдруг летом Димка предложил матери снова съездить в Мармарис:
— Мам, давай тряхнем стариной! Посмотрим, что там изменилось и в какую сторону, прогуляемся там, где когда-то ходили, разинув рот.
— ОК, — откликнулась мать, — а почему бы и нет. Там было очень даже неплохо.
-Только отель выберем другой, попрезентабельнее.
И вот они снова на турецкой земле, и через час с небольшим снова увидели потрясающую панораму Мармариса.
-Как не бывало этих десяти лет, — подумала вслух Ирина.- Все-таки иногда стоит возвращаться в прошлое.
Вечером, заказывая экскурсии, сын выбрал прогулку на яхте:
-Мам, помнишь, в тот раз она тоже была перед отъездом?
Отдых, как это бывает всегда, пролетел незаметно. Мармарис не разочаровал, только среди туристов значительно прибавилось соотечественников, но это не самое страшное. Дни у моря чередовались с экскурсиями, вечерние прогулки с походами по ресторанчикам и небольшим шопингом. Короче, как всегда, мать с сыном отдыхали в свое удовольствие.
И вот наступил день прогулки на яхте. Автобус снова пришел без опоздания, загруженный туристами под завязку. Они сели друг за другом.
— Однако история повторяется зеркально. Посмотрим, что будет на яхте, — хитро сказал сын.
-Посмотрим, — в тон ему ответила Ирина.
Из автобуса они вышли последними, поэтому имели возможность рассмотреть тех. С кем предстояло провести целый день: несколько полноценных семей с детьми. Несколько разновозрастных семейных пар и, как обычно, одинокие женщины.
-Слушай, где бы мы ни были, экскурсанты всегда одинаковы, не замечала?
-Это нормально. Посмотри-ка, а яхта, кажется, не такая, как была в тот раз.
На судно они снова поднялись последними.
-Надеюсь, места нам в этот раз хватит? Не будем нарушать традицию, идем на вторую палубу, — решил Димка.
И тут Ирина увидела капитана. Высокий, чуть полноватый мужчина, около пятидесяти, с трехдневнй щетиной. «Мой тип мужчины, только рыхловат немного»,- вдруг подумала женщина.
А он с явным интересом рассматривал ее.
-Ну, что, мать, капитан-то твой! И здесь история повторяется! – весело заметил взрослый сын своей молодой матери и заговорщески подмигнул
— Димка, прекрати пороть чушь! Пошутили – и хватит! На яхте полным-полно молодых женщин, которые точно приехали за приключениями. Кстати, вон та девчонка, в голубом купальнике с тебя глаз не сводит, — мать грамотно перевела стрелки.
Яхта отчалила… Ирина с Димкой выбрали удобные лежаки на второй палубе: вроде на солнце, а вроде и в тени. Парень продержался минут пятнадцать, а потом решил спуститься за колой и конечно потянул мать за собой. Женщина прекрасно разгадала маневр сына: они проходили мимо голубого купальника.
Бар и не только располагались на нижней палубе, возле штурвала капитана. И каждый раз спускаясь, Ирине приходилось ловить на себе множество взглядов: заинтересованный капитана и некоторых членов его команды и откровенно завистливые со стороны отдельных дам постбальзаковского возраста. Явно положивших глаз на симпатичных загорелых турецких мужиков. «Вот влипла», — думала она, буквально спиной ощущая все возрастающий интерес к своей скромной стройной персоне.
Наконец, первая остановка и возможность поплавать. Все временное население яхты радостно оккупировало спуск в морские глубины, и ни у кого не повернулся язык назвать шаткую лесенку красивым словом – трап. Димка категорически отказался участвовать в этой, как он выразился, вакханалии, так он назвал стремление суетящейся толпы омыть свои тела в теплых, чистейших бирюзовых водах Эгейского моря. А потому, пока Ирина покорно ждала своей очереди, буквально сгорая от блеска карих глаз мужчины, даже не пытавшегося скрыть свою заинтересованность, ее сын снова поднялся на вторую палубу и красиво, почти без брызг, прыгнул в воду. Девушка в голубом купальнике буквально взвизгнула от восторга.
Оказавшись в воде, Ирина одновременно старалась выплыть из этого вишневого компота, почему-то ей в голову пришла такая дурацкая ассоциация, и найти глазами сына. «Парню уже двадцать один, а я продолжаю быть наседкой. Пора отпустить его от своей юбки, но о ком тогда мне заботиться? – размышляла она, плавая в одиночестве.
— Не отплывайте далеко от яхты! Это может быть опасно! – раздался голос откуда-то сверху.
«Я сошла с ума и услышала голос Всевышнего? Но тогда, почему он говорит по-английски?» — подумала она. К самой себе женщина давно относилась с хорошей долей иронией, иногда и сарказма. Это пришло на смену комплексам, одолевавшим ее в молодости.
Оглянувшись по сторонам и убедившись, что плавает по-прежнему в одиночестве, она догадалась перевернуться на спину и посмотрела на яхту. Конечно, на носу стоял капитан. И вдруг ей почудилось что-то знакомое в его чертах. Мысль о том, что где-то она его видела крепко засела в мозгах. Тем не менее послушавшись человека, неплохо, как она считала, знавшего здешнюю акваторию, решила вернуться, да и время купания подходило к концу.
— Вы отлично плаваете, — заметил капитан, галантно помогая ей подняться на борт.
— Спасибо, — только и ответила она, решив до следующей остановки оставаться на своем лежаке. И даже сдержала бы слово, если бы не змей-искуситель в лице ее собственного сына не позвал в бар выпить по чашечке кофе по-турецки. Кофе – вторая любовь на всю жизнь после сына, поэтому отказать себе в удовольствии насладиться любимым напитком, Ирина не смогла.
И снова вниз мимо капитана, и снова его неотрывный взгляд. А в баре не оказалось свободных мест, точнее места были только за столиком команды. Димка заказал два кофе — бармен попросил подождать. Пришлось садиться к команде. Мужчины услужливо подвинулись, а капитан, не отрываясь от штурвала, что-то сказал бармену.
Минут через пять кофе подали, но денег за него бармен не взял, хотя Димка уже приготовил нужное количество турецких лир.
Пока пили обжигающий, крепчайший, отлично сваренный, животворящий напиток. Яхта снова встала. Остановка номер два оказалась не связанной с купанием. На этот раз вниманию туристов предстал остров, немного гористый, но очень любопытный. Может, женщина и не полезла бы к дереву желания, но перспектива остаться на корабле с капитаном, ей как-то не улыбалась. Так и получилось, что вверх полезли втроем: Ирина, Димка и увязавшаяся за ними девушка в голубом купальнике, на которую молодой человек старательно не обращал внимания, правда, в труднопроходимых местах руку подавал обеим дамам. В какой-то момент девушка довольно бесцеремонно поинтересовалась у Ирины, кем ей приходится сей молодой человек. Ответ прозвучал неожиданный:
— Это мой сын.
— Сы-ы –н?- протянула девушка, — а я думала, это ваш сожитель. Я решила, что он из-за вас не обращает на меня внимания
Ирина в ответ рассмеялась:
-Девочка моя, он не обращает на вас внимания потому, что не любит, когда на него, извините, откровенно вешаются. Легкая добыча его не интересует. Да, и не идет вам эта нарочитая вульгарность. Что-то мне подсказывает, что вы не такая на самом деле. И позвольте дать вам один совет?
Девушка только кивнула в ответ, а Ирина продолжила:
-Если вы хотите заинтересовать моего сына, смените тактику и не разбрасывайтесь сразу на несколько объектов; выберите себе кого-то одного. Не обижайтесь!
— Хорошо, тогда не мешайте мне с капитаном! Зачем вы ему? Я моложе лет на двадцать, — не осталась в долгу девица.
— Милая моя, а вы обиделись, значит, я права. Я не держу вашего капитана. Дерзайте! И знаете, ваши слова меня не задели. Вам не удалось уколоть меня своей молодостью. Меня вполне устраивает мой возраст и то, как я выгляжу. Удачи, вам!
Ирина развернулась и довольно шустро начала спускаться вниз, к яхте. «Однако… ушлые нынче девицы пошли… Пусть Димка сам с ней разбирается; она сумела привлечь его внимание, и не так уж плоха, как хочет выглядеть, только мозгов пока маловато, но с возрастом это пройдет, наверно….
И все-таки капитан… где же я его видела? Стоп! Яхта, капитан, Эгейское море…. тому было под сорок, прошло десять лет… Но ведь так не бывает!»
На яхту она вернулась одна, и снова пришлось идти мимо него. Озадаченная своими догадками, Ирина не сразу поняла, что капитан обращается к ней.
-Извините?- встрепенулась она.
— Скажи, этот молодой человек — твой сын?
-Да, мой маленький взрослый сын, — улыбнулась она.
— И больше детей у тебя нет?
-Нет.
— Здесь вы вдвоем?
-Да.
-Ты очень молода для такого взрослого сына.
-Возможно.
И она ушла на свою вторую палубу.
Через час их ждала третья остановка, и снова купание. Ирина оказалась в числе первых, спустившихся в море. Димка снова прыгал в воду с палубы, а потому ждал ее на носу, чтобы в очередной раз продемонстрировать удаль и порисоваться перед девушкой в голубом купальнике.
Ирина плыла вдоль корпуса яхты, наслаждаясь ласковой, теплейшей морской водой. «Всю жизнь бы жила у моря, как же я люблю его»,- подумала она и, как десять лет назад, услышала за спиной звук упавшего в воду тела. Через пару-тройку секунд Капитан оказался рядом с ней:
-Скажи, а ты впервые в Турции?
-Нет, мы с сыном уже были здесь.
-А где вы остановились?
-В Мармарисе.
-Ведь и в прошлый раз вы были в Мармарисе, десять лет назад, верно?
-Да.
-Мальчик здорово вырос, а ты совсем не изменилась. Я сразу узнал вас обоих.
-А я, честно говоря, нет.
-Тогда мы так и не познакомились. Меня зовут Мурат.
-А я Ирина.
-Можно глупый вопрос? Только ответь честно, пожалуйста.
-Попробуйте!
-Ты замужем?
-Нет, и никогда не была.
— И я развелся десять лет назад. Турция и теплое море победили. Завтра вы с сыном, конечно, улетаете?
— В этот раз послезавтра.
-Тогда я приглашаю тебя на свидание сегодня вечером. Я найду тебя. В восемь у входа в твой отель. Придешь?
— может быть.
… В автобусе Димка показал матери бумажку, оказавшуюся у него в кармане, — номер телефона, имя и просьба: ПОЗВОНИ.
— Позвонишь? Девчонка настойчивая оказалась.
Молодой человек ухмыльнулся, напустив на себя загадочный вид, а мать в ответ рассказала о своем возможном свидании.
С половины восьмого женщина не находила себе места. Она хотела этой встречи и боялась ее.
— Мать, если хочешь, иди! Ты уже взрослая девочка, хотя я не понимаю, как он найдет тебя? Здесь масса отелей. Знаешь, мы пойдем на прогулку через центральный вход. Да, не психуй ты раньше времени.
Около половины девятого они спустились в лобби-бар, и первый, кого увидели, был Мурат с огромной ракушкой в руках.
— Мать, мне почему-то кажется, что у тебя сегодня вечером все будет в порядке, и меня ждет сырой, но очень интересный материал. Там есть над чем поработать, — сообщил Димка.
Мужчины понимающе переглянулись и пожали друг другу руки….
Через день Ирина с сыном улетели в Москву, а еще через неделю Мурат встречал ее в аэропорту Даламана.
После приветствия он сказал, что случайных встреч не бывает и показал фотографию десятилетней давности, на которой Ирина с удивлением увидела себя с маленьким Димкой.

24.07.2016

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹«Дама с собачкой». Конкурсные работы›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ