Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Конкурс короткого рассказа Дама с собачкой или курортный роман

Татьяна Кравец. «Фото с собачкой»

«А вернулась в Омск — ахнула: по электронной почте Сальваторе прислал ее фото с его собачкой на пляже.»

Влюбленность подкралась к Оле как в кино. В виде джентльмена с собачкой. Только она растянулась на теплых камешках на пляже, как мимо что-то прошелестело. Потом еще и еще. Открыла глаза и увидела забавную собачку. Поодаль стоял ее хозяин — приятный итальянец в возрасте. Показав на собачку, Оля громко сказала: «Симпатико». Мужчина выдержал минутную паузу, а потом с серьезным видом показал на себя и переспросил: «Симпатико?» Они хором рассмеялись. Незнакомец присел рядом — разговорились, познакомились. Сальваторе, так его звали, узнав, что Оля не смогла побывать на вулкане Этна, предложил вечером показать другие красивые места.

Оля уже десять дней отдыхала на лучшем курорте Сицилии — в городе Таормина, где мечтала побывать еще со студенческих лет, с тех пор как посмотрела сицилийские сцены «Крестного отца» с Аль Пачино и прочитала иронический детектив Иоанны Хмелевской. Приехала одна: так сложилось, что к 42 годам она оставила все прежние отношения, а новые заводить не спешила. Выглядела Ольга гораздо моложе своих лет, да к тому же знала на бытовом уровне итальянский язык, так что у местных кавалеров пользовалась успехом. Но, ни один из них Ольгу, несмотря на ее незамужний статус, не впечатлил.

Джузеппе, администратор ресторана отеля, в котором Ольга остановилась, все время приглашал ее выпить. Причем, всегда подчеркивал: «Я угощаю!» Ужин в ресторане был отличным, компании складывались приятные, потому она отказывалась. Но он настойчиво повторял: «Я угощаю». Говорил так, будто совершал подвиг. Оля так и не поняла: то ли у него такой опыт обольщения женщин с помощью выпивки, то ли он, будучи скуповатым, под воздействием ее чар решил проявить невиданную щедрость.

С Луиджи Оля столкнулась при посещении дома-музея в Таормине, где тот был гидом. После экскурсии они немного поговорили – об истории, туристах, погоде – и разошлись. А на следующий день, встретив ее на пляже, он неожиданно пригласил на свидание. В… 22 часа!!!

— Почему так поздно? – удивилась Ольга. – Долго работаешь?

— Нет, работаю до двух часов дня, а потом мне надо поспать, чтобы вечером быть в форме.

Услышав такой распорядок, она опешила. И решила на встречу с этим трудягой не ходить. Еще утомиться ненароком, как потом экскурсии проводить будет.

Другие кавалеры оказались не лучше. И Ольга ограничивалась, как правило, краткой беседой без всякий прогулок. Но вдруг — Сальваторе! И нескольких минут общения хватило, чтобы понять, насколько интересный человек ей встретился. Она решила пойти на свидание — поехать на осмотр окружающих достопримечательностей, раз уж с Этной не повезло.

Ольга спокойно села в салон машины Сальваторе и они поехали. Как только выехали за город на проселочную дорогу, она выглянула в окно и… обомлела! Справа — обрыв, слева — тоже. Зажмурившись от страха, она намертво ухватилась за ручку дверцы. Как же она забыла предупредить Сальваторе, что ужасно, до потери пульса боится высоты. Имела печальный опыт — несколько лет назад в горах Алтая.

Кому тогда пришла безумная идея отправиться на лошадях в горы — Ольге или ее студенческой подруге, никто из них уже и не вспомнит. В горы пешком-то тяжело ходить, а уж верхом и говорить нечего. Тем более, если никогда в жизни не сидел в седле. Всю дорогу Ольга, по совету проводника, пыталась подстроиться под такт лошади, чтобы не так больно было ее «пятой точке». Несмотря на физические потуги, она все-таки успевала восхищаться окружающим миром. Подруга была настроена более пессимистично:

— А вдруг из кустов кто-нибудь выскочит, и лошадь рухнет в овраг?..

— А если лошадь понесет?…

— А как будем спускаться? Вниз головой?..

Ольга на все отмахивалась:

— Не волнуйся, обратно не будет проблем — ведь уже почти освоились в седле!

Взобравшись на пик горы, девушки спрыгнули на землю и в полной мере смогли оценить красоту природы. В обратный путь собрались с легким сердцем. Подруга и проводник сорвались с места сразу. А Ольга села в седло и… застыла! Они стояли на склоне почти вертикально отвесной скалы. Лошади передался страх седока, и она замерла как вкопанная. Ольга не могла ни пошевелиться, ни слова молвить. Единственная мысль крутилась, что останется здесь навеки. Не увидев Ольги, проводник вернулся. Застал ее в полуобморочном состоянии. Что-то стал советовать, показывать — она ничего не воспринимала. Тогда он взял поводья в свои руки — еле-еле потрусили. Спустились и Ольга зареклась: «В горы больше ни ногой!»

Но встретила Сальваторе и снова оказалась в горах. Хотя вроде и зарок не нарушила — не Алтай же покорять заехала.

Пятнадцать минут по узкой колее под острым углом машина поднимались вверх. В какой-то момент последовал резкий поворот и остановка. Не давая опомниться, новый знакомый вывел ее из салона и показал рукой в сторону: «Ил соле парте пер л`Этна!» Сразу поняла: — «Солнце уходит за Этну!» Оглянулась — вокруг творилось что-то неописуемое. Смешались все цвета — синий, белый, золотой, алый, коричневый, зеленый… Сюрреализм! Импрессионизм! Какие еще стили есть?

— Ну что, едем дальше? — вывел из оцепенения голос сицилийского Сусанина.

Стоя на вершине, Ольга мучительно выбирала между страхом и красотой. Последнее победило. Поехали, и она опять забыла, как ее зовут. Крутые виражи следовали один за другим. Раз десять она прощалась с жизнью. Утешала лишь мысль, что все это происходит в Сицилии — все-таки романтичнее, чем где-нибудь в деревне Усть-Ишимского района Омской области. Сама она жила в городе Омске, и ни разу не бывала в том дальнем северном районе, но по рассказам бывавших людей, знала, что деревни там очень дальние, и очень забытые.

— Ой, мамочка! — закричала Ольга по-русски, как только машина снова остановилась. Показалось, что попала на небеса. Пятачок, на который въехали, имел размер два на три метра, высота сумасшедшая, а под ними все побережье Таормины и бескрайнее море. Такую красоту ни один фотоаппарат, ни один художник не отразит. Она, как попугай, только и повторяла: «Белиссимо!»

Как вернулись, Ольга не помнила, чувства зашкаливали. Сальваторе показался самым красивым мужчиной на свете. Но назавтра был отъезд — какое уж тут продолжение романтических отношений. Расцеловались и расстались. Он взял адрес электронной почты, однако она даже не придала этому значения. За время путешествий по Италии поняла, что местные мужчины просто любят всех женщин на свете. Такое национальное качество.

А вернулась в Омск — ахнула: по электронной почте Сальваторе прислал ее фото с его собачкой на пляже.

Потом пошли письма. С воспоминаниями о встрече и уверениями, что не может забыть. Вскоре последовали трогательные признания: семья фактически распалась — с женой нет взаимопонимания, а развестись не может потому, что это чревато материальными проблемами. И встреча со Ольгой стала отдушиной. Конечно, она воспринимала все с иронией. Однако переписку поддерживала. И даже пошла на курсы итальянского языка. Интересно же!

Сальваторе хвалил ее успехи, спрашивал о работе, писал о своей жизни – домашних делах, увлечениях. Но в какой-то момент интонация писем стала меняться. Оля сообщила ему, что делает ремонт в ванной, а он в ответ — что хотел бы потереть ей спинку. На фото в зимнем парке пришел ответ: «Мне понравилась твоя фотография. Но было бы приятней снять с тебя шубу и увидеть обнаженной…» Ольга разозлилась. И возможно переписка сошла бы на «нет», но вмешалась… поэзия.

Она отправила сицилийскому другу свой перевод сонета Петрарки, который сделала на курсах итальянского.

— Ты переводишь Петрарку? – Сальваторе был поражен. — Невероятно! В Италии его почти не изучают! — И тут же добавил, что знает русскую поэтессу Анну Ахматову:

E quel cuore più non risponderà / Alla mia voce, esultanto e afflitto.

Tutto è finito, e il mio canto risuona / Nella notte vuota, `ove più tu non sei.

…И сердце то уже не отзовется / На голос мой, ликуя и скорбя.

Все кончено, и песнь моя несется / В пустую ночь, где больше нет тебя..

Ольга сразу простила ему и «спинку», и «обнаженку» и взлетела на седьмое небо! Встретила такую родственную душу!

А спустя пару месяцев – новый сюрприз. Письма последовали одно печальнее другого.

«Я не уверен в себе. Как говорил раньше, потерял лучшую в своей жизни работу — директора в супер-отеле. Но я не жалею об этом. Если бы остался, сошел бы с ума…»

«Моя жизнь — черная полоса. В настоящий момент ищу работу. Могут быть проблемы с банком…»

«Еще не нашел работу, большой кризис с отелями…»

К трудовым стенаниям добавились семейные: разлад с женой дошел до точки, сын уехал на заработки в Австралию — не преуспел, дочка еле-еле нашла должность в баре. В общем, ни семьи, ни работы, ни денег…

Наверное, еще бы чуть-чуть и он попросил бы финансовой помощи. Но тут наступило лето, и Оля сообщила, что опять собирается в Таормину. Письма резко закончились…

Но фото с собачкой осталось. Такое светлое воспоминание.

25.07.2016

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹«Дама с собачкой». Конкурсные работы›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ