Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Конкурс рассказов о первой любви шорт-лист

Троллейбус Марта

Проголосовать за лучший рассказ конкурса «Любовь, Тургенев, лето» можно до 6 октября (до 23:55)

Изображение: фрагмент иллюстрации Джесси Уилкокс Смит «Семь возрастов детства»

Галина Бабурова, г. Белгород

Водитель троллейбуса номер пять Валерий Иванович был человеком замкнутым и молчаливым, но вовсе не от природы. Наоборот, когда Валерий Иванович был мальчиком, он часто хохотал и нарочно наступал на замерзшие лужи, чтобы послушать, как хрустит ледяная корочка. Он и сейчас совсем не против был похохотать, вот только очень уставал за день. Дело в том, что у Валерия Ивановича был секрет.

Он очень любил свою работу и свой троллейбус – белую «Тролзу» с синей полосой по нижнему краю модели «Оптима» номер 5275.07. Ее звали Мартой Степановной.


Да-да, троллейбус Валерия Ивановича был дамой, при этом очень деликатной и отзывчивой. После смены она говорила: «Вы меня водили целый день, давайте теперь я вас покатаю».


Валерий Иванович отпускал руль, откидывался на сиденье и доставал оставшийся с обеда бутерброд с колбасой. Марта Степановна отпускала электропровода, прижимала к крыше длинные рога и сходила с маршрута.

Троллейбус Марта неспешно катилась по ночному городу – далеко-далеко, до самой окраины. Там был глубокий пруд. Марта Степановна, шелестя шинами, подбиралась к самой кромке воды. «Задраить люки!» – по-капитански командовал Валерий Иванович. Марта Степановна плотно закрывала окна и двери, чтобы внутрь не просочилась вода, и заезжала все глубже и глубже. Когда над крышей смыкалась вода, Марта Степановна зажигала фары. Из-под колес клубился илистый туман, ленты-водоросли извивались в причудливом танце. Мимо троллейбуса проплывали рыбы, они шевелили губами, как будто здоровались. Валерий Иванович кивал им в ответ. Ему нравилось, что в подводном мире никто никуда не спешит. «Не то, что наверху!» – думал он.

Иногда в Валерии Ивановиче просыпался мальчик, который любил, как хрустит лед на лужах. Тогда он щекотал Марту Степановну под рулем, чтобы она захихикала. Марта смущалась и, чтобы отвлечь друга от щекотки, предлагала ему покататься верхом. Кататься верхом Валерий Иванович любил точно так же, как путешествовать под водой. Он забирался наверх по лесенке сзади троллейбуса, ложился на живот и хватался за рога, а Марта Степановна разгонялась посильней и неслась по пустым улицам. На поворотах водителя отрывало от крыши, и он изо всех сил сжимал в кулаках крепкие рожки Марты Степановны. Снова плюхнувшись на живот, он выдыхал с присвистом: «Ух-ху-хууу!». Им было очень весело.

Только вот днем после всех приключений Валерий Иванович был совсем снулым.


Марта Степановна жалела водителя. Иногда она нарочно убаюкивала его плавным ходом и сама уверенно проезжала от остановки до остановки.


Если кто-то из пассажиров совался в кабину, она легонько толкала задремавшего водителя рулем.

Одним душным июльским полднем Марта Степановна незаметно укачала Валерия Ивановича по пути от техколледжа к вокзалу. Пассажиров в салоне было всего трое. На предпоследнем сиденье – самом высоком, что на колесе – весело возились одноклассники Митя и Максим, а возле средней двери у окна устроился пенсионер Сергей Семенович. Марта Степановна хорошо знала всех троих. Митя с Максимом просто катались. Они единственные из всего пятого «А» в июле остались в городе – ждали родительского отпуска, чтобы отправиться на море. Сергей Семенович тоже никуда не спешил. Он каждый день ездил в центр покупать карамель «Дюшес» в магазине «Светлячок» – говорил, что она там самая вкусная. Марта Степановна не ела конфет, поэтому не знала, прав Сергей Семенович или нет.

Так вот, Марта Степановна неспешно катилась по правой полосе, Митя с Максимом грызли карамель, которой угостил их пенсионер, сам Сергей Семенович смотрел в окно, а водитель Валерий Иванович мирно клевал носом в кабине.

На остановке «Швейная фабрика» в троллейбус втиснулась тучная дама в пестром сарафане, широкополой шляпе и красных туфлях на высоких каблуках. На руках она держала крошечную собачку в матросском костюмчике.

Дама нависла над школьниками.

– Мальчики, уступите нам место!

– Мест же полно! – удивился Митя.

– Вениамин любит сидеть повыше, – объяснила дама. Вениамин утвердительно тявкнул.

Школьники молча посмотрели на соседнее сиденье – точно такое же.

– Там солнечная сторона! – отрезала дама.

– Так вон переднее в тени, на колесе, туда садитесь! – возразил Максим.

– Ты долго со старшими будешь пререкаться! – рассердилась дама.

– Оставьте детей в покое, – вмешался Сергей Семенович. – Садитесь уже, где свободно.

– Это еще что за гриб? – удивилась дама.

Сергей Семенович очень обиделся, у него даже подбородок затрясся. Только он собрался ответить…


– Мы поедем сегодня или нет? – завопила дама, обернувшись к водительской кабине, и топнула ногой. Острый каблук впился в Марту Степановну. От неожиданной боли та вздрогнула.


Тучная дама на каблуках пошатнулась и выпустила Вениамина из рук. Пес шлепнулся на пол.

– Водитель, вы что, издеваетесь?! – заголосила дама.

Валерий Иванович проснулся, но перепуганная Марта Степановна уже неслась вперед, не разбирая дороги.

Водитель нажал на тормоз, но Марта Степановна не послушалась. Она промчалась мимо остановки. Магазин «Светлячок» с карамелью «Дюшес» остался позади.

Марта Степановна налетела на лежачего полицейского. Пассажиров тряхнуло. Тучная дама не удержалась на ногах и рухнула в проход, придавив собой Вениамина.

Дама визгливо голосила, Вениамин скулил, школьники Митя и Максим кричали «ой-ой-ой», вцепившись в поручень, а пенсионер Сергей Семенович мелко крестился. На светофоре впереди горел красный.

Валерий Иванович нажал на клаксон. Легковушки ударили по тормозам и засигналили. Велосипедист, ехавший вдоль обочины, резко выкрутил руль, наехал колесом на бордюр и завалился на тротуар.

Марта Степановна вильнула влево. Валерий Иванович больно стукнулся головой о раму. Потирая шишку, он глянул в зеркало заднего вида – велосипедист грозил им вслед кулаком. «Цел!» – облегченно выдохнул Валерий Иванович.

– Марточка! Марта Степановна! – зашептал он, гладя троллейбус по рулю. – Тише, пожалуйста, остановитесь!

Это подействовало. Марта Степановна пришла в себя и замедлила ход. Пассажиры держались за поручни и молчали. Никто из них не проронил ни слова. Даже Вениамин не лаял. Он забился под сиденье и дрожал.

Марте Степановне стало стыдно. Она остановилась у обочины и с шипением открыла дверцы. Дама с собачкой, Митя с Максимом и пенсионер Сергей Семенович выбрались на улицу.

Валерий Иванович поднялся из-за руля и высунулся из передней дверцы.

– Простите! – еле слышно сказал он.

– Это вам с рук не сойдет! – прошипела дама, похожая на пеструю грозовую тучу, прижимая к себе трясущегося Вениамина.

 

«Троллейбус исчез прямо из депо», – наутро написали в новостях на местном сайте. Валерий Иванович сразу понял, что это Марта Степановна. Он быстро оделся, схватил с тумбочки ключи и телефон и выбежал из дома.


Они даже не успели попрощаться. Грозная дама сразу же позвонила в полицию, Валерия Ивановича сняли с маршрута, отвезли в депо и заставили написать заявление по собственному желанию. Марту Степановну забрал сменщик.


Валерий Иванович очень спешил. Он натыкался на прохожих, извинялся, переходил на шаг, чтоб отдышаться, снова пускался бегом. Ему даже в голову не пришло, что можно сесть в троллейбус, как обычный пассажир.

Он добежал до пруда. На берегу никого не было, но Валерий Иванович точно знал – Марта там. Он сбросил сандалии, брюки и клетчатую рубашку, прикрыл ею часы и телефон и вошел в воду. Отплыл подальше, нырнул с открытыми глазами. Ничего, только рыбы и водоросли. Валерий Иванович плыл и плыл, нырял и нырял, пока совсем не выбился из сил. Тогда он решил нырнуть в самый последний раз – на середине пруда, там, где глубже всего. Он не достал до дна – воздух кончился. Валерий Иванович нечаянно вдохнул, хлебнул воды, испугался, замахал руками, позабыл, где верх, а где низ, решил, что не выплывет, и тут его подхватили троллейбусные рога.

Марта Степановна вынырнула из воды, шумно фыркая, словно большой белый кит с синей полоской по краю. Она выбралась на песок. Валерий Иванович спустился с крыши по лесенке сзади и обессиленно улегся на землю.

– Простите, Валерий Иванович. Это все из-за меня, – вздохнула Марта Степановна. – Я думала, мы больше не увидимся.

Валерий Иванович погладил ее по бочку.

– Что мне буду без вас делать, Марта Степановна?

Она смотрела на него прозрачными глазами-фарами.

– Вы же знаете, я – необычный троллейбус.

– Ещё какой необычный. Самый прекрасный троллейбус в мире.

Марта Степановна засмущалась и отвела глаза.

– Когда я была маленьким троллейбусом, – проговорила она, глядя на воду, – мне встретилась фея. Она подарила мне волшебство. Сказала, что стоит мне захотеть – нужно сказать волшебные слова, и всё исполнится.

– Оно до сих пор цело?

– Да, я его сберегла. Раньше оно  мне было совсем не нужно. Жизнь и так была волшебной. А вот теперь пригодится. Только еще одно. – Марта Степановна покраснела. – Вам нужно меня поцеловать…

Валерий Иванович улыбнулся.

Они пробыли у озера целый день – смотрели, как пляшут над водой стрекозы, как убегают прочь облака, как медленно, словно магнитом, утягивает за горизонт горячее солнце. Когда стемнело, вернулись в депо – катились по опустевшим улицам, переплетя длинные рога, перемигивались фарами и хохотали.


Наутро в троллейбусном парке вместо одного пропавшего троллейбуса обнаружили целых два.


 

Просмотры: 634
23.09.2018

Другие материалы проекта ‹«Любовь, Тургенев, лето»›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ