Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Конкурс короткого рассказа Дама с собачкой или курортный роман

Эдуард Хлебов. «Мое море»

Я подхватил легенький саквояж и пожелал проводнику хорошего дня, растворяясь в потоке пассажиров, что выплывали на перрон. Солнце слепило глаза. Я снова забыл очки. Тем лучше.

Погода не задалась с самого утра. Шел холодный дождь. Порывистый ветер врывался в приоткрытое окно поезда, заставляя белоснежные шторки кружиться в причудливом танце.

Я неохотно зевнул и отставил остывший чай подальше. Мне ничего не хотелось.

Спина предательски ныла от усталости. Впервые мне скорее хотелось сойти с поезда и забыть о нем надолго.

Еще пару часов.

Газеты прочитаны от точки до точки. Пыль с одиноких окон моего купе теперь стерлась, унеся с собой мои непонятные рисунки.

Я уставился в окно, выбросив взгляд далеко за горизонт. Мимо мелькали макушки гор, утопающие в снегу. Издалека казалось, что на ощупь он словно вата. Мягкий и приятный.

Почему так кажется, что до гор рукой подать?

А как только ступишь на тропу, что ведет к вершине, словно бы три бездонные вечности отводятся тебе на нелегкий путь.

К берегу моря идти куда ближе.

Где же ты, мое море?

Я думал о прохладных волнах, а пелена сна накрывала бережно оголенные нервы. И я забылся.

Во сне я слышал тихий женский голос, что полушепотом рассказывал мне на ухо, как красив рассвет на море. Что я, глупец, совершил большую ошибку, когда уехал в непростительной спешке. Когда спал на неудобной кровати, выброшенный из тихого городка наскучившей мне рутины, вместо того, чтобы зачарованно приковать взгляд к всплывающему из-за горизонта солнцу.

Я резко проснулся, когда чуть было не свалился с узенькой койки, но удержал равновесие, а после наградил себя звонкими пощечинами, чтобы окончательно проснуться.

За окном рассвело.

Я снова это сделал. Проспал рассвет.

Солнечный свет забрезжил, перекатываясь по непослушным волнам. Я уставился на море и замер.

Купаясь в солнечных лучах, резвые дельфины играли, катались на волне и скрывались на мгновение под водой.

Я улыбнулся. Мне бы хоть толику их непосредственности. Мне бы хоть толику их доброй души. Душа очень бы пригодилась.

Когда я услышал, как монотонный голос объявляет конечную станцию, понял, что все же мне немного жаль расставаться со стуком колес и жесткими простынями.

Я подхватил легенький саквояж и пожелал проводнику хорошего дня, растворяясь в потоке пассажиров, что выплывали на перрон.

Солнце слепило глаза. Я снова забыл очки. Тем лучше.

Свет настойчивых лучей ударил по глазам. Я стер капельки с уголков глаз и направился к выходу в город.

Жара стояла неописуемая. Черное пальто нагревалось в считанные секунды и неприятно прилипало к разгоряченному телу.

Только лишь полчаса. И все это прекратится.

Когда я сел на заднее сидение старенького Форда, то вздохнул почему-то с облегчением. Словно бы старая страница моей жизни мгновенно была перелистана, а текст начинал стремительно забываться.

-Поезжайте к морю, тихо попросил я.

Водитель еле заметно кивнул и повернул направо.

Двадцать минут езды, да и только. Я знал дорогу, словно маршрут был выцарапан на моих ладонях.

Я устал.

Вокруг стояла идеальная тишина. Мне казалось, я слышу тиканье часов. Словно они доносились отчетливо из моего кармана, сообщая мне ненавязчиво, что самое время вспомнить о том, кто я и зачем здесь оказался.

У моря мы очутились в мгновение ока. Кругом по-прежнему было слишком тихо. И только звук ударяющихся о берег волн, нарушал всеобщий покой.

Водитель вышел и закурил.

Легкий дым наполнил частичку бескрайнего воздуха и тотчас же рассеялся.

Я вышел вслед за водителем. Он недоверчиво окинул меня взглядом, но не проронил и звука.

Я шел к морю, не замечая, как скрипят камни под моими ногами, соприкасаясь друг с другом.

Море было чистое и голубое, словно небо в те дни, когда не увидишь и облачка.

Волны бросались на берег и безутешно скатывались назад. И так раз за разом.

Оставляли белоснежную пену у моих ног и уходили обратно.

Я опустился на землю. Камни были горячими. Я обжег пальцы, когда дотронулся до большого валуна.

Посетовав на свою неосторожность, опустил руки в соленую воду и все свежие царапины моментально заныли. Значит, я был все еще жив, подумалось мне невзначай.

Зов водителя прервал мои глубокие мысли. Он поторапливал меня, чтобы вовремя доставить на место.

Я нехотя встал.

-Море. Исполни мое желание. — Бросил я напоследок.

И оно выбросило камень к моим ногам, что отдаленно напоминал человеческое сердце.

Что это еще за глупости?

Я вовсе не нуждаюсь в сердце.

Я выкинул из головы случившееся и направился к машине и нетерпеливому водителю.

Море не хотело меня отпускать и кидало мне в след разъяренные волны. Но они не могли достать меня. Я слишком далеко ушел от берега. И слишком далеко ушли мои мысли от этого мира.

Ровно в полдень меня доставили на место.

Солнце спряталось за большим пушистым облаком, как только я пересек порог старого отеля.

Какая несправедливость.

Мне по-прежнему ничего не хотелось. Разве что прилечь на пару минут.

Я равнодушно ждал, когда меня проводят в номер.

Я понял, что мечта моя сбылась, как только старичок с забавными усами тихонько, словно бы прошептал мне на ухо

-«Ваш номер с видом на море, сэр».

-Благодарю вас,- оживился я.

Швейцар оставил меня наедине с распахнутым окном, сообщив о том, что меня ждут к пяти.

Я уперся ладонями в подоконник и вгляделся вдаль. Там, за крышами домов отчетливо был виден горизонт и линия моря, что четко разграничила два совсем не похожих друг на друга мира.

Можно было встретить рассвет на собственном подоконнике.

Но разве это дело?

Я плюхнулся на кровать и моментально уснул, утонув в мягких перинах.

Во сне я снова услышал тот самый голос. Мне казалось, что я ощущал на коже лица теплое дыхание. Тихий шепот залезал под кожу и держал в невидимых руках мое сердце.

Лишь лица я так и не смог разобрать, довольствуясь лишь тенью, что мелькала мимо моих глаз.

Я проспал до трех часов и чувствовал себя разбитым.

Через открытое окно мягкий ветерок тихонько зашел в мою комнату и теперь нежно гладил мои волосы, пока я раскладывал старые книги на комоде.

Через пару часов меня ждет деловая встреча.

Надеюсь, успею разделаться с делами до заката.

Так хотелось сидеть беззаботно на берегу моря. Без всякой спешки. Без лишних глаз. Без лишних звуков. Слушать плеск волн и крики чаек.

Бросать в воду камни и наблюдать, как они исчезают в волне, оставляя после себя размытые круги.

В пять часов вечера я встретился с причудливым мужчиной в атласном смокинге. Он странно улыбался и все время меня благодарил. После каждого предложения.

Мы быстро договорились, лишь утвердив мельчайшие детали.

Он предложил выпить вина и остаться послушать, как пианист играет этюды для собравшихся гостей.

Я хотел, было, отказаться и уже встал, но передумал. Старый пианист тихонько опустил широкую ладонь на мое плечо и причудливо улыбнулся.

-Останьтесь, сэр. Вам необходима эта музыка. Я вас уверяю. Как-то умоляюще проговорил он. И мне стало не по себе.

Я присел и попросил принести мне бокал белого вина.

Как только длинные шершавые пальцы добродушного старички коснулись клавиш пианино, струны моей души задрожали, а сознание унеслось прочь, заставляя меня забыть обо всем на свете.

Музыка переливалась, насыщала душу изнутри. Я уже не помнил, что грезил о закате на море. Все, что существовало сейчас — это танец черных и белых клавиш, что так умело, сочетались, находясь в руках виртуоза.

Музыка, словно ветер, порывистая, но вместе с тем не лишенная нежности и мелодичности.

Кто сказал, что ветер не может быть нежным?

После того, как пианист окончил свою игру, я подошел к нему и крепко пожал руку, сердечно поблагодарив за прекрасные минуты, проведенные в компании божественных звуков.

Он как-то по-детски улыбнулся и неуверенно похлопал меня по плечу.

Почему-то у меня сердце сжималось в мизерный комочек, когда эти словно бы прозрачно-голубые глаза смотрели мне прямо в душу. Казалось, из его светлых глаз вот-вот польются слезы.

И одна лишь эта мысль мне была невыносима.

Я написал на клочке бумаги свой адрес и пригласил пианиста нанести мне визит на досуге.

Он с радостью согласился. И на том мы распрощались.

Через стеклянное окно до самого потолка я с улицы смотрел, улыбаясь, как мой клиент приложился к бокалу с вином, который я так и оставил нетронутым.

Было уже поздно, чтобы встречать закат у моря, и я просто прогулялся по окрестностям, не обнаружив здесь, однако ничего нового.

Завтра встану очень рано. Заведу часы на четыре утра.

Я больше не позволю себе проспать рассвет.

С мыслями о звездах, что казались мне довольно близкими здесь, в этом городке, я уснул, не вспоминая о предстоящих делах.

В назначенное время я довольно легко проснулся, и встать моментально с кровати мне ничего не стоило.

Не застегнув до конца рубашку, я выбежал из душной комнаты прочь, словно ребенок. Боясь опоздать на встречу с первыми лучами солнца, что нежно целовали морскую рябь, согревая своим теплом прохладную воду.

Я сидел на берегу, когда заметил силуэт в лучах маяка. Я встал и подошел поближе. Мне казалось, нет, я был уверен, что вижу девушку.

Кому еще взбрело в голову очутиться здесь в такую рань?

Я все же направился в сторону пирса, где она стояла, укутавшись в теплый платок, тщетно откидывая волосы назад. Ветер касался ее локонов, теребил края платка и оседал в ее ладонях, находя минутное успокоение.

Она заметила меня и подошла, спросив, что я здесь делаю в такую рань.

-То же самое я хотел узнать и у вас…

-Но я спросила первая. Извольте отвечать.

Я не смог сдержать улыбки.

-Ну ладно… Я..жду рассвет.

Она заглянула мне в глаза, словно в душу и улыбнулась краюшками губ.

Я поймал себя на мысли, что любуюсь ее искренней улыбкой.

-Теперь ваша очередь.

-Я жду отца. Он моряк…

-Вот как? Это, должно быть, тяжело… ждать?

-Со временем привыкаешь.- Печально изрекла она.

А я все пытался вспомнить, где уже мог слышать ее голос. Такой тихий..бархатный.

-Вы сильная.

-Может и так. — Она пожала плечами.

Я присел на краю, свесив ноги. Она немного постояла и села рядом.

-Я вас раньше здесь не видела.

-Меня уже лет десять как не было здесь.

-Что вы делаете?

-Ключи.

-Ключи?

-Да, ключи. К сердцам.

-Что?

-Ну..знаете… Это как… Мне сложно вам объяснить. Это как ключ от дома, который сохраняет в безопасности все его содержимое.

-И что же ваши ключи сохраняют в безопасности?

-Любовь. Брак. Семью.

-Бред!

-Ну почему же?

Меня немного задели ее слова и тот пыл, с каким она воскликнула это слово.

-Вы же не маленький мальчик? Вы до сих пор не поняли, что ни один ключ не удержит в сердце любовь?

-Но…

-Выкиньте эти затеи. Сумасшедшие парочки приходят к вам, чтобы вы сделали для них очередную цепь, на которую они сажают друг друга. А все идиотское поклонение символам…

Я не нашелся, что ответить.

-Простите, но вы, верно, совсем не знаете жизни.

Отрезав это, она оставила меня наедине с мыслями и скрылась из виду.

Черт бы побрал все ею сказанное.

Рассвет подкрался незаметно. На море он особенно прекрасен.

Лучи солнца медленно спускались к сонному морю, гладили его еще ничем не тронутую гладь. Вместе с солнцем ожили чайки, оглушаю округу своими громкими криками.

Золотистый свет играл на только что проснувшихся волнах. Значит, легенький ветерок пожелал доброго утра морю и всколыхнул цветы, что росли недалеко от берега.

Я шел обратно домой и думал… Что я делаю?

Какого черта я приехал сюда? И чем занимаюсь?

Что за дурацки ключи?

Мне и впрямь не хватало сердца. Не хватало ли?

Его, кажется, никогда при мне не было.

Мне вдруг показалось предельно ясным, где рядом жили две души, а где два тела.

Почему-то ко мне лишь тела и приходили.

А где же души?

Встретил ли я хоть одну за все это время?

Да. С час назад. Или раньше?

Сколько вопросов в голове. Так и должно быть, когда чувствуешь, как внутри рождается душа. Заново.

Кто бы еще предупреждал, что это нестерпимо больно…

А море, тем временем, бережно хранило мою единственную слезу. Ту, что я обронил случайно, когда был еще мальчишкой. Когда лишь три секунды отделили меня от расставания с прекрасными глазами, в которых я тонул еще тогда. Они затягивали куда сильнее, чем пучина морская.

Я стою и хочу задохнуться в этих волнах. Тоска разрывает волной грудную клетку на части. Боль заливает все пространство внутри.

Внезапно я вспомнил этот голос. Вспомнил, почему слышал его во сне. Вспомнил, почему он упрекал меня.

Я ведь с час назад его услышал снова. Увидел лицо той, кому он принадлежал.

Внутри все оборвалось.

Я же обещал ей. И не смог…

Ничего не стоили мои слова.

Вечером я пошел послушать, как играет старина-пианист.

Пусть хоть его чудо — пальцы сотворят комбинацию исцеления моей потерянной души.

Он приветливо улыбнулся мне и спросил, чего бы мне хотелось услышать?

Но мне было все равно, и он понял, что со мной сегодня что-то не так.

Как и обычно, впрочем.

Без лишних слов он начал наигрывать веселую мелодию. Я прервал его, извиняясь, и попросил сыграть, что-то драматичное.

Он, молча, согласился и наиграл Бетховена.

Я опустошил бокал вина, поморщившись, и заказал еще.

Однако пить мне больше не хотелось.

Музыка смешалась с вином, и единый поток полился мне прямо в душу.

В один момент мне показалось, что я и вовсе уничтожен.

Мне стало не по себе, и я спрятал голову в ладонях.

Кажется, укрывшись отчаянием, я провалился в сон и не заметил, как мы с пианистом остались вдвоем.

Я проснулся, когда почувствовал, что мои руки накрыты чьими-то ладонями.

Резко открыв глаза, я более или менее пришел в себя и посмотрел в глаза девушке, что сидела напротив.

-Так все-таки это ты…

Она даже не спрашивала. Так… проговаривала вслух оправдавшиеся предположения.

Я тонул в ее глазах. Снова.

Сердце вновь не билось. Я сжимал ее пальцы в своих ладонях и чувствовал, как оно пропускает удары.

Она запомнила… Меня…

-Я ждала тебя.

Я, молча, вытер одну единственную слезу с ее прекрасного белоснежного лица.

-Я здесь.

-И больше не исчезнешь? На десять лет…

Ее голос чуть дрожал.

О, этот голос.

-Ты ведь обещал мне, помнишь?

«Мы встретим рассвет, когда я вернусь». Повторялась по кругу фраза в моей голове. Фраза, оставленная в ее сердце десять лет тому назад. И она ее сохранила.

-Мы встретим рассвет.- Повторил я. Но теперь уже точно знал, что сделаем мы это вместе.

-И оставь ключи… Слышишь? Навсегда.

-Они нам ни к чему…

Она закрыла глаза. Губы ее слегка дрожали, пока я целовал ее ладони. Мой бескрайний океан, что помещался в этих чудесных и дорогих моему сердцу глазах…

 

25.07.2016

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹«Дама с собачкой». Конкурсные работы›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ