Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Есть страны, которые детектив как будто не любит. Долгое время одной из них была Россия. Другая такая страна — Италия, и роман Карло Мартильи «Выбор Зигмунда» это наглядно демонстрирует

«Зигмунд» без Фрейда, криминальный роман без детектива

Есть страны, которые детектив как будто не любит. Долгое время одной из них была Россия. Другая такая страна — Италия, и роман Карло Мартильи «Выбор Зигмунда» это наглядно демонстрирует

Петр-МоисеевТекст: Петр Моисеев
Обложка взята с сайта издательства
Коллаж: ГодЛитературы.РФ

Выбор Зигмунда. Карло Мартильи. — М., Центрполиграф, 2019

пер. с ит. Петровская И. А.

Самое (а пожалуй, что и единственное) примечательное в романе Карло Мартильи — это герой. Реальные исторические личности в роли сыщиков — ход не новый. Теперь нашелся автор, который добрался и до Зигмунда нашего Фрейда. Идея, надо сказать, весьма неплохая: о сходстве работы литературных сыщиков и психоаналитиков писали и Карло Гинзбург, и Жижек. Впрочем, и сами писатели тоже это родство уловили: сыщики Элен Макклой, Энтони Винна и Эрнеста Поата — своего рода вымышленные коллеги Фрейда. И вымышлены они уже давненько, так что


новизна Матильи лишь в том, что он выбрал в герои реального (и самого известного) психоаналитика. Могло получиться интересно. Но — случились сложности.


Есть страны, которые детектив как будто не любит. Долгое время одной из них была Россия. Другая такая страна — Италия, и роман Карло Мартильи «Выбор Зигмунда» это наглядно демонстрирует

По сюжету Фрейд в 1903-м году прибывает в Рим по приглашению самого папы Льва XIII. Пару недель тому назад из окна папского дворца выбросился папский же гвардеец (в костюме Адама) с молодой женщиной на руках. Подоплека этой истории рассказывается читателю на первых же страницах; рассказывается, положим, с осуждением кардинала-развратника, подтолкнувшего молодых людей к гибели, но поверить в это осуждение мешает то, как явно автор смакует грязные детали. Так или иначе — нам неизвестно лишь имя злодея. Неизвестно оно и папе, но он боится, что в деле замешан один из трех прелатов, наиболее к нему приближенных. И — надо же! — его опасения оправдываются. Как объяснить такое невероятное совпадение? А зачем объяснять, если можно не объяснять? Ну, угадал человек — с кем не бывает. Впрочем, возможно, в папском дворце только и живут, что папа и трое прелатов? Мартильи как-то забывает четко прописать условия задачи: кто где живет да кто где бывает. Но это еще не самое страшное.

Хуже (то есть — еще хуже) другое: отец психоанализа оказывается как-то не на высоте. Ладно, положим, папа (персонаж романа) мог ошибиться в выборе сыщика; но зачем такой герой автору? Если вы хотите написать пусть даже не детективный, а хотя бы полицейский или приключенческий роман, вы, как и ваш читатель, скорее всего, хотите, чтобы в центре истории оказался человек, который будет преодолевать препятствия, демонстрировать чудеса проницательности и делать непредсказуемые ходы в сложной игре. Между тем этот, вымышленный Фрейд в основном бродит по Риму — выкуривает одну за другой самые разные сигары — влюбляется — размышляет о своей любви, а также об оставленных дома жене и любовнице. Как только кардиналы начинают брыкаться, у него пропадает весь кураж: не хотят подозреваемые подвергаться психоанализу — ну что ж поделать (вспоминается зощенковский Степа, который говорил: «Которые (индейцы) не захотят, тех мы и не будем брать в плен»). Объегорил Фрейда главный злодей — герою вроде бы неприятно, но и тут: «а что поделаешь?». И злодей-то не сказать, что сильно хитроумно запрятан: герой, конечно, сел в лужу, но вот читатель, боюсь, догадается на счет «раз».

А вот о чем догадаться трудно, даже дочитав роман: что же за тайная организация действует в Ватикане и периодически демонстрирует себя Фрейду? У нас нет даже полной уверенности в том, помогала она герою или мешала. Видимо, это от того, что она тайная. И тайны свои она унесла с собой далеко за пределы романа.


В общем, несмотря на упоминания Холмса и По, никакого отношения к детективу роман не имеет.


Больше всего «Выбор Зигмунда» похож на Переса-Реверте, но на Реверте для бедных: испанец все же умеет (в лучших своих произведениях) заинтриговать нас и, что немаловажно, сохранить уважение к герою даже в тех случаях, когда герой оказывается обманут.

И напоследок: автору, конечно, стоит знать свой предмет. Ни один христианин никогда не будет противопоставлять Бога и Иисуса, как это делает у Мартильи папа римский (!) в главе 4. И, конечно, о том, что такое индульгенции и как обосновывалась их продажа, автору тоже следовало бы узнать побольше.

28.10.2019

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Рецензии на книги›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ