САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ МИНИСТЕРСТВА ЦИФРОВОГО РАЗВИТИЯ.

Три века с Робинзоном

25 апреля 1719 года в книжных лавках Лондона появился роман Даниэля Дефо о Робинзоне Крузо

25-апреля-1719-года-в-книжных-лавках-Лондона-появился-роман-Даниэля-Дефо-о-Робинзоне-Крузо
25-апреля-1719-года-в-книжных-лавках-Лондона-появился-роман-Даниэля-Дефо-о-Робинзоне-Крузо
Андрей-Цунский1

Текст: Андрей Цунский

Фото: kulturologia.ru

Иллюстрации предоставлены автором

Триста лет назад читатели впервые увидели в книжных лавках этот роман. Его точного названия никто не помнит наизусть, полностью он сам тоже мало кем читан. Но все же это одна из самых важных книг в мировой истории. Обычному читателю-романтику без него трудно представить себе детство. Для читателя более глубокого и пытливого эта книга - важный элемент культурного кода человечества. Не менее важный, чем «Гамлет» или «Одиссея».

Анкета для романа

Когда наступает юбилейная дата великого писателя - стоит напомнить его анкетные данные. Анкета великих книг тоже бывает любопытна. Итак:

1. Имя: «Жизнь, необыкновенные и удивительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йо́рка, прожившего 28 лет в полном одиночестве на необитаемом острове у берегов Америки близ устьев реки Орино́ко, куда он был выброшен кораблекрушением, во время которого весь экипаж корабля, кроме него, погиб, с изложением его неожиданного освобождения пиратами; написанные им самим».

2. Дата и год рождения: 25 апреля 1719 г.

3. Место рождения: Лондон, издательство Вильяма Тейлора «Патер Ностер».

4. Автор: Даниэль Дефо (наст. имя Daniel Foe), священник, коммерсант, журналист, политик, разведчик.

5. Жанр: Тут нужно поподробнее.

Тысяча и один жанр

Роман воспитания, аллегория, притча, роман-путешествие, постапокалиптическая утопия, роман о духовном поиске, но главное - робинзонада.

Романом воспитания назвал эту книгу Жан-Жак Руссо. Именно он сказал когда-то, что ребенку для становления личности книги вообще не нужны, ну разве что «Робинзон» - Человек, противостоящий невзгодам, одиночеству, способный благодаря труду и мышлению не сойти с ума от одиночества.

Сам Дефо называл роман аллегорией. Многотрудную жизнь человека на безлюдном острове он представил как картину человеческого бытия. Происходившие во внутреннем мире героя перемены - как притчу.

Младших читателей и тех, кому дана радость оставаться мальчишками до седых волос и не ржаветь душой, привлекает тема странствий. Кстати, фамилия отца героя «Крейцнер» - «христианин», была переделана на английский лад: «Крузо», или, в «переводе на русский» - «Походов», или «Путешествиев». Верующего читателя привлекут долгие и при этом поразительно нескучные размышления героя (и автора) о религии и человеческой судьбе.

Робинзонада

Но подлинным новаторством и вкладом Дефо в мировую культуру - не просто в литературу! - стал жанр робинзонады. Желаете противоборства человека с анархией стихий? - в этом жанре у одного Джека Лондона есть несколько таких произведений. Появился запрос на философию - к вашим услугам «Повелитель мух» У. Голдинга. Захотелось наук и образования - пожалуйте, «Таинственный остров» Жюля Верна. Просто развлечься - извольте, фильм «Синьор Робинзон» Серджио Корбуччи и Паоло Вилладжо. Надобно идеологической нагрузки - сколько угодно, в советском «Робинзоне» 1947 года, где его играет Павел Кадочников (а Пятницу - будущий основатель «Таганки» Юрий Любимов). Политкорректности душа желает - имеется, целый сериал, в главной роли Пьер Ришар. Робинзонады изданы на бумаге, сняты на кинопленку, шли в театрах, предложены зрителю телевидением и Глобальной сетью. Да, только про одного человека за триста лет точно известно, что он «Робинзона Крузо» не читал. Это Шариков.

Робинзон и религия

Духовно незрелые люди всегда пытаются поссорить верующих и неверующих. Удивительным образом роман Дефо читали и читают с радостью и уважением представители всех мировых религий. Автор-протестант, за религиозный памфлет однажды угодивший к позорному столбу (к подножию которого, впрочем, кидали цветы), ничуть не смутил ни католиков, ни мусульман, ни иудеев. Его герой не просто растет или стареет - он становится мудрее и терпимее к людям, ценит их уже потому, что научился дорожить их обществом. Чем богаче становится его человеческий и духовный опыт, тем ироничнее относится он к самому себе. Бог нужен Робинзону и как христианину, и как человеку своего времени. Но прежде всего - чтобы понять, что сам он - вовсе не бог. Каждое серьезное размышление заканчивается вопросом «кто я такой, чтобы судить?». О романе верно сказано, что он отражает и дух пуританства, и дух эпохи. Но гораздо важнее то, что он не поучает. И потому остался до сих пор актуальным. Однако для нас... малоизвестным.

Робинзон в России (не то, что вы подумали)

Это не о второй книге о Робинзоне, отрывок которой опубликован у нас как «Робинзон в Сибири». Это о приключениях первой.

Перевод романа в России появился в 1762 году. Сделан он был образованным дворянином, офицером, соратником великого А. В. Суворова Яковом Трусовым. Его труд был озаглавлен «Жизнь и приключения Робинзона Круза, природного англичанина». Но - что вообще характерно для той эпохи - роман о «природном англичанине» автор перевел с французского издания! Первый перевод с оригинала в 1843 году сделал П. А. Корсаков. Но современный читатель мог ознакомиться с романом в переводах Марии Андреевны Шишмаревой и в версии К. И. Чуковского - который выбросил из книги всю «излишнюю» философию и, разумеется, религию. Надо сказать, что Корней Иванович действовал даже не по указке советских властей, а по заветам гуманиста Жан-Жака Руссо, который считал, что роман может стать в таком виде только полезнее. К счастью, у нас есть возможность отыскать, в том числе и в интернете, различные варианты переводов, а владеющим английским языком можно читать роман в оригинале. Кстати, третья книга о Робинзоне «Serious Reflections of Robinson Crusoe» - «Строгие размышления Робинзона Крузо» на русский язык так и не была переведена. Впрочем, ни стилистически, ни содержательно этот сборник философских рассуждений к роману даже не приближается. Так что не будем гневаться на Корнея Ивановича. А Марии Андреевне Шишмаревой низкий поклон - ведь это она начала для нас эту книгу словами: «С самого раннего детства я больше всего на свете любил море».

«Читатель, несомненно, пожалел бы меня...»

Так начинается рассказ Робинзона о том, как он лепил первые глиняные горшки. Нам действительно жаль его во многих неудавшихся начинаниях. Надо сказать, что и к автору много претензий - Дефо явно не имеет понятия о том, как шьют лодки, как выращивают рис, охотятся на коз, где растет виноград, каков климат близ устья реки Ориноко. Мы все прощаем и ему, и его герою. В рамки созданной Дефо условности - которую точнее будет назвать литературной формой - каждый невольно помещает свою собственную личность. Это, наверное, самое большое достижение Дефо как художника. К нему высказано немало претензий. Среди его критиков Свифт, Диккенс, да множество именитых мыслителей. Мы вместе с Гулливером порой с тоской глядим на людей. Но в трудную минуту нам помогает не Гулливер - а Робинзон. Это он заставляет нас работать. Напоминает, что мы все же не боги. Он подсказывает, как нам найти себя - и потом «жить на своих островах спокойными и довольными». За то мы и благодарны ему и Даниэлю Дефо. Вот уже триста лет.