Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Интервью-с-французским-художником-комиксистом,-изобразившим-героев-Жюль-Верна-в-виде-зверюшек

Алекси Нэм: «Мне приятнее рисовать животных»

Интервью с французским художником-комиксистом, изобразившим героев Жюля Верна в виде симпатичных зверюшек

Интервью и фото: Михаил Визель
Фото с сайта deti.mann-ivanov-ferber.ru

Михаил_ВизельОдним из почетных гостей прошедшего в Москве фестиваля книжной иллюстрации «Морс» стал французский иллюстратор и комиксист Алекси Нэм (Alexis Nesme), приехавший в первую очередь для того, чтобы представлять роскошную антропоморфную адаптацию «Детей капитана Гранта», в которой все персонажи предстали в виде симпатичных человекоподобных зверюшек. 

Это, конечно, далеко не новость в анимации и в графических романах, но современный художник внес долю самоиронии, изобразив Паганеля в виде лягушонка, – что странно смотрится в мире хищных и стремительных  лис, тигров и медведей. Но сам чудак-француз Паганель и должен выглядеть странно в обществе суровых шотландцев – основных героев книги.

Кроме «Детей капитана Гранта» Алекси Нэм привез в Москву свою книгу про Микки-Мауса и про ковер-самолет, стилизованную под русский фольклор (как его понимают французы).

Мы поговорили с художником с помощью переводчика его книг (и многих других графических романов) Михаила Хачатурова.

Интервью организовано издательством «Манн, Иванов и Фербер».

Интервью-с-французским-художником-комиксистом Алекси Нэм (Alexis Nesme)2  — Здесь представлены ваши книги с антропоморфными животными и книги с людьми. Что проще изображать: людей в виде зверушек или людей в виде людей?
Алекси Нэм: Мне больше нравится рисовать антропоморфных животных, хотя бы из-за такого технического момента: я использую разные краски; когда рисуешь лицо – чуть-чуть кисточка сместилась, и выражение лица меняется сразу, если это человек. А когда рисуешь зверя, с этим проще. А для меня очень важно именно освещение, я делаю большой акцент именно на освещение и на цветовое решение страницы. Поэтому мне приятнее рисовать животных.

— А что чаще заказывают?
Алекси Нэм: Как правило, автор все-таки сам выбирает. Я только что закончил Микки-Мауса, там все очевидно. Сейчас я работаю над другим проектом, тоже очень давним и давно идущим, уже больше пятидесяти томов. Там тоже заранее задано, что главный герой — животное. Там выбора нет. Но если проект новый и я сам его предлагаю, я и решаю.

— Расскажите про проект, связанный с Микки-Маусом. Я буквально в апреле этого года был в парижском Диснейленде. Мне показалось, что эта книжка сделана на основе парижского Диснейленда.
Алекси Нэм: Там был открыт «Дом с привидениями»?

Интервью-с-французским-художником-комиксистом Алекси Нэм (Alexis Nesme)2— Да.
Алекси Нэм: Я думаю, здесь порядок немножко другой. Не я вдохновлялся парижским Диснейлендом, а парижский Диснейленд построен именно на основании этого визуального образа. Потому что я в своей работе целенаправленно ориентировался на тот период Диснея, который в основном 35-й, но не позднее 37-го года. И все, что связано с привидениями, с этими тыквами, тогда как раз очень активно развивалось. И каждый персонаж «Дома с привидениями» именно в изображении того времени меня интересовал в первую очередь. Я именно его изучал, именно это время. Мне кажется, что создатели этого «Дома с привидениями» вдохновлялись тем же периодом.

— С Диснеем разобрались, давайте обратимся к Жюлю Верну. Расскажите, как получилась книга «Дети капитана Гранта», которую вы приехали в Москву представлять?
Алекси Нэм: Начну немножко издалека. На тот момент в издательстве Papercutz уже выходила серия графических адаптаций самых известных литературных произведений. Мне предложили в ней поучаствовать, и я принес проект Франкенштейна. Но выяснилось, что другой художник этот проект уже взял и практически сделал. Но издателю очень понравился мой стиль, и он мне предложил выбрать какое-то другое произведение. Выбор пал на Жюля Верна. Я начал выбирать, какой именно роман Жюля Верна взять. Мне, конечно, хотелось выбрать тот, который подходит к моей графической манере, чтобы было много чего показать, изобразить разные пейзажи. Я думал о «Таинственном острове», но он уже был занят.

Интервью-с-французским-художником-комиксистом Алекси Нэм (Alexis Nesme)2И почему еще важен такого типа роман, как «Дети капитана Гранта», там должны быть интересные персонажи с развитием, которых можно по ходу дела показать читателям. Чем еще для меня был интересен выбор именно «Детей капитана Гранта» – тем, что Жюль Верн очень хорошо ритмически разбил свой роман на три части. Причем очень разные. Первая часть очень динамичная и довольно оптимистичная. Во второй части уже начинаются затруднения и появляется антагонист. Третья — довольно мрачная, даже жесткая. И это задавало логическую структуру в моей работе.

— Как вы себе представляете: эта книга предназначена для того, чтобы молодой человек, ребенок сначала прочитал ее, а потом перешел к роману? Или, наоборот, прочитав роман, потом посмотрел, как вы его адаптировали?
Алекси Нэм: Дело не во мне, но идеей издателя совершенно точно было желание привить детям любовь к чтению. Потому что во Франции очень многие родители жалуются на то, что дети перестали читать.


И идея издателя была в том, чтобы благодаря комиксу, популярному у нас формату, дети начали интересоваться литературой.


Что касается того, как воспринимают люди… Во время автограф-сессий я разговариваю со всеми. Получается 50/50. Часть говорит, что им очень понравилось, как я изобразил роман, который они любят уже давно. Кто-то говорит: «Большое вам спасибо, благодаря этой книге мои дети начали читать». Все зависит от поколений.


Старшее поколение — это скорее путь от книги к комиксу. А у молодых наоборот.


— А вообще во Франции читают сейчас Жюля Верна?
Алекси Нэм: Тот же самый ответ: все зависит от поколения. Молодежь, дети, естественно, Жюля Верна не читают.

— Почему «естественно»? Сто пятьдесят лет читали и вдруг перестали?
Алекси Нэм: Потому что сейчас дети предпочитают читать те книги, по которым есть громкие экранизации. Как «Гарри Поттер». Но если приходят взрослые люди, то, как правило, они, взрослые, хорошо знают творчество Жюля Верна, и они покупают этот графический роман именно потому, что им нравится литературная основа.

— Вообще это грустно слышать. Получается, у Жюля Верна нет будущего.
Алекси Нэм: Нельзя сказать, что он совсем-совсем забыт. Есть все-таки дети, которые читают Жюля Верна, я их встречал на автограф-сессиях. Но, как правило, в основном все-таки они читают другое.

— Мы здесь видим книгу, сделанную во «вселенной Микки-Мауса», если так можно выразиться. Было бы вам интересно, с точки зрения творческой и финансовой, поработать во «вселенной Марвела», во «вселенной DC»?
Алекси Нэм: Да, почему бы нет. Но пока я не вижу входа во все это. Как правило, континентальная Европа не работает ни в «Марвеле», ни в DC. Там исключительно американцы либо британцы, англосаксы. Либо вообще представители Северной Европы. А классические южноевропейские страны… только сейчас начинают некоторые художники появляться, но в качестве авторов обложек.

— С чем это связано?
Алекси Нэм: Разный ритм работы.


Французы могут работать долго, им это позволено издателем. А американцы должны очень быстро работать, моментально.


Может быть, это вопрос привычки, ритма.

Интервью-с-французским-художником-комиксистом,-изобразившим-героев-Жюль-Верна-в-виде-зверюшек

— Давайте перейдем к книге «Ковровый мастер» (Le Maître des tapis). Эта книга на русскую тему. Как так получилось?
Алекси Нэм: Этот проект появился благодаря знакомству с писателем Оливье Блезом, который слывет большим знатоком России. Он долго жил в России, в арт-резиденциях. Бывал в Сибири. Ходил на кораблях по сибирским рекам. И выпустил книгу о России. А я как раз только-только вернулся из России, из первой поездки, это тоже было очень интересно. Мы подумали: «А не сделать ли нам что-нибудь вместе?» И он придумал очень коротенькую историю, как раз для новой коллекции, которую тот же самый издатель запустил с ориентировкой на детей младшего возраста. Коллекцию книг где-то на полпути между комиксом и книгой-иллюстрацией. То есть с большими кадрами, с отсутствием большой детализации, более просто воспринимаемую детьми. Цель состояла в том, чтобы книжка легко читалась за раз ребенку, который ложится спать.

— На какой возраст она рассчитана?
Алекси Нэм: Рассчитано на 5—7 лет. Но на автограф-сессиях, как правило, дети все-таки постарше. И взрослых немало.

— Вы хотели бы ее видеть на русском языке?
Алекси Нэм: В принципе, я не против. Но это может многим не понравиться.

Михаил Хачатуров: Это я уже от себя добавляю: потому что у нас действительно не любят, когда про нас пишут или рисуют что-то «не так».

— Успели ли вы что-то посмотреть на фестивале «Морс»? И зацепился ли за что-то ваш глаз, видите ли вы у кого-то из художников потенциал для работы с европейскими издательствами?
Алекси Нэм: Я только бегаю от выступления к подписям, к интервью. Дай бог, если треть посмотрел. Но моя супруга посмотрела все внимательно, и, в частности, какие-то вещи она очень полюбила. Например, то, что висит в углу, она сфотографировала и будет предлагать издателю у нас во Франции. Потому что очень красиво и может как-то сработать. Может быть, она еще что-то нашла, но я пока еще не знаю.

Развороты книги

18.10.2019

Просмотры: 0

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

Нонфикшен2019

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ