Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
сергей козлов

Бог подарил ему кусочек неба

50 лет назад поэт Сергей Козлов написал первые сказки о Ежике. О том самом, который в тумане…

Текст: Дмитрий Шеваров
Фото: Николай Кочнев/РИА Новости

Его сказки живут на краю души, на ее светлой опушке. Там всегда летние сумерки, там Ежик и Медвежонок сидят на бревнышке и как ангелы то печалятся о нас, то радуются. Дымок от самовара струится в звездное августовское небо. Дымок особенный, от веточек этих… можжевеловых.

Мы знаем, что литература бывает взрослой и детской, что бывает проза, а бывает поэзия, и что хорошая литература помогает увидеть нам, что в жизни главное. Все эти суждения отчего-то теряют свою определенность там, где начинаются сказки Сергея Козлова. Взрослые они или детские? Проза это или поэзия? И чему самому важному они учат?

На эти вопросы очень трудно дать ответы. Входя в книги Сергея Козлова, мы слышим, как за нами захлопываются двери логики. Мы оказываемся в пространстве тумана, который делает осторожным каждый шаг.

И поднимая глаза от страницы, мы вдруг понимаем важность всего. Вот этой точки в конце предложения. Березового листа, залетевшего на подоконник. Красного огонька на высоком доме, который горит всю ночь для самолетов — на всякий случай.

Некоторые педагоги и критики считают, что сказки Козлова перегружены рефлексией взрослого человека, и это не нужно ребенку. Но отчего же дети так внимательно слушают его сказки, все эти бесконечные диалоги Ежика и Медвежонка? Наверное, потому, что сказки Козлова дают ребенку право не только на прыганье, беганье и смех, но и на задумчивость, на тайность.

Это странное слово — тайность — я услышал от своей четырехлетней внучки. В нем и тайна, и пряность, ощутимое на вкус и запах веяние счастья. Сергей Козлов называл это веяние «сквознячком». Он говорил: «Между словами должен сквознячок пробегать».

file63tay6px3o87o52x2hs

Кадр из мультфильма «Ежик в тумане». Режиссер Ю. Норнштейн. Сценарист С. Козлов

Сергей Григорьевич Козлов родился в Москве летом 1939 года. Вследствие обстоятельств, так и оставшихся загадкой, мальчик оказался в детском доме для испанских детей на Таганке. Был ли он испанцем по отцу или матери — неизвестно. В 1940 году его усыновили Григорий и Наталья Козловы, они и дали малышу имя Сергей.

После окончания музыкальной школы Сергей кем только не трудился: наборщиком в типографии, кочегаром на паровозе, учителем пения, геологом. Десять лет прожил в Киеве, где написал свою первую сказку, ее перевели на украинский язык и напечатали в журнале «Малятко». В Литинститут Сергей поступил как поэт, учился в мастерской у Льва Ошанина. Летом работал в Пушкинском музее-заповеднике, в Михайловском, — сначала гвоздодером, а вскоре экскурсоводом.

В 1965 году в издательстве «Малыш» вышли первые книжки Сергея Козлова: «Как солнце разбилось», «По воде шуба плывет», «Где живет солнце?». Пятьдесят лет назад, в 1967 году он написал первые сказки о Ежике и его друзьях. К читателям эти сказки пришли только через двадцать лет. Большинство «взрослых» стихов Козлова до сих пор не опубликовано.

198

Кадр из мультфильма «Трям! Здравствуйте!». Сценарист С. Козлов

По сказкам Сергея Козлова поставлено более двадцати мультфильмов: «Как Львенок и Черепаха пели песню», «Ежик в тумане», «Трям! Здравствуйте!»…

Сергей Козлов отошел к Господу 9 января 2010 года.

Одинокая тетрадь Сергея Козлова

Однажды Бог мне подарил
кусочек неба —
Намазал я его на корку хлеба;
И подарил тогда мне Бог
кораблик счастья
И лёгонькие весла соучастья.
И я поплыл. Мне показалось —
стал я Богом,
Всевидящим взглянул на мир я
оком,
И увидал, как одинок,
как пусто рядом —
Одни глупцы, одни купцы,
и бабы рябы.
И стало страшно мне тогда,
и стало страшно.
А Бог привык, и Богу
было странно…
И захотелось мне вернуться,
да, вернуться,
И лечь в постель,
и к стенке отвернуться.
И разорвались паруса,
сломались весла,
А дни текли, и декабри
сменили вёсны,
И захотелось мне к друзьям,
которых предал,
Когда был Богом и земных
забот не ведал.
Но люди людям Бога
не прощают.
И в человеке Бога укрощают.
Меня друзья, конечно,
не простили,
Хотя к доске гвоздьми
не пригвоздили.
Но вот я вижу вновь кусочек
неба,
И вновь глотаю небо с коркой
хлеба,
И вновь ко мне плывет
кораблик счастья,
И плещут волны Божьего
участья.
Так что ж теперь мне делать,
что ж мне делать?
Приемлю всех — купцов
и рыжих девок,
Плыву на корабле —
не возвращаюсь,
И расстаюсь с друзьями,
не прощаясь.

***

Мимо белого
Яблока луны,
Мимо красного
Яблока заката
Облака
Из неведомой страны
К нам спешат
И опять бегут куда-то.
Облака,
Белогривые лошадки.
Облака,
Что вы мчитесь без оглядки?
Не глядите вы,
Пожалуйста,
Свысока,
А по небу прокатите нас,
Облака!
Мы помчимся
В заоблачную даль
Мимо гаснущих
Звезд на небосклоне,
К нам неслышно
Опустится звезда
И ромашкой
Останется в ладони.
1980

Щепки
Ах, как весело
Быть молодым,
Лёгким, звонким,
Полным здоровья.
Над трубой,
Над крышами — дым;
На снегу —
Снегири алой кровью.
Резкий ветер,
Редкий снежок,
И заборы в снегу утопают.
Под ногою —
Хрупкий ледок,
И сороки
Перелетают.
У крыльца
Машу колуном,
Ветер, смешанный с дымом,
Глотаю.
Это — я,
Это — снег,
Это — дом,
И сороки, как щепки,
летают.

* * *
Налить воды,
Отрезать корку хлеба.
Склонить лицо к бумаге,
Написать:
Над нами — что?
Над нами только небо,
Над нами — только неба
благодать.
А выше?
Выше неба самого?
Один лишь Бог
И ангелы его.

Слоны

Больше всего я бы хотел
пасти слонов.
Им и колокольчики
не нужны, — разве слон
потеряется?

Шмель
Шмель, тяжело жужжа,
пролетел над коровой,
как над маленькой европейской
державой.

Просмотры: 222
24.08.2017

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ