Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Елена Ногина

Бумага против цифры

Директор Российской книжной палаты о падении книгоиздания, дефиците книг и вечном хранении

Текст: Наталья Соколова/РГ
Фото: Аркадий Колыбалов/РГ

Кажется невероятным, но каждое печатное издание, вышедшее в России, отправляется на вечное хранение в Российскую книжную палату (РКП), в Национальное фондохранилище, в котором сейчас уже более 80 млн единиц хранения — книг, газет, журналов, нотных изданий, изоизданий, картографических изданий и авторефератов. До 1985 года туда исправно присылали театральные афиши, программки, меню ресторанов, этикетки. В 2013 году разразился большой скандал: заговорили о том, что РКП ликвидируют. Кто-то вздохнул спокойно: «Еще один орган статистики ликвидировали». Другие утверждали: «Мы лишимся национального достояния». 40 тысяч подписей было собрано в защиту Палаты. Палата сохранилась и перешла под крыло ТАСС в качестве филиала.

В этом году РКП отмечает столетие. О том, зачем сегодня хранить все бумажные экземпляры, когда можно обойтись цифровыми копиями, для чего Палата нужна простому читателю и в чем секрет успешности издателя, «РГ» поговорила с директором Российской книжной палаты Еленой Ногиной.

В мире есть что-то подобное — хранилище всей вышедшей в стране литературы?
Елена Ногина: Когда развалился СССР, книжные палаты существовали почти во всех странах СНГ, сейчас их меньше, они есть в Казахстане, Белоруссии, Украине, Туркменистане, Киргизии, Армении. Книжные палаты есть в Бразилии и Аргентине. Функция Книжной палаты — собирателя обязательных экземпляров — в мире чаще всего возлагается на национальные библиотеки. Кстати, термин «обязательный экземпляр печатного издания» появился еще при Екатерине II.

инфографика книгоиздания

Вы храните обязательный экземпляр, Российская государственная библиотека тоже хранит свой обязательный экземпляр. Не слишком ли много ОЭ мы храним? 
Елена Ногина: Основная функция РГБ или любой другой библиотеки — удовлетворить читательский спрос. Есть читатель, есть движение книг. Мы свои фонды не используем — только храним, у нас эталонное хранение. В редких случаях мы делаем копии для органов государственной и исполнительной власти, библиотек и издателей. Но выдачи этих фондов нет. Все, что издавалось с 1917 года, все хранится в РКП. У нас в фондах более 80 млн единиц хранения. Комплектование РКП почти не прекращалось даже в годы войны, фонды не подвергались политико-идеологическим чисткам.

Вы комплектуете все российские библиотеки?
Елена Ногина: По закону об обязательном экземпляре в РКП издатель должен присылать 16 экземпляров. Палата оставляет себе на хранение один. Остальные экземпляры уходят по библиотекам, но только самым крупным, федеральным — в Российскую государственную, Российскую национальную, Президентскую библиотеку. Всего 20 библиотек. Капля в море. Остальные библиотеки закупают книги сами. Федеральные библиотеки также дают нам сведения о тех изданиях, которые к нам не попали, это могут быть подарки библиотеке, к примеру.

А такое может быть — чтобы книга не попала в фонд РКП?
Елена Ногина: Да, некоторые издатели хитрят и обходят закон. Особенно если это малотиражная литература — 16 экземпляров отдавать в РКП дорого, так как это бесплатные экземпляры. К примеру, научная литература, издающаяся тиражом меньше 100 экземпляров, в производстве дорогая. Если издателю тяжело отдать 16 экземпляров, он честно говорит, что сможет прислать только три. Есть и мелкопечатная узковедомственная литература, она может присылаться в количестве трех экземпляров. Сегодня система обязательного экземпляра не досчитывает примерно 20% книг.


Опять же — если издание дорогое, с драгоценными камнями, в коже — его тоже неохотно присылают. Тогда мы просим прислать его в облегченном варианте, без дорогого оформления.


В современных условиях, когда растут объемы электронных изданий и изданий, печатающихся по заказу, необходимо вносить изменения в закон об ОЭ. В прошлом году были приняты некоторые изменения, но далеко не все. Снова будем собираться с издателями и представителями библиотек и обсуждать эти вопросы.

Об устройстве фондохранилища

80 млн единиц — это все нужно где-то хранить. Вы испытываете трудности с помещением?
Елена Ногина: Тяжелая ситуация у нас была до 1988 года. Мы просто сидели по подвалам, а на книги лились нечистоты. В Москве и пригороде было как минимум 10 адресов, где хранились наши фонды. На Таганке есть храм Мартина Исповедника — когда-то это было хранилище РКП. Когда в храме упала крыша, случилась катастрофа. Пришлось спасать издания. В 1988 году были выделены деньги, и для нас построили два корпуса хранилища в Можайске. Один построили финны, другой — наши. Советский корпус был неплохим для своего времени, но сегодня требует ремонта, а финский по-прежнему соответствует мировым стандартам хранения книг. Мы бьем тревогу, обращаемся в правительство, чтобы отремонтировать советский корпус. Но пока нам отказывают в финансировании.

инфографика книгоиздания_01

О платных услугах

А сами зарабатывать вы можете?
Елена Ногина: Информацией мы зарабатываем небольшие деньги, но они есть. Мы справочно-информационный центр,  делаем справки для кого угодно — более 15 тысяч в год. Когда это официальные справки для органов исполнительной власти, то это бесплатная информация, но есть и платные справки для любой организации и частных лиц.


У нас вы можете получить информацию по тематике выходящих книг, по авторам, издательствам.


Платно мы выдаем номера ISBN, ISSN, ISMN — международные стандартные книжные, серийные и музыкальные номера. Эта услуга платная во всем мире, кроме Польши, за нее платит государство.

Для чего нужен ISBN?
Елена Ногина: Он входит в ГОСТ на выходные данные. Сегодня это один из важнейших параметров издания. Этот номер ставится во всем мире. Издатель, который хочет издать книгу, должен получить идентификатор своего издательства, на основе которого он сможет проставить ISBN. Мы — национальный центр присвоения ISBN — для книг, ISSN — для периодической литературы, ISMN — для нотных изданий. Эти номера нужны, чтобы идентифицировать книгу, журнал, ноты — в него вкладывается информация о стране происхождения, издательстве. Особенно это важно для книжной торговли. Кроме того, по нему можно проследить правообладателя на какое-то издание.

О небезопасности электронного хранения

Может быть, не нужно сегодня хранить столько книг, а лучше заняться созданием большой электронной базы?
Елена Ногина: Это только кажется, что все книги так легко оцифровать. Мы оцифровываем наши ретроиздания. Это очень дорогое удовольствие, а денег нам на это не дают. Однажды по федеральной программе по культуре мы получили 20 млн рублей, чтобы начать оцифровку, но эти деньги дали только на технику — не на людей, не на программы — программы мы покупали сами. Мы делаем оцифровку очень медленно.


Но вот парадокс — многие электронные издания сохраняются хуже, чем печатные.


Книги и газеты столетней давности у нас в очень хорошем состоянии. Но то, что мы копировали на заре эры оцифровки, нужно перезаписывать. Радует, что техника и технологии меняются и хранить в цифре становится безопаснее.

А издатели не должны предоставлять вам электронную копию?
Елена Ногина: По закону, который принят в прошлом году, издательство должно нам присылать не только обязательный печатный экземпляр, но и электронную копию. Для электронных изданий закон нужно дорабатывать. Пока непонятно, как могут электронными копиями пользоваться в библиотеке — на одном компьютере или на всех. Есть много нюансов, которые не прописаны в законе, а нужно удовлетворить интересы всех — и издателя, и библиотек.

инфографика книгоиздания_03

О дефиците книг в регионах

Чем вы можете быть полезны рядовому читателю, далекому от проблем книгоиздания?
Елена Ногина: Мы разрабатываем систему «Книги в наличии в печати». Это срез книжного рынка — издательский репертуар и где, по какой цене что продается. Сейчас идет модернизация системы. Скоро мы возобновим публикацию каталога «Книги в наличии и печати» на своем сайте. Эта страница пользовалась очень большой популярностью — мы видели, сколько людей туда заходили. Люди звонили и благодарили: «Мы нашли нужную книгу по самой низкой цене — и эту информацию дали вы». Кроме того, из нашего библиографического указателя регионы могут узнать, где какая книга выходила, чтобы потом ее заказать почтой в магазины или библиотеки.

А почему до регионов книги так плохо доходят? В Москве и Питере книг с избытком. 
Елена Ногина: Происходит это от того, что у нас нарушена система книгораспространения — в Советском Союзе была мощная организация «Союзкнига». О ее масштабах можно судить по тому, что она имела свою станцию, куда приходили железнодорожные составы и увозили книги. В каждом городе были свои городские системы распространения — «Москнига», «Белкнига». Когда система разрушилась, функцию распространения книг частично взяли на себя издатели. «Крупняки» имеют свои торговые точки, в том числе и в регионах. Но там репертуар особенный — преимущественно книги этого издательства. Задача РКП — рассказать полно обо всех выходящих книгах.

О падении книгоиздания

Ситуация на книжном рынке действительно плачевная? Тиражи и продажи падают.
Елена Ногина: Во всем мире происходит падение тиражей. В советские годы мы получали сведения по остаткам тиражей. Очень много книг оседало и не продавалось, так что высокие тиражи были неоправданны. Они были оправданы только тем, что технологии не позволяли делать маленькие тиражи. Сегодня технологии позволяют выпускать книги тиражом хоть один экземпляр — это так называемая печать по требованию. Она необходима для небольших издательств, выпускающих издания маленькими тиражами.


За 2016 год у нас отмечается увеличение количества названий на 4%. То есть говорить, что ничего не издается, нельзя.


Сейчас экономический кризис. И он не может не отразиться на книжной отрасли, особенно на покупательской способности. Только это влияние не настолько сильное, как в других отраслях. Я бы слово «плачевное» не употребляла.

В чем секрет успешности издателя? Ведь не все могут издавать массовые детективы или «Гарри Поттера».
Елена Ногина: Первое, что должен уметь издатель, — находить новые имена. Многое решает талант и интуиция издателя. В последние годы увеличилось число переизданий, если они были успешны. Ежегодно в России регистрируются книги примерно 5800 издательств. Но это может быть всего одна книга от одного издательства. Настоящая издательская деятельность — это когда ты выпускаешь хотя бы 12 книг в год — по книге в месяц, таких издательств значительно меньше.

ЦИФРА
500 книг поступает в фонды Российской книжной палаты и обрабатывается ее сотрудниками ежедневно. В среднем на одного сотрудника приходится 30—40 книг в день.

Ссылки по теме:
Российская книжная палата. Статистика 2016 — 07.08.2016
Книжная отрасль в России: цены выросли, продажи сократились — 31.03.2017
Книгоиздание в России: проблемы и перспективы — 31.03.2017

27.04.2017

Просмотры: 0

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ