Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Юрий Коваль

Легкая лодка Юрия Коваля

Впервые публикуем его осенние строки

Текст: Дмитрий Шеваров/РГ
Фото из архива семьи Юрия Коваля

Шеваров Дмитрий ГеннадьевичТот, кто сроднился с «Недопеском» и круглый год не расстается с «Чистым Дором», кто в грустную минуту перечитывает «Приключения Васи Куролесова» и напевает песенку про сундук, тот поймет меня. Каждая новая, доселе не читанная строчка Коваля — чистая радость.

А тут — сразу семь стихотворений. Из них шесть никогда не публиковались, а лежали в домашнем архиве как листья, упавшие по осени в лодку. Некоторые сохранились с 1960-х годов, когда Юрий Коваль дебютировал со сборником стихов «Станция «Лось». Позднее Коваль стал детским писателем, и стихи отошли в тень.

Но по сути Коваль остался поэтом. И, как это ни парадоксально, именно в прозе он стал большим русским поэтом.

Это с радостным удивлением отмечали все дружившие с ним поэты — Арсений Тарковский, Белла Ахмадулина, Юлий Ким.

И от читателей своей прозы он ждал не восторгов, а поэтического чутья. Коваль говорил: «Меня интересует читатель, склонный к глубокому, я бы сказал, поэтическому отношению к слову. Не тот, который любит игру слов, но который любит Слово. Поставленное как-то так, по-особому…»

Стихи Юрия Коваля, которые вы сейчас прочитаете, сами собой сложились в подборку по преимуществу на осенние темы. Помните? — «И снова к нам с тобой пришел осенний вечер…» Это из романса, который Юрий Коваль и Ия Саввина поют в фильме Юлия Файта «Марка страны Гонделупы».

Так вот


получилась даже не подборка стихов, а что-то вроде маленькой осенней поэмы, пахнущей костром и грибами.


И еще — мешком из колючей рогожи, на который так весело было упасть в пору студенческой картошки и задремать под неразборчивое бульканье колхозного репродуктора.

Сердечно благодарю дочь писателя Юлию Коваль за неоценимую помощь в подготовке этой публикации.

В этом году писателю, поэту, барду и художнику Юрию Иосифовичу Ковалю исполнилось бы 80 лет.

Осенняя тетрадь Юрия Коваля

Бездарно прожит день-деньской,
Деньжат и счастья не прибавил.
С утра с кошелкой воровской
Бреду до рощи за грибами.

Внимательно ищу гриба.
Искать грибы – мое занятье.
Искать грибы – моя судьба.
Искать грибы – мое проклятье.

В опушках певчие дрозды
Рябину треплют,
А с березки,
Раскрыв горящие хвосты,
В репьи слетают горихвостки.

* * *
Сверкнуло бледно и багрово.
Перекатились за бугром
Пороховые бочки грома.
И снова –
Молния и гром.
И снова –
Вспыхнула зарница,
Запуталась в своих сетях,
Как ослепительная птица,
Гром затаившая в когтях.

* * *
Леса опять пусты.
Печальные листы на землю облетели.
Вороны облетели весь лес до горизонта.
Как женщина без зонта
Иссохшая земля намокла и испила…
Софокла и Эсхила
Глубокий драматизм.

* * *
Осенние лужи –
Предвестницы стужи.
Предвестницы грусти,
Предвестницы ласки…
Готовит салазки Дементий Кузьмич,
Куря козью ножку.
Козлы на дорожку ступают ногами,
Глядят дураками на синее небо,
И черного хлеба
Печёная ярь…
Сентябрь,
Октябрь,
Ноябрь,
Декабрь,
Январь…

* * *
С Колхозной площади несет дешевым жиром.
Стоит писатель. Это – Ю. Коваль.
Он смотрит, как сбирается над миром
Великая осенняя печаль.

Писателю теперь не до печали,
Печаль – безумных юношей удел.
Наверное, вы тоже замечали,
Что осени означился предел.

Предложена ему дорога в зиму…

* * *
А там, за горизонтом,
Имеется земля,
Где люди ходят с зонтом
Под каплями дождя.

Там серые домишки
И серый небосвод.
Там дождь без передышки
Идет который год.

Которая всех краше
Там девушка одна,
Поевши манной каши
Тоскует у окна.

И вот она тоскует,
А дождик льет и льет,
И я скажу вам прямо:
Она пирата ждет.

А он сидит в бочонке,
Глядит на горизонт,
А бледные ручонки
Весь день носили зонт.

Ужасная картина,
Я больше не могу.
Пират сидит на мачте –
Она на берегу.

* * *
Раскинув костыли, как крылья
Вспорхнул с панели инвалид.
Вокруг Блаженного Василья
Над Красной площадью летит.

И машет яростно крылами,
Махает дико костыльми.
И Кремль внизу светит звездами,
Как головешка угольми.

А меж гранитными мостами
Москвой-рекою отражен
Вослед уставился крестами
Василий – истинно блажен.

24.09.2018

Просмотры: 0

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ