Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
130 лет назад родился поэт и сибирский ученый-садовод Петр Иванович Кортусов

Сестричка Кортусова

130 лет назад родился поэт и сибирский ученый-садовод Петр Иванович Кортусов

Шеваров Дмитрий ГеннадьевичТекст: Дмитрий Шеваров
Фото: Ольга и Петр Кортусовы. Они встретились и полюбили друг друга в 1910 году. И — на всю жизнь./Из архива Кортусовых

Письмо от томского поэта Ольги Кортусовой особенное. И не только потому, что в нем стихи и проза сплетены в одну щемящую мелодию.
Это рассказ о чуде: о том, как росток памяти на давно засохшей яблоньке вдруг воскресил все дерево

Здравствуйте, Дмитрий!
Уже с мая я живу в другом времени. Иногда — полностью в прошлом. Любовь к дедушке Петру Ивановичу и бабушке Ольге Васильевне, которых я не знала, становится основным мотивом существования. Они забирают меня к себе. Так берут маленьких на воскресенье.
Говорить о Петре Ивановиче долгое время было опасно. Недавно Томский мемориальный музей «Следственная тюрьма НКВД» заинтересовался судьбой Петра Ивановича, и я стала искать документы о его жизни.
И когда всё было найдено и просеяно, тогда из дальней дали возникли ясные образы моей бабушки Ольги Васильевны и деда моего Петра Ивановича.
Их любви хватило бы на весь мир. Есть такая безусловная любовь. Она и сейчас греет меня, моих детей, внуков.
Тогда, в Петербурге 1910 года, они так счастливо встретились.
Он — студент Императорского Петербургского университета. Пишет стихи.
Поселились в Омске. В двухэтажном доме с балконами и яблоневым садом.

…Здесь всюду труд — уютные качели,
беседка со скамейкой и столом,
смородина, малина, грядок зелень,
и в сенках — деревянное весло.
Тут нажито добро. Тут пели песни
по вечерам, костёр до неба жгли.
Смеялись дети и садились тесно,
и год от года крепли и росли,
И был хозяин, или предводитель,
детей и яблонь — их отец — мой дед.
Надежды, Веры и любви обитель,
спасение в болезни и беде…

Петр Иванович служил присяжным поверенным.
В 1912 году родилась первая дочка. Надя. Надежда!
Удивительный папа получился из Петра Ивановича.
Его стихи для дочки и жены сохранились в рукописях. Считалось в семье, что он мог стать серьезным поэтом.
И вот с трудом расшифровываю строки деда:

Нас трое есть всего на свете.
Нас трое — дочь, жена и я, —
Любовь, привязанность моя
И дружба — все в одном ответе.
Работы шум и тишь покоя —
Всё вам, всё вам, друзья мои,
Все мысли грустные свои
Забыть я должен, вспомнив — трое…

Вторая дочь Вера родилась в 1916 году. Сын Миша — в 1921-м.
Петр Иванович мастерил для них волшебные игрушки. На механического крокодила ходила смотреть вся округа.
Остались научные труды Петра Ивановича Кортусова по садоводству. Про сады в Омске, которые дед посадил, ходили легенды.
Дом был гостеприимен. Бывал в гостях поэт Леонид Мартынов, тогда еще молодой, писал Наде в альбом. Думается мне, что Петр Иванович специально вывел новый сорт яблони «Сестричка Кортусова» для Нади. Чтобы жила и цвела.
В 1926-м Надежда умерла от аппендицита.
В 1931-м деда арестовали. Сидел в Новосибирске. Сохранились письма Ольги Васильевны к мужу в тюрьму, в камеру № 23.
А в доме появились новые люди, всех уплотняли.

Это прошлое во мне — пышный сад.
Это дедовские яблони в цвету.
Там далёкие слышны голоса.
А душа моя стоит на посту,
на границе — и не здесь и не там…

Но всё наладилось на этот раз. Петр Иванович вернулся. Еще впереди были шесть лет общей семейной жизни.
О втором аресте кто-то предупредил заранее. Шел 1937-й. Должно быть, Петр Иванович скрывался. Мишу возили прощаться с отцом за Иртыш. Это он сам как-то рассказывал.

Бедный мой узник! Кровные узы…
Вяжутся судьбы в узлы.
Осиротела весёлая муза,
яблонь дряхлеют стволы.
Старые книги, добрые книги,
дышат забытым теплом.
Памяти кровной надеты вериги,
где моё имя и дом?
Юные ветки трогает ветер
в майском прозрачном лесу.
В 38-й за тобой, на разведку,
кровную службу несу.

В 1938-м Петра Ивановича расстреляли. Семья этого не знала. Ольга Васильевна ждала. Всегда, до самой смерти.
В 1939 году бабушка написала письмо в органы с вопросами — жив ли ее муж, а если жив, то где сидит, за что, сколько дали?..
Кстати, из этого письма я и узнала о яблоневых садах Заиртышья, насаженных дедом.
Ответа не было.
Она умерла в 1947-м, так и не узнав, что стало с ее Петей.
Вера и Миша рванулись в жизнь, уходя от смерти и горя. Брат и сестра, дети «врага народа», служили России. Умные, веселые. Их всегда объединяла тайна семьи. Часто виделись, любили друг друга, писали письма…
А в садах на берегу Иртыша каждую весну цветут яблони сорта «Сестричка Кортусова».

…Вот день прошёл. И светлый след в душе
дотаивает облачком небесным,
Поминную свечу зажечь
хочу сейчас за неизвестных
моих родных. Сквозь щебень лет
пробились слабые росточки,
и древние открылись почки.
Под сердцем начало болеть
от странной тяжести. К душе
приникли души их живые.
Они при мне как часовые
стоят на смертном рубеже.

Ольга Кортусова, Томск


Петр Кортусов, поэт и ученый-садовод, был расстрелян в Омске 80 лет назад


Фотографии и документы сохранились благодаря Евгению Владимировичу Гиряеву, правнуку Петра Ивановича и Ольги Васильевны Кортусовых.

14.12.2018

Просмотры: 0

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

Нонфикшен2019

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ