Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Статья о Евгении Гинтове и наложении штрафа на его Книжный приют в Иркутске

«Это — не макулатура!»

За что в Иркутске оштрафовали Книжный приют

Текст: Екатерина Дементьева, Елена Кухтенкова/РГ
Фото: Иванна Обухович

Иркутянина Евгения Гинтова, владельца известного в городе Книжного приюта, оштрафовали за нецелевое использование земельного участка. Росреестр приравнял хранение книг во дворе частного дома к приему макулатуры. Но реакция горожан на новость оказалась столь бурной, что мэрия пообещала помочь узаконить приют.

Книжный приют действительно вырос из пункта приема макулатуры, который несколько лет назад организовал житель Иркутска Евгений Гинтов. Пункта давно уже нет, но горожане приносят издания, которые им жаль выбрасывать, а библиотеки отдают списанные фонды.


А еще любой желающий может здесь купить книгу за символические 50 рублей. На эти средства Евгений содержит приют — строит полки, покупает навесы и контейнеры для книг.


За три с лишним года здесь собралось несколько десятков тысяч томов, множество книг нашли новых хозяев. О проекте узнали далеко за пределами Иркутска. В 2017 году портал «Год Литературы» включил Евгения Гинтова в список 12 персон, «без которых нельзя представить себе Год литературы РФ». В 2018 году Евгений получил благодарственное письмо от мэра Иркутска за вклад в развитие гражданского общества. История Книжного приюта вошла в сборник об экопредпринимателях Прибайкалья. А минувшим летом немецкий режиссер Томас Юнкер снял о нем фильм.

Однако у известности есть и обратная сторона. В прошлом году в администрацию города на приют поступила жалоба.

«Мы обязаны реагировать на подобные сигналы и летом 2018 года провели проверку. Результаты передали в Росреестр — это тоже наша обязанность», — пояснила начальник управления архитектуры и градостроительства комитета по градостроительной политике администрации Иркутска Олеся Куцакова.

А в начале марта пришло СМС о списании средств с личного счета иркутянина.

«Я обращался в Росреестр, почему они даже не предупредили о каких-то нарушениях. В ответ услышал, что меня вызывали на слушания по делу, но я не явился. Оказывается, на мой адрес было выслано письмо, и хотя оно вернулось обратно отправителю, все равно считается, что я извещен», — разводит руками основатель приюта.

При этом городская администрация подчеркивает, что готова помочь узаконить приют. Более того, именно по совету ее сотрудников Евгений стал заниматься расширением перечня видов разрешенного использования участка.

«7 марта комиссия по подготовке Правил землепользования и застройки рассмотрела документы, поданные Евгением Гинтовым, и приняла решение включить во вспомогательные виды разрешенного использования земли «Культурное развитие». После того как Дума Иркутска утвердит проект Правил землепользования, сведения будут поданы в Росреестр. Думаю, к апрелю вопрос будет решен», — пояснила Олеся Куцакова.

Кажется, есть надежда на хороший конец. Но Евгений намерен еще добиться отмены штрафа — не хочет, чтобы за ним осталось административное правонарушение. По его словам, приют проверяло МЧС, но вопросов к проекту у пожарных не возникло. На случай интереса со стороны налоговой Евгений собирает все чеки — за доски, навесы, контейнеры, солярку для грузовичка, на котором развозит книги по сельским библиотекам.

«Я готов бороться за приют, пока люди сюда идут. Перестанут — закрою. Я ведь уже четыре года все выходные провожу здесь — ни на Байкал, ни в лес, ни на море не выбраться, потому что не на кого это оставить. Но не хочу при этом получать «по шапке» за свое увлечение», — резюмирует он.

«То, что горожанам этот проект нужен, очевидно даже по реакции в соцсетях, — говорит Алексей Петров, историк, соорганизатор фестиваля «Иркнига». — Тому есть и объективные причины: в Иркутске плохо приживаются букинистические лавки. Сейчас в городе, кроме Книжного приюта и недавно открывшегося частного магазина, нет подобных точек. Но далеко не все готовы отдавать по 400—600 рублей за новую книгу. Есть и субъективные: Книжный приют — это, прежде всего, среда, где можно пообщаться с другими любителями книги. Это элемент ностальгии — на полках можно найти издание, какое у тебя было в детстве. Наконец, в «войне» сторонников электронных и бумажных книг энтузиаст, спасающий выброшенные на свалку библиотеки, вызывает у «бумажников» горячую симпатию. Должен ли город придать этому проекту какой-то официальный вид? Мне кажется, Книжный приют должен оставаться авторским проектом. В этом его изюминка».

Когда подписывался номер, комментарий из Росреестра на запрос «Российской газеты» так и не пришел.

Комментарий

Статья о Евгении Гинтове и наложении штрафа на его Книжный приют в Иркутске (комментарий Сергея Шаргунова)Сергей Шаргунов, писатель

Иркутянина Евгения Гинтова, основателя проекта «Книжный приют», о котором пишет «Российская газета», оштрафовали за нецелевое использование земельного участка, а именно: хранение книг, ставших ненужными своим хозяевам, и участие в общественных акциях по сбору макулатуры. Так расценило его деятельность управление Росреестра по Иркутской области.

Нужно понять, зачем был создан «Книжный приют»? Если для того, чтобы дать еще одну жизнь старым книгам, чтобы важные мысли и чувства, скрытые автором в этих произведениях литературы, дошли до большего числа любителей читать не с гаджета, на мой взгляд, это очень ценно.

Мне кажется, особенно хороши именно старые книги, с которыми связаны твои воспоминания. Это просто комфортнее, удобнее, ведь свет от монитора утомляет. А когда ты можешь, например, на сон грядущий почитать книжку, полистать ее, заложить какие-то страницы, подчеркнуть что-то — это совершенно другое ощущение.

Вообще хочу сказать, что книжное дело, по моему мнению, весьма благородно в любых условиях независимо от того, где человек им занимается.

Пытается ли он распродать бумажные книги на улице или открыл собственный книжный магазин и торгует в нем редкими изданиями. А может быть, ведет где-нибудь совсем в необычном месте, например в тюрьме, библиотечное дело.


Хранить или распространять книги — дело чести. И к людям, занимающимся этим ремеслом, должно быть особое, бережное отношение.


Потому как не стоит забывать, что одна из драм нашего времени — это уничтожение книжных магазинов как таковых и сокращение числа библиотек. Поэтому люди, которые заняты книжным делом и пытаются приостановить процесс его исчезновения из нашей жизни, на мой взгляд, настоящие подвижники.

Тем более, если еще и выясняется, что цену за книги основатель этого приюта брал совсем символическую — 50 рублей за том. Понятно же, что у него не было каких-то своих меркантильных задач, а были, скорее, просветительские, и это вызывает особую симпатию.

Что же касается вопроса о том, нужны ли вообще бумажные книги, если многие произведения, нужную информацию, научную литературу можно закачать в гаджет, в чем их ценность для современного человека и его развития, думаю, что очень нужны. Особенно в детстве. Книги на хорошей мелованной бумаге с отличными иллюстрациями, с вкладками и «окошками» должны с детского возраста обступать человека, чтобы можно было протянуть руку и взять книгу — чудесную, яркую, завораживающую воображение. С детства в доме должна царить книжная сказка!

Я и до сих пор люблю читать старые книги. Недавно раздобыл для себя книгу лауреата Сталинской премии Владимира Соловьева, которая называется «Великий государь», планирую прочитать. Еще у меня есть старинная книга исторических пьес, в частности, пьес об Иване Грозном. Приятно просматривать и старый том собрания сочинений Андрея Белого. А сейчас читаю книгу «Дневник» Юрия Нагибина.

«Российская газета» — 11.03.2019

12.03.2019

Просмотры: 0

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ