САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Нецензурная лексика в интернете — нельзя или все-таки можно?

Чем обновленный закон «Об информации...» грозит любителям крепкого словца и соцсетям, на чьих просторах эта любовь реализуется? Разбираемся в правоприменительных тонкостях вместе с юристом

Коллаж: ГодЛитературы.РФ
Коллаж: ГодЛитературы.РФ

Текст: ГодЛитературы.РФ

С 1 февраля вступили в силу поправки к закону «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», обязующие социальные сети удалять сообщения с нецензурной бранью. Обновленный закон широко обсуждался в этих самых соцсетях и уже возымел кое-какие статистические последствия: так, по данным «Медиалогии» ненормативной лексики в постах пользователей после вступления поправок в силу стало только больше.

Но что же все-таки грозит злостным виртуальным матершинникам - и грозит ли что-то вообще? И что насчет соцсетей, которым теперь предписано бороться с непечатной лексикой? Разбираемся с помощью проекта «Российской газеты» «Юридическая консультация» и юриста Алексея Попова, который любезно ответил на наши вопросы. Приводим главное из этой заочной беседы - полные ответы Алексея вы можете прочитать здесь.


Зачем нужны изменения?

Законодательные изменения направлены на ограничение распространения в социальных сетях противоправной информации аналогично ограничениям, предусмотренным и действующим с 2017 года в отношении организаторов распространения информации Интернете (владельцев сервисов и операторов передачи электронных сообщений — сервисов электронной почты, мессенджеров и т.п.), операторов поисковых систем, владельцев новостных агрегаторов и аудиовизуальных сервисов.

В состав такой противоправной информации новая статья включает сведения, содержащие нецензурную брань, аналогично упомянутым в других статья ФЗ сведениям, распространяемым с целью совершения уголовно наказуемых деяний, разглашению государственной или иной специально охраняемой законом тайны, публичным призывам к осуществлению террористической деятельности или публично оправдывающих терроризм, других экстремистских материалов, а также материалов, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости.

На кого распространяется запрет?

Новая категория лиц, на которых распространяется данный запрет, включает владельцев социальных сетей, причем с числом пользователей на территории России в течение суток более 500 тысяч. Речь идет о ресурсах, на которых может распространяться реклама, направленная на привлечение внимания потребителей, находящихся на территории России.

Очевидно, что такая реклама может распространяться не только на коммерческих, но и на иных ресурсах, носящих общественно-политический, культурный, образовательный, иной общедоступный или частный характер. Отличительной особенностью таких ресурсов является минимальное суточное число их пользователей, а не направленность их содержания.

Что можно и что нельзя на своей странице?

Данное определение социальной сети законодателем как информационного ресурса, включающего как отельный сайт или страницу сайта, так и совокупность информационных ресурсов (информационную систему и программы для ЭВМ), исходя из возможности размещения рекламной информации для неограниченного круга лиц и минимального числа таких лиц — пользователей, отчасти вызывает сомнение или, по крайней мере, не может претендовать на признание самым удачным, поскольку такие формулировки не исключают неясности и введение в заблуждение граждан. Обычный пользователь Интернета, владелец страницы в социальной сети в обывательском «сетевом» понимании может думать, что на него вышеуказанные ограничения не распространяются, поскольку он не распространяет рекламу и не имеет столько подписчиков. Тем не менее это будет ошибочное понимание.

С одной стороны, законодатель не накладывает ограничений и дополнительных обязанностей, предусмотренных новой статьей закона, на таких частных пользователей, которые возлагаются на владельцев социальных сетей. Но само по себе это не означает свободы выражения мнений в любой, в том числе экстремистской или нецензурной, форме для таких пользователей, так как иные нормы национального права устанавливают законодательный запрет на такие экстремистские и нарушающие общественный порядок и нормы нравственности формы выражения мнений под страхом административного и уголовного преследования (например, на основании ст. 282 Уголовного кодекса РФ — возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства). Не следует забывать, что такое мнение или противоправная информация, сообщенные на собственной странице, прежде всего в открытом профиле (не в частной переписке), будут доступны неограниченному кругу лиц, а следовательно, такие действия могут охватываться соответствующими составами административных проступков или уголовных преступлений. Поэтому действия таких пользователей могут быть предметом административных, уголовно-правовых или гражданско-правовых разбирательств на основе иных общих законодательных положений, помимо рассматриваемой новой статьи Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

С другой стороны, владельцы социальных сетей обязаны теперь следить за содержанием таких частных ресурсов, размещенных на страницах и сайтах в их социальных сетях. Такие владельцы создают свои ресурсы для пользователей с целью их привлечения и с целью расширения таким образом общей аудитории социальной сети для рекламных и коммерческих задач. В связи с этим на них возлагается повышенная ответственность и дополнительные обязанности, в частности, обязанность вести мониторинг с целью выявления запрещенной к распространению информации и обязанность ограничивать доступ к такой информации в случае ее выявления в результате мониторинга или обращений иных лиц. Иные обязанности по преследованию или воздействию на нарушителей общественного порядка на них не накладываются, это прерогатива остается за компетентными органами.

Фото: pixabay.com

Как контролировать иностранные компании?

Технологические особенности и межграничная информационная прозрачность Интернета позволяют распространять глобальным социальным сетям свои маркетинговые усилия по вовлечению в ряды своих пользователей граждан множества государств и одновременно устанавливать внутренние правила сети, не всегда сочетаясь с национальными законами. Противодействие этому процессу можно строить лишь на основе технологических ограничений в отношении тех владельцев сетей, которые упорно не желают подчиняться национальным правилам и требованиям государственных регуляторов. Этому есть как положительные примеры успешных решений, так и примеры неэффективных мер, не давших должного результата.

Что касается юридических процедур, то на текущий момент в силу общественно-правовой значимости повышения эффективности юридической защиты как граждан, так и государства в информационной сфере в глобальной информационной среде выявляется также положительная тенденция в части возможности судебного разрешения споров, возникающих с владельцами международных и иностранных информационных ресурсов, на территории России. Так, если недавно российские суды отказывались принимать к рассмотрению иски к сетям, владельцы которых не имеют на территории России ни филиалов, ни представительств, не выполняют требования национального законодательства о размещении на носителях на территории России предусмотренной законом информации, то в настоящее время наметились осторожные шаги к пересмотру этой позиции, исходя из того, что факт отсутствия на территории России официальных структур или представителей таких сетей не может быть основанием для ограничения доступа к правосудию их пользователей на территории России, коль скоро эти сети желают присутствовать в российском сегменте Интернета хотя бы только виртуально. Иное означало бы необоснованное допущение массовых нарушений прав российских пользователей и бессилие государственной и судебной инфраструктуры в защите собственных граждан и национальных интересов в глобальной информационной среде. Надо надеется, что в ближайшем будущем судебная система в комплексе с регулятором выработают правовые и технологические механизмы такой защиты и ее реальной технологической реализации.

Что теперь будет?

Ничего ужасного или нового в законе не появилось в части обязанностей обычных пользователей не допускать в своих поступках и сообщениях, адресованных абстрактному сообществу, распространения противоправной информации, в том числе нецензурных выражений, оскорбляющих человеческое достоинство и моральные принципы. Критерии недопустимого «поведения» в социальной сети, т.е. соблюдение общепризнанных норм морали и нравственности, деловой этики и законодательных запретов, не должно отличаться от аналогичных критериев, применимых в обычной жизни (в офлайне, так сказать). То, что недопустимо сказать прилюдно, недопустимо писать не только в газете, но также недопустимо писать у себя на странице в Сети, поскольку это могут читать множество людей, в том числе несовершеннолетних, что владелец страницы в такой Сети не может не осознавать. В этом смысле новая статья Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» никаких новых критериев не устанавливает, но ради общественного блага в дополнение к обязанности каждого индивидуума лично блюсти нормы морали и нравственности обязывает владельцев глобальных ресурсов принять меры к воспитанию своих пользователей и исключению из общего доступа материалов запрещенного характера, если индивидуальная «ответственность» таких субъектов обернулась бессовестностью и попранием общественных и законодательных норм и правил.

Напоминаем, что ответы юриста без сокращений вы можете прочитать здесь.