Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Дмитрий Быков и школьники

Дмитрий Быков: «Современной поэзии не место в школе»

Если школьники захотят, они сами найдут и прочитают то, что им интересно

Текст: ГодЛитературы.РФ
Фото: sobesednik.ru

Нужна ли школьнику современная поэзия? Можно ли превращать уроки литературы в рэп-баттлы и всерьез анализировать творчество Оксимирона? И как вообще понять, кто такой современный поэт? Белла Ахмадулина и Евгений Евтушенко, например, входят в их число? Эти вопросы Textura задала писателю, журналисту и педагогу Дмитрию Быкову.

Дмитрий Быков сразу категорично заявил, что он не изучает современную поэзию (по его словам, это все, что написано с начала XXI века), потому что сам находится внутри процесса и в ближайшее время не собирается прекращать писать стихи.

«Современную поэзию ещё рано изучать — давайте сначала её напишем, — рассуждает он. — Не думаю, что школьникам надо предлагать ценностные ориентиры в современной поэзии. Что захотят, то и прочтут. Кого-то заинтересует Оксимирон, кого-то — Родионов, ну и ради Бога».


Вывод Быкова однозначен — современной поэзии и прозе нечего делать в школьной программе. 


«Давайте сначала время отфильтрует кого-то, как отфильтровало шестидесятников, — а мы будем изучать причины и механизмы такого отбора», — предлагает он.

Если очень надо потратить на что-то время, то лучше, по мнению Быкова, отдать предпочтение зарубежной прозе.

Дмитрий Быков уверен, что у учителя нет права говорить: читайте этого и не читайте того. Потому что это пространство личного выбора.

«Представьте себе учителя гимназии, который говорит: ну что такое Брюсов, читайте вон Бальмонта, а ещё лучше Фофанова! Мы имеем право навязывать школьнику (пусть не навязывать, пусть предлагать) только то, что уже стало частью канона. А в сегодняшнем мире пусть он ориентируется сам», — заключил он.

 Тем не менее, Быков признается, что с удовольствием бы обсудил с детьми рэп-баттлы, но вне учебного процесса.

«В учебном процессе нам дай Бог обсудить рэп-баттлы Маяковского с Северянином», — добавил он.


 Есть еще одна проблема — многие старшеклассники имеют очень смутные представления о российской истории.


Чтобы восполнить пробел, Быков предлагает использовать любые способы просвещения, кроме видеоблогов, «которые обычно снимаются очень примитивно, неизобретательно».

«Отчасти понять их можно, потому что я, например, тоже плохо ориентируюсь в хронологии Пунических войн, — рассказывает он. — Время, отделяющее нас от Советского Союза, вместило очень многое, перемены масштабны, и СССР для многих — Атлантида. То есть я не могу сказать, что это хорошо, — я только говорю, что это объяснимо. Детям кажется, что всё это не имеет отношения к их жизни. Задача учителя — объяснить, что имеет».

КОММЕНТАРИЙ

Евгений БунимовичЕвгений Бунимович, поэт, педагог, общественный деятель, заслуженный учитель России, кандидат педагогических наук:

Несколько попутных тезисов:

1. Будучи учителем математики, иногда на перемене, вскользь, я спрашивал учеников, проходивших в это время на уроках литературы «Евгения Онегина», а затем «Героя нашего времени» — чем же отличаются друг от друга эти произведения? Отвечали хрестоматийное про характеры героев (один скучает, другой страдает), да про что угодно говорили, но ни разу не услышал в ответ, что у Пушкина — стихи, а у Лермонтова — проза… Школа никак не формирует представлений об особенностях именно поэтического высказывания — не важно, классического или современного.

2. В самом начале перестроечных времен Институт усовершенствования учителей с перепугу решил устроить встречу учителей с современными поэтами. Мы читали стихи (помню Нину Искренко, Д. А. Пригова, Иртеньева, Ивана Жданова…). С округлёнными от ужаса непонимания глазами учителя спрашивали: «И это мы должны читать детям?»

Я их успокаивал, отвечая тогда примерно так, как Д. Быков сегодня: «Ни в коем случае, сначала — классический канон, золотой век, Серебряный век…»

Однако ограниченность и порочность такой традиционной методики в том, что, намучившись в школе с мумифицированным каноном, с педагогической архаикой, пройденной в атмосфере мемориальной почтительности гражданской панихиды, они уже никогда не дойдут до живых, актуальных текстов, тем более — стихотворных…

3. На самом деле в моём тогдашнем ответе учителям «Ни в коем случае» звучало ещё и «Вы — ни в коем случае». В этом главная проблема. У детей-то нет тех проблем восприятия, которыми обычно страдают взрослые, и прежде всего — абсолютное большинство учителей. Дети легко, с удовольствием воспринимают Кандинского, Малевича, Шагала, да и нынешних самых актуальных художников. Глаз ещё не замылен, еще нет сформированного каноном «единственно верного» восприятия, им ещё не рассказали, что это всё заумно, непонятно, да и вообще не искусство, поскольку не похоже на «Медведей в сосновом бору».

4. Гуголев недавно напомнил. Некогда, когда он был ещё юн и тощ, я ему сказал: «Юлик, знаешь, в чём твоя главная проблема? В том, что ты уже знаешь, что «печаль моя жирна», а что «печаль моя светла» — ещё нет».

И это не значит, что путь от «светла» до «жирна» короче и естественней, чем обратная дорога. Вспомним обратную перспективу русской иконописи — нелинейную, неклассическую, «неправильную», зато распахивающую окно в иной мир — который простирается, расширяется, втягивает…

Александр МарковАлександр Марков, профессор РГГУ и ВлГУ, ведущий научный сотрудник МГУ имени М. В. Ломоносова, доктор филологических наук:

Дмитрий Быков, говоря о школе и школьниках, имеет в виду старшеклассников, и это не случайно. В младших классах школы современная поэзия присутствует в учебниках русского языка, от Юнны Мориц до Тима Собакина. Хотя детская поэзия развивается иначе, чем взрослая, функционирование её в учебниках ничем не отличается от того, что было два тысячелетия назад. Многие цитаты из Алкея или Сапфо дошли до нас благодаря грамматикам, как иллюстрации к важным речевым явлениям, или риторам, учившим воображению в том числе на материале поэзии. В учебниках цитаты из современных поэтов наравне с цитатами из русской классики решают одновременно грамматическую задачу суждения о границах речевой нормы и риторическую задачу обогащения выразительности. В таком смешении риторических и грамматических задач учебника для младшей школы можно видеть влияние мощнейшей отечественной научной традиции, от Потебни до формалистов, в которой, при всех спорах об отношении между языком и художественной речью, «поэтика» понималась как устойчивая нормирующая система речевой выразительности.

Как оценивают место современной поэзии в современной школе доцент НИУ ВШЭ, учитель Лицея НИУ ВШЭ Михаил Павловец, заслуженный учитель РФ, доцент Департамента образовательных программ ВШЭ Евгения Абелюк и кандидат филологических наук, редактор отдела современной литературы журнала «Вопросы литературы» Елена Погорелая, можно найти здесь.

Русская поэзия. XXI век

Большая поэзия

День поэзии «Года Литературы» — 2018

Просмотры: 676
27.04.2018

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ