Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
чайник греется

Невеселые картинки

Почему рисунки стали важнее слов

Текст: Елена Новоселова/РГ
Изображение: Игорь Калашников

максим осовскийСегодня человеку приходится переваривать огромные массивы самых разных данных, поэтому мышлению нужна помощь. Отсюда и особое состояние современных мозгов, привыкших к быстрому считыванию «главной» информации. Мода на схемы, презентации с картинками и инфографику — это тренд, который, считают ученые, будет усиливаться. Об этом наш разговор с преподавателем Британской высшей школы дизайна, автором русского предисловия к книге Бринтона Максимом Осовским.

Почему сейчас такая мода на все эти инфограммы, презентации в картинках, видеографики? Нам не хватает слов или времени, чтобы читать большие тексты?
Максим Осовский: Интерес к графическим средствам изображения мысли возникает периодически, примерно раз в сто лет. О них много говорят (так было в 20—30-е годы прошлого века), потом ажиотаж утихает, а средства прорыва исчерпываются. Вот сейчас такое время, когда появляются новые средства. Графический язык — это такие же слова. Сейчас не хватает лексики для изображения планов и стратегий, дорожных карт регионов и городов… И будущее, с моей точки зрения, за разработкой графического языка именно в этой области.


Современную человеческую деятельность, настолько она широка, придется переводить в графики, поскольку описывать ее обычным языком в толстых книгах уже невозможно.


Связан ли этот тренд с неспособностью современного клипового мышления поглощать большие и сложные текстовые куски?
Максим Осовский: Речь о другом. Клиповое мышление — это прыжки с сюжета на сюжет, невозможность сосредоточиться на чем-то одном долго. Это неразвитость мышления. А графическая картина, как раз наоборот, позволяет удерживать внимание на большом и очень сложном объекте. Скажем, на карте метро можно расположить триста станций, что позволит в конце концов в голове удерживать огромный пласт информации о подземке. Вряд ли бы вы запомнили расположение всех станций, если бы читали о них обычный текст без схемы.

ты прикалываешьсяНа каком уровне в России искусство представления данных — в науке, рекламе, бизнесе?
Максим Осовский: Об этом можно судить по количеству медалей на международных фестивалях, которые завоевывают российские инфографики. Их много. Но массовая подготовка отстает. Во-первых, в школе в обязательном порядке не преподают черчение, и в вузах фундаментальной подготовки и понимания того, что графическому языку нужно учиться, как и любому другому, нет. Народ не умеет карты читать, не может самостоятельно сделать чертеж какой-нибудь примитивной детали или своей квартиры. А в идеале мы должны так же красиво графически рассказать, скажем, о доме, который мечтаем построить, как здорово говорим о нем словами.

Хорошее владение тем языком, о котором вы сейчас рассказываете, дали США ее мировое положение. Это не преувеличение?
Максим Осовский: Во-первых, речь идет о времени, когда других таких автомобильных заводов, как «Форд» и «Дженерал Моторс», в мире не было. Это абсолютная победа американской автомобильной промышленности, которая научилась строить конвейерные предприятия. Тогда никто не ставил под вопрос доминирование США в этой отрасли. Американцы первые достигли показателя 10 тысяч долларов на душу населения ВВП. А графические методы помогли им достичь успеха. Мало того, освоив визуальные методы передачи данных, можно было копировать и передавать не только чертежи автомобилей или даже конвейеров, но и всего, что создает автомобиль: изобразить сжато, но точно управленческую структуру, схемы действий, графики работ. На этом и поднялась американская промышленность.

текст и символыА СССР? Такая любовь к графикам и планам, взлет искусства 20—30-х годов. А при этом не случилось прорыва?
Максим Осовский: У нас развивался только графический язык пропаганды. Всем было понятно, что знак — это мощное организующее средство. В СССР были знакомы с прародителем современной инфографики Отто Нейратом, директором Института статистики в Вене. Его пригласили в Советский Союз, чтобы открыть Институт изобразительной статистики. Красивые планы первых пятилеток и графические плакаты, зовущие к строительству коммунизма, появились не без влияния австрийского экономиста. Но, к сожалению, полученные навыки использовались не для анализа ситуации и организации дела, а лишь как средство пропаганды. Сейчас все известные еще в 30-е годы методы изображения таких, скажем, неизобразимых вещей, как эффективность, приходится вспоминать заново.

КЛЮЧЕВОЙ ВОПРОС
Может ли картинка, график, инфографика быть точнее слова?
Лариса Паутова, директор проектов Фонда «Общественное мнение»:
Текст — безусловная святыня. А инфографика, картинка, видео, мультфильм, афиша или гид — лишь магнит, который притянет читателя к тексту. У новых технологий скорее коммуникативная задача, нежели информационная. Они помогают без трепета перед объемом погрузиться во вдумчивое чтение.

КСТАТИ
В начале XX века тенденцию к видеоинформированию предсказал американский инженер Виллард Бринтон в книге, составленной из лекций, которые он читал в Гарварде. На русском его «Графическое изображение фактов» вышло в 1927 году и за минувшие 90 лет только прибавило в актуальности. Новый перевод книги представили на 7-й Грушинской социологической конференции.
В свое время известный израильский ученый Джоэль Мокир написал книгу «Рычаг богатства», где высказал предположение: мир усложняется, и словами, которые у нас в наличии, все труднее описать происходящие изменения. Приходится включать визуальную поддержку мышления.

Ссылки по теме:
Оригинал статьи на сайте «РГ»
Как вернуть «медленное» чтение? — 26.06.2015
В школы вернут пересказ — 31.01.2017
Ребенок 21 века: книга или блог? — 02.01.2017
Ребенок и планшет: дополненная реальность? — 21.12.2016
10 главных мемов русской классической литературы — 08.11.2016

20.03.2017

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ