Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Джулиан Барнс Ellen Warner

Джулиан Барнс — на «Годе Литературы»

Фрагмент эксклюзивного интервью английского писателя «Российской газете»

Текст: ГодЛитературы.РФ
Фото: © Ellen Warner (www.JulianBarnes.com)

30 ноября в ЦДХ открывается книжная ярмарка «Нон/Фикшн». «Почетный гость» этого года — Великобритания, а самый почетный из внушительного десанта этих «почетных гостей», — безусловно, Джулиан Барнс, 70-летний мэтр британской литературы и классик постмодернизма, если в постмодернизме могут быть классики. В этот день в «Российское газете» и на портале ГодЛитературы.РФ будет опубликована беседа Джулиана Барнса с обозревателем РГ, писателем Павлом Басинским. И это не просто интервью, а именно беседа двух писателей — букеровского лауреата, автора документального романа о Шостаковиче «Шум времени» (собственно, его Барнс и приезжает представлять в Москву) и лауреата «Большой книги», автора документального романа о Толстом «Бегство из рая». Кому, как не им, в преддверии ярмарки «Нон/Фикшн» поговорить об особенностях романов в жанре нон-фикшн?
ГодЛитературы.РФ публикует фрагмент этой беседы, организованной при содействии Британского совета. Перевод — Александры Гузевой (RBTH).


Павел Басинский:
Что натолкнуло на мысль написать роман о Шостаковиче? Интерес к музыке или к герою романа как личности своей эпохи? Кажется, вы не придаете ей большого значения. Остается то, что существует поверх шума времени — музыка или даже стук сдвигаемых трех стаканов, рождающий музыкальное трезвучие…
 
Джулиан Барнс: Я люблю музыку Шостаковича с тех пор, как первый раз услышал ее примерно 55 лет назад. И хотя меня не очень интересуют жизни композиторов, примерно 35 лет назад я понял, что Шостакович не просто великий композитор, но также такой «кейс» — отражение того,


что происходит, когда Искусство сталкивается с Властью.


И так я начал писать. Но, как вы видите, иногда проходит много времени до того, как идея становится романом.
 
Павел Басинкий:
 Кто из русских писателей вам наиболее близок и дорог? Толстой? Достоевский?
 
Джулиан Барнс: Как и многие соотечественники, я обожаю Чехова. Около месяца назад я смотрел пьесы Чехова «Иванов», «Платонов», «Чайка» в Национальном Театре в Лондоне. И если бы не было Шекспира, я бы сказал, что Чехов — величайший мировой драматург. Мне близок


Тургенев — это один из лучших писателей о любви.


Толстой и Достоевский, конечно, тоже, хотя Толстой как автор «Анны Карениной» и большей части «Войны и мира» — это не тот Толстой, который учит нас, как жить. Гоголь, Горький, Гончаров… Будучи подростком, я любил Обломова, потому что тоже терпеть не мог вставать с постели… Я также отмечу две моих любимых русских книги, которые я перечитывал много раз: «Евгений Онегин» Пушкина и «Герой нашего времени» Лермонтова. Обе книги — настоящие романы, так что, пожалуй, они и есть «предпостмодернистские».

Полностью беседа Павла Басинского с Джулианом Барнсом будет опубликована в «Российской газете» и на сайте ГодЛитературы.РФ 28 ноября.

Кстати:

Сразу после выхода романа «Шум времени» Павел Басинский написал о нем колонку, в которой, в частности, говорится:

БасинскийСоломон Волков в интервью «РГ» задается вопросом: почему роман о Шостаковиче написал Барнс, а не, например, Андрей Битов? Битов в 90-е годы написал о Шостаковиче замечательное эссе, но почему он не написал о нем роман? Ведь и Битова можно назвать нашим «апостолом постмодернизма».
Вопрос, почему этот роман не написал Андрей Битов, конечно, риторический. Не написал и не написал. Никто не может диктовать художнику его замыслы. Но почему такой роман не написал никто из русских писателей?
Почему его не написал… выберите любое имя из лауреатов «Большой книги», «Русского Букера», «Национального бестселлера» и других премий. Внутреннего «заказа» не было? А почему у Барнса он был?

25.11.2016

Просмотры: 0
Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ