Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
домашняя учёба совсем не элитна

Война под «Маской»

Пермскую инсценировку «самой безжалостной книги ХХ столетия» увидят Петербург, Екатеринбург и Челябинск

Текст: Игорь Карнаухов/РГ, Пермь
Фото: Елена Ангальт/Пермский театр кукол

В последний раз в сезоне на малой сцене Пермского театра кукол сыграли спектакль «Толстая тетрадь» по одноименному роману Аготы Кристоф. Постановка, отличающаяся высоким антивоенным пафосом, принесла нынче своим создателям две «Золотые маски». Осенью с ней начнет знакомиться широкая российская публика.

Клаус и Лукас — братья-близнецы, подростки. В оккупированной захватчиками стране, — конкретные место и время действия не указаны, — мать привезла их в деревню где-то неподалеку от границы и оставила c бабушкой, для которой они — обуза. Оказавшиеся без присмотра и любви братья понимают, что выжить они могут буквально за счет звериного чутья и изворотливости. Хотя поначалу они стараются немного помогать другим, — в окружающей беспросветности во чтобы то ни стало нужно остаться собой, и значит, предстоит сберечь не только тело, но и психику. Они уходят из школы, решив заниматься самостоятельно. Они ведут дневник, в котором описывают происходящее с ними и с окружающими, — чтобы помнить, кто они, и держаться этой толстой тетради как посоха. Они даже составляют своеобразный этический кодекс для самих себя:

«Мы должны описывать то, что есть, что видим, слышим, делаем. Например, запрещается писать: «Бабушка похожа на ведьму», но можно писать: «Люди называют бабушку ведьмой». Также, если мы пишем: «Денщик добрый», то это неправда, потому что денщик может совершать злые поступки, о которых мы не знаем».

из спектакля

Тем, кто до сих пор лишь слышал о швейцарской писательнице венгерского происхождения, в представлении публики оставшейся «автором одной книги», — хотя потом она написала еще два романа с теми же героями, «Доказательство» и «Третья ложь», — эпитет «самого безжалостного» текста столетия кажется чрезмерным. Кристоф — не Светлана Алексиевич с ее хроникой женской доли на войне и не Курцио Малапарте, который действительно без жалости к собственным первоначальным взглядам натуралистически описал зверства гитлеровцев и их приспешников в Советском Союзе и Центральной Европе. Мало что нового о лишениях жизни в тылу можно поведать русским читателям «Блокадной книги» Даниила Гранина и Алеся Адамовича и не нас впечатлить рассказом о повседневном ужасе жизни под пятой оккупантов, когда есть «Сотников» и «Знак беды» Василя Быкова. И конечно, живо приходит на ум «Ночевала тучка золотая» Анатолия Приставкина, где главные герои тоже близнецы; что любопытно, оба произведения в своих странах, СССР и Швейцарии, вышли в свет почти одновременно, во второй половине восьмидесятых, с разницей в год.

На страницах романа Кристоф и в спектакле пермских «кукол» никого не распинают и не расстреливают, и взрыв — шальной гранаты — происходит всего раз, и притянутые на допрос чужеземным офицером мальчишки легко отделываются.


И тем не менее, глава за главой, страница за страницей, их дневник постепенно и неумолимо оборачивается хроникой расчеловечивания.


Исподволь, неуклонно, один день впроголодь за другим, одно предательство за другим, война иссушила мальчишек, вытянув из них душу, как роулинговский дементор.

— И Быков, и Алексиевич, и Адам Мальдис написали прекрасные книги, — пояснил режиссер-постановщик, художественный руководитель Пермского театра кукол Александр Янушкевич. — Однако время шло, писались новые произведения, и в середине восьмидесятых значительней всех на эту тему высказалась Агота Кристоф. Основные темы, занимавшие искусство в двадцатом веке: войны и семьи, — в этом произведении оказались отражены во всех аспектах, и общечеловеческом, и с точки зрения отдельной личности, и к тому же показаны глазами ребенка.

Спектакль решен в жанре синтеза кукольного, драматического театра с мультимедийными элементами. Братьев и еще некоторых действующих лиц играют актеры, других персонажей изображают куклы в человеческий рост, в образах которых чувствуется влияние Отто Дикса, Кэти Кольвиц и других крупнейших мировых художников, творивших в антивоенной тематике. Названия главок-историй романа-дневника воспроизводятся детским почерком на экране-«листе» над головами действующих лиц.

На 22-й церемонии присуждения национальной театральной премии «Толстая тетрадь» принесла пермской труппе сразу две «Золотых маски». Постановка отмечена как лучший спектакль в жанре театра кукол. Другую маску увезла в Минск признанная лауреатом среди художников-постановщиков Татьяна Нерсисян.

Юбилейный сезон начнется через полтора месяца, однако домашней публике придется держать руку на пульсе афиши, ибо осенью инсценировку Кристоф прежде всего покажут в других регионах. В середине сентября работа пермяков приглашена на фестиваль «Петрушка великий» в Екатеринбурге, в октябре — включена в программу международного смотра кукольных спектаклей для взрослых «Соломенный жаворонок» в Челябинске. В ноябре пермяков ждут на «БТК-фесте» в Санкт-Петербурге.

Ссылки по теме:
Детская книга войны
70 стихов о войне и Победе
Сказка для беженки

Просмотры: 34
14.08.2016

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ