Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
выбор шеф-редактора 5-книжных-новинок-недели

5 книг недели. Выбор шеф-редактора

Народная игра, ученые радости, увлекательное прошлое и тревожащее будущее

Текст: Михаил Визель
Коллаж: ГодЛитературы.РФ

1. «Игра народная. Русские писатели о футболе» / Сост. Сергей Князев, Алексей Портнов. — М.: АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2018

В 2018 году нам никуда не деться от футбола. Да и не нужно. Наоборот. Как справедливо указывает название антологии, футбол — игра народная, а писатели — тоже часть народа. Практически все они в детстве «пинали мяч», а выросши и став интеллектуалами, многие из них охотно продолжают это занятие. Правда, пропуская теперь его через свои художественные рефлексии. Как это происходит — нам рассказывают и показывают Евгений Водолазкин и Виктор Шендерович, Александр Генис и Ираклий Квирикадзе. Даже Андрей Вознесенский и Осип Мандельштам удостоились «почётного членства» в футбольном клубе Елены Шубиной. И это естественно. Единственное, что удивляет — наличие в этом мужском клубе всего одной дамы, Ольги Брейнингер. Женский футбол на подъеме; неужели русские писательницы в XXI веке никогда сами не гоняли мяч? Или просто стесняются об этом рассказать?

2. Умберто Эко «Растительная память, или Почему книга помнит всё» / Пер. с итальянского И. Макарова, Н. Макаровой, А. Голубцовой. — М.: Слово, 2018

Умберто Эко умер, но дело его живет. Болонский профессор отличался невероятным жизнелюбием — в буквальном смысле, то есть любил жизнь во всех ее проявлениях, интересовался ею до последних дней и при этом по привычке профессионального литератора, «публичного интеллектуала», всё-всё записывал. Так что архив Эко еще очень далёк от исчерпания. В этот том — уже второй за 2018 год на русском языке — вошли эссе, колонки и записи выступлений, связанных с книгами, библиофильскими каталогами и вообще всеми проявлениями «растительной памяти», которой Эко называет книги, подчёркивая незаметность и постепенность ее приращения. Впрочем, одно из эссе называется «Внутренний монолог электронной книги». Так что, как видим, на эту остро актуальную тему Эко тоже успел высказаться.

3. Олег Ермаков. «Радуга и Вереск». — М.: Время, 2018

Смоленск — самый западный город России, точка перехода России в Европу, и наоборот. И вообще точка перехода. Недаром так томительно и тревожно звучит песня о Смоленской дороге. Но московский свадебный фотограф Павел Косточкин не думал ни о какой мистике, когда ехал в Смоленск на очередной заказ — отщелкать свадьбу. Как не думал о ней почти четырьмястами годами ранее польский шляхтич Николаус Вржосек, въехавших в Смоленск, совсем недавно переживший осаду польских войск, с другой стороны, с европейской. Но для обоих Смоленск оказался точкой перехода. И точкой обретения — важных артефактов и новых ориентиров. Схожую идею о том, что XVII век в России неотличим от века XXI, проводил еще Б. Акунин в романе «Алтын Толобас». Но то, что у затейника-беллетриста было интеллигентской постмодернистской шуткой (в основном он напирал на отсутствие дорог и присутствие коррупции), у уроженца Смоленска оборачивается 700-страничными историософскими размышлениями. Впрочем, обёрнутыми в «упаковку» увлекательного романа — в конце которого терпеливого читателя ждут сюрпризы вполне в духе Акунина.

4. Александр Ярин. «Жизнь Алексея: диалоги». — СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2018

«Алексей, человек Божий» — христианский святой, чья популярность на Руси уступала разве только Николаю Угоднику. Между тем зиждется эта слава на поступке, мягко говоря, странном. Накануне свадьбы юноша из хорошей римской семьи — ревностных христиан, между прочим, вручает невесте свою пряжку, говорит ей: «Сохрани это, и да будет между тобою и мною Господь, доколе не обновит нас Своей благодатью»… и исчезает на 17 лет. И возвращается, изменившись настолько, что родные его не узнают, так что он живет в собственном доме как нищий приживала. О том, где проходит граница между подвигом во имя веры и откровенным неадекватом, юродством Христа ради и ничем не оправданной жестокостью по отношению к ближайшим людям, размышляли множество философов, богословов и поэтов. Московский писатель и переводчик А. Ярин присоединяет к ним свой голос. Похоже, он считает, что мотивы ломающего границы житейского здравого смысла поступка Алексея можно понять только с помощью таких же ломающих представления о причинно-следственных связях диалогов, которые ведут между собой герои — император со своим сановником, сам Алексей с невестой и моряком и т. д. Это необычное чтение, но книга невелика (180 стр.), можно попытаться проникнуть в ее логику. И через нее — в логику Алексея, человека Божьего.

5. Юваль Ной Харари: «Ноmo Deus. Краткая история будущего» / Пер. с англ. М. Тюнькиной. — М.: Синдбад, 2018

Homo erectus — Homo habilis — Homo Sapiens — Homo Deus. То есть: человек прямоходящий — человек умелый — человек разумный… человек божественный. Таков, по мнению израильского историка, автора бестселлера «Sapiens: Краткая история человечества» дальнейший путь развития человека как биологического вида — в вид надбиологический. Но к религиозному «царству Божьему на земле» это «светлое будущее» отношение имеет довольно косвенное. Да, мы научились побеждать эпидемии, человечеству как виду не грозит исчезновение от недоедания и переохлаждения, — но какой ценой? «Демократия и свободный рынок рухнут, когда Google и Facebook будут знать нас лучше, чем знаем себя мы сами; власть, полномочия и компетенции перейдут от живых людей к сетевым алгоритмам». «Люди не будут сопротивляться машинам. Они сольются с ними в единое целое». Таковы лишь некоторые тезисы новой книги Харари. И вывод столь же тревожен: «Обращение человека с животными дает достаточное представление о том, как усовершенствованные люди будут поступать со всеми остальными». Звучит излишне резко, но ведь согласно концепции его предыдущей книги, человек и есть такое «усовершенствованное животное». А еще, как подсказывает Википедия (одно из порождений «надбиологического разума»), сам 42-летний Харари — рьяный защитник прав животных; открытый гей и строгий веган. То есть, в каком-то смысле, сам человек того будущего, о котором он пишет.

25.05.2018

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Выбор шеф-редактора›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ