Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Решетов

Алексей Решетов. В этот день родились

3 апреля исполнилось бы 80 лет поэту Алексею Решетову, в смутную эпоху вернувшему лирике ее несуетное назначение

Текст и фото: Дмитрий Шеваров

В зимних сумерках я долго плутал во дворах на улице Малышева, пытаясь отыскать нужный мне дом. Все пятиэтажки-хрущевки похожи друг на друга как детдомовцы. Сейчас бы я не заблудился: на пятиэтажке под номером 152 «Б» теперь висит мемориальная табличка: «В этом доме с 1983 по 2002 год жил и работал выдающийся русский поэт Алексей Леонидович Решетов».
Автограф поэтаА тогда, пятнадцать лет назад, меня согрели с мороза чаем, и мы долго-долго говорили, перебирая дорогие имена, и казалось, что нет лучшего места для разговора о русской поэзии, чем эта тесная кухонка. А потом я ехал в Москву, устроившись поудобнее на верхней полке с решетовским сборником.


На Урал потомок русских офицеров и грузинских аристократов Алеша Решетов попал при трагических обстоятельствах.


В 1937 году отец будущего поэта, известный хабаровский журналист, был арестован по доносу и вскоре расстрелян. Мать, Нину Вадимовну, выгнали с работы, а в 38-м тоже арестовали. Полугодовалый Алеша и его двухлетний брат остались на руках у бабушки Ольги Александровны.
Перед отправкой в Казахстан Нине Вадимовне удалось выбросить из вагона письмо, это заметили охранники и даже поезд остановили, но письма не нашли и оно каким-то чудом дошло до бабушки Оли. А Нину Вадимовну отвезли в Караганду, а потом по этапу — в лагерь на Каму. Женщины-заключенные работали там на лесосплаве. Нина Вадимовна вспоминала позднее: «С севера сплавляли лес по Каме. Бревна вмерзали в лед. Мы их вырубали изо льда…»
В 1945 году бабушка привезла внуков в поселок строителей близ Соликамска, где Нину Вадимовну оставили на поселение. Через два года строителей Соликамскстроя, а вместе с ними и семью Решетовых перебросили в соседние Березники. Там Алексей окончил школу и горно-химический техникум. С тех пор (и на целых двадцать шесть лет) он — горный электромеханик на Березниковском калийном комбинате. Был награжден «Шахтерской славой» третьей степени.
portrety_v_02Один из самых значительных русских поэтов конца ХХ века, Алексей Решетов никогда не зарабатывал на хлеб литературой. Только, может быть, в ту недолгую пору, когда в середине 1980-х работал в Перми литконсультантом при местном отделении Союза писателей.


«Мы бомжи от поэзии…» — написал как-то Решетов. Их было не так уж мало — русских поэтов безусловного дарования, которых советская литература с радостью приняла бы «от станка» на свое довольствие, но они бежали заманчивой участи. Остались в механиках, сторожах, бухгалтерах, итээровских служащих.


Решетов, получивший первое признание как тонкий своеобычный лирик еще в начале шестидесятых, не покинул Урала, не отправился искать счастья на чужой стороне. Хотя, конечно, звали в дорогу. Была возможность прилепиться к одному поэтическому поколению, к другому. Но все агитпоезда Решетов проводил, наверное, тем сумрачно-смущенным взглядом, каким он смотрит на читателя с той фотографии, что помещена в книжке.


Издалека его судьба выглядит самоизоляцией. Или, по старинке говоря, — уединением.


Вдали от столичных искушений, моды, общественного поприща — тоже, можно сказать, романтика.
А на самом деле — совсем другая жизнь. Романтики в ней и со спичечный коробок не наберется.
При жизни Решетов получил лишь одну премию — имени Аркадия Гайдара, от пермской газеты «Звезда». Сто двадцать рублей. За границей никогда не был. Сборники его выходили редко. Одним из тех, кто поддерживал Решетова в трудное время, был Виктор Астафьев.
О себе он рассказывать не любил, ужасно смущался и уводил разговор к Пушкину или к своим товарищам-шахтерам. Один из них спас когда-то Решетова из-под завала, сказав: «Ну, теперь ты будешь жить вечно…»


Алексея Леонидовича Решетова не стало 29 сентября 2002 года.


РешетовТогда казалось неизбежным, что его читатели вскоре рассеются в кутерьме рыночных будней, а память о поэте ограничится вздохами немногих ценителей. Но произошло нечто удивительное. Молчаливые читатели Решетова оказались людьми решительных поступков, а не благих намерений. Друзья и земляки Алексея Леонидовича дело памяти не отложили до лучших времен, не доверили следующим поколениям. Шахтерская складчина решила дело без всяких президентских указов об увековечении.
В Березниках установили мемориальную доску на рудоуправлении, где с 1956 по 1982 год Алексей Решетов работал горным электромехаником. Вскоре в центре города появился и замечательный памятник поэту. Решетовский фестиваль поэзии в Березниках не только не увял, но стал событием всероссийского масштаба.

ИЗ СТИХОВ АЛЕКСЕЯ РЕШЕТОВА

«Поторопитесь, стоим только миг…»

Станция Жизнь.
Первозданный рассвет.
Звон колокольный.
На яблоньках — цвет.
Но утомленно
бубнит проводник:
— Поторопитесь, стоим только миг.

* * *
В. Астафьеву

Не плачьте обо мне. Я был счастливый малый.
Я тридцать лет копал подземную руду.
Обвалами моих друзей поубивало —
А я еще живу, еще чего-то жду.
Не плачьте обо мне. Меня любили девы.
Являлись по ночам, чаруя и пьяня
Не за мои рубли, не за мои напевы, —
И ни одна из них не предала меня.
Не плачьте обо мне. Я, сын врагов народа,
В тридцать седьмом году поставленных к стене,
В стране, где столько лет отсутствует свобода,
Я все еще живу — не плачьте обо мне.

* * *
Я был пацаном голопятым,
Но память навек сберегла,
Какая у нас в сорок пятом
Большая Победа была.
Какие стояли денёчки,
Когда, без вина веселя,
Пластинкой о синем платочке
Вращалась родная земля.

* * *

Мы в детстве были много откровенней.
— Что у тебя на завтрак? — Ничего.
— А у меня хлеб с маслом и вареньем.
Возьми немного хлеба моего…
Года прошли, и мы иными стали,
Теперь никто не спросит никого:
— Что у тебя на сердце? Уж не тьма ли?
Возьми немного света моего.

* * *

Пустой барак, пустая зона.
Ни слез, ни горя, ни костей.
Глядишь — и, вроде, нет резона
Корить за прошлое властей.
И кто мешал поэтам нервным
И пайку черную жевать,
И ногу с биркою фанерной
Шутливо ножкой называть?..

* * *

Нет детей у меня. Лишь стихи
Окружают меня, словно дети.
Но они и бледны, и тихи,
Не живут они долго на свете.
Дорогой, потерпи до утра,
Золотой, подожди до рассвета.
Завтра утром придут доктора.
Мы на дачу уедем на лето.
И опять, словно снег, черновик,
И перо, словно посох скрипучий,
И рука, как безумный старик,
И свеча, как звезда из-за тучи.

* * *
Последней спичкою в зубах не ковыряют:
Промерзнут до костей — костер и разожгут.
Последние слова на ветер не бросают,
Последние слова для Бога берегут.

* * *

Хлеб молоком запиваю.
Плачу, читая «Муму».
Сколько мне лет, забываю.
Кто я такой, не пойму.
Раз уже в детство вернуться
Я так нечаянно смог,
Где мое синее блюдце?
Где мой любимый свисток?
Где моя бабушка Оля?
Где моя милая мать?
Нет, из подземной неволи
Мне их сюда не зазвать.
В мире чудес не бывает.
Есть лишь бесхитростный бред,
Ежели кто-то впадает
В детство на старости лет.

* * *

Было время — люди мерли,
Каждый третий не дышал.
Но у многих ванька мокрый
Подоконник украшал.

Из-под минного завала,
Из пробитого хребта,
Поднималась, расцветала
Неземная красота.

И подвыпивший мазила
Жить пытался для людей
И свинцовые белила
Не жалел на лебедей.

И девчонки-малолетки
Не жалели кошелька
На помаду и танкетки,
Вместо хлебного куска.

И старушки у параши,
Только смолкнет стук сапог,
Вспоминали «Отче наш» и
Северянинский стишок.

* * *
Скажите, правители наши,
Пройдет ли в России разлад?
Одни из нас сеют и пашут,
Другие на нарах сидят.
А третьи под дудочку пляшут
И пишут, о чем им велят.

Ссылки по теме:
Строки дня. Алексей Решетов
Строки дня. Алексей Решетов
Строки дня. Алексей Решетов
Пролетарий пишущий

Просмотры: 1187
03.04.2017

Другие материалы проекта ‹В этот день родились›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ