Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Шведская домохозяйка в поисках автора

«Здесь была Бритт-Мари» — забавная и трогательная история о пожилой женщине, которая твердо знает разницу между «домом» и «жилплощадью»

Текст: Ася Петрова
Обложка предоставлена издательством

Здесь была Бритт МариФредрик Бакман. Здесь была Бритт-Мари. — М.: Синдбад. Перевод  Елены Тепляшиной

Ася-Петрова

Недавно во время одного телеэфира у меня спросили, какую современную иностранную книгу можно почитать в отпуске, так, чтоб не напрягаться, чтоб для души, понимаете ли. Часы тикали, эфирное время заканчивалось, и я чувствовала себя полной идиоткой, потому что в голову приходили только сложные или совсем экспериментальные вещи, та литература, которая мне интересна и которую я сама читаю. В итоге еле выкрутилась, назвав то ли Гавальду, то ли вообще подростковую книгу, в общем, села в лужу. Тогда я не была знакома с прозой Фредрика Бакмана.


Это забавная и трогательная история о пожилой женщине, которую муж бросил ради знойной молодки и которой пришлось искать работу в глухой шведской провинции.


Героиня Бритт-Мари тупая деревенщина, но добродетельная, принципиальная, искренняя. Больше всего на свете она ненавидит грязь и беспорядок, всё повторяет по сто раз, как моя бабушка, потому что уперта до невозможности, туповата, как выше было замечено, и не понимает законов мироздания. Она идеальная домохозяйка, понимающая разницу между «домом» и «жилплощадью»: «А вся разница на самом деле — в заботе. В том, чтобы были подставки под настоящие кофейные чашки, чтобы по утрам покрывало на кровати было натянуто так туго, что если, как говорит в шутку Кент своим знакомым, споткнешься о порог спальни, то «скорее сломаешь ногу о покрывало, чем об пол». Бритт-Мари терпеть не могла таких шуток. Цивилизованные люди поднимают ноги, переступая порог спальни. Неужели это так трудно? Быть людьми? Когда они с Кентом куда-нибудь уезжают, Бритт-Мари двадцать минут посыпает матрас пекарским порошком, прежде чем постелить покрывало. В пекарском порошке содержится сода, бикарбонат натрия, он впитывает грязь и влагу. По опыту Бритт-Мари, сода помогает почти от всего. Кент обычно ворчит, что они опоздают; тогда Бритт-Мари сдержанно складывает руки в замок на животе и отвечает: «Перед отъездом нужно обязательно застелить кровать. Что, если мы погибнем?» Несобственно прямая речь прекрасно передает характер персонажа.

Бритт-Мари не от мира сего, и этим она хороша. Собственно, с такой героиней можно делать всё, что душе угодно. Ее можно поместить в любые условия, перед ней можно поставить любые задачи, ей можно дать любых друзей, любых мужей. Она идеальная шахматная фигурка. Что же делает с ней Бакман? Он отправляет ее в некий Борг, поселок городского типа у обочины дороги. Именно так рассказчик описывает это место «у обочины дороги»: «Борг — это поселок у шоссе. Вежливый человек выразился бы о Борге именно так. Это не то место, которое «одно на миллион», скорее — «одно из миллиона». Здесь есть футбольное поле, которое закрыли, школа, которую закрыли, аптека, которую закрыли, винный магазин, который закрыли, такие же закрытые поликлиника, продуктовый магазин и торговый центр, а еще дорога, которая ведет из поселка в две стороны». Всё позакрывалось, всё разорилось. Ну прямо алтайская деревня. Даже не верится, что в Швеции есть такое захолустье. Одно из немногочисленные открытых заведений: молодежный центр. Туда и устраивается на работу Бритт-Мари.

Благодаря странной настырности в сочетании с придурковатостью Бритт-Мари быстро устанавливает связи и заводит друзей-знакомых: взять хотя бы бедную девушку из бюро по трудоустройству (твердолобая Бритт-Мари так уморила ее своей навязчивостью и разносолами, которые приготовила прямо на кухне для персонала, что девушка нашла для Бритт-Мари работу), или подростков Борга, или полицейского Свена, который сразу влюбился в новую жительницу глубинки.

Бритт-Мари то ли гостеприимна, то ли соблюдает правила этикета, но мальчишки-сорванцы из Борга частенько смотрят у нее футбол, угощаются ее стряпней, в конце концов — привязываются к ней.

Странная героиня работает в молодежном центре, но одновременно она как будто личный психолог, воспитатель для мальчишек из Борга, чьи родители в основном не отличаются ответственностью. Бритт-Мари бездетна и, возможно, поэтому без остатка отдает себя чужим детям, решает их проблемы, снимает с повестки дня конфликты, налаживает радостную правильную жизнь, где все одеты в чистую одежду и всем есть место за обеденным столом.

Не буду раскрывать микроконфликты, которые имеют место в романе, но довольно легко разрешаются, а лучше скажу вот что: в книге, которую можно было расцветить и наполнить юмором и приключениями (хотя бы маленькими), забавными деталями, настоящими отношениями (помимо отношений с детьми), может быть, даже каким-то детективным содержанием, автор упустил всё, что мог упустить. Скучный Борг; скучная Бритт-Мари, чьи реплики кажутся забавными в самом начале книги, но надоедают уже на пятой странице; блеклые персонажи, которым не слишком сопереживаешь; неудачный сюжетный поворот в конце, когда за Бритт-Мари приезжает раскаявшийся муж Кент и увозит героиню домой. Кажется, в этой книге не раскрыт ни один образ. Это раздражает, как и переводной текст. Местами ничего, а местами из-под топора.

В целом


я классифицирую книгу как вполне приятное, хоть и бессмысленное чтение.


И Бритт-Мари с ее твердолобостью, любовью к порядку, Бритт-Мари, никогда не видевшая города своей мечты, Парижа, сама по себе неплохое изобретение. Бывшая домохозяйка в поисках новой жизни — где-то мы такое уже видели, да? Только вот этой домохозяйке нужен другой автор. И тогда она непременно увидит Париж, а я смогу посоветовать читателям интересную легкую книгу.

Анна Гавальда. Антисекс в большом городе

Просмотры: 674
04.06.2018

Другие материалы проекта ‹Рецензии на книги›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ